Книга 1. Глава 8. Преподаватель Зельеварения

latest?cb=20160608130927

Текст главы

- Вон, смотри!
- Где?
- Рядом с длинным рыжим парнем.
- Который в очках?
- Видел его лицо?
- Видел его шрам?
Шёпот преследовал Гарри с того момента, как на следующий день он вышел из своей спальни. Ученики, стоявшие вдоль стен у классных комнат, вставали на цыпочки, чтобы взглянуть на него, или по несколько раз проходили мимо в коридорах, уставившись на него. Гарри хотелось, чтобы они этого не делали, потому что он пытался сосредоточиться на поиске дороги в кабинеты.
В Хогвартсе было сто сорок две лестницы: одни широкие и просторные; другие - узкие и шаткие; некоторые в пятницу вели не туда, куда обычно; а на некоторых посредине исчезали ступеньки, так что надо было не забывать вовремя через них перепрыгивать. И потом ещё были двери, которые не открывались, пока их вежливо об этом не попросишь, или пока не пощекочешь их в строго определённом месте. Были и такие двери, которые вовсе и дверьми не были, а были просто замаскированными стенами. Кроме того, было очень сложно запомнить, что где находится, потому что всё вокруг, казалось, непрерывно перемещалось. Люди на портретах постоянно ходили друг к другу в гости, а рыцарские доспехи, Гарри был абсолютно в этом уверен, могли ходить.
Привидения тоже не облегчали жизнь. Неприятным шоком был каждый раз, когда одно из них внезапно проскальзывало прямо сквозь дверь, которую ты пытался открыть. Почти Безголовый Ник всегда был рад указать новым гриффиндорцам нужное направление, но полтергейст Пивз был хуже двух запертых дверей и одной лестницы с подвохом, особенно если ты встречал его, когда опаздывал на занятия. Он сбрасывал на голову корзины для использованных бумаг, выдёргивал из-под ног коврики, кидался кусками мела или, будучи невидимым, подкрадывался сзади, а потом хватал за нос с воплем «ПОПАЛСЯ!»
Но ещё хуже Пивза, если такое вообще возможно, был смотритель замка, Аргус Филч. Гарри и Рон умудрились впасть к нему в немилость уже в самое первое утро. Филч застукал их в тот момент, когда они пытались открыть одну из дверей, которая к их несчастью, оказалась входом в запретный коридор на третьем этаже. Он не поверил, что они просто заблудились, уверенный в том, что они пытались проникнуть туда умышленно, и грозился запереть их в подземелье, но их выручил проходивший мимо профессор Квиррелл.
У Филча была кошка по имени Миссис Норрис: худое, серовато-коричневое существо с выпученными глазами-фонарями, точно такими же, как у Филча. Она патрулировала коридоры самостоятельно. Стоило чуточку в её присутствии нарушить правила, хоть немножечко заступить за запретную черту, она тут же уносилась за Филчем, и тот, тяжело дыша, появлялся несколькими секундами позже. Филч лучше, чем кто-либо (за исключением, разве что, близнецов Уизли) знал секретные коридоры школы и мог появиться с не меньшей внезапностью, чем любой из призраков. Все студенты ненавидели его, и самым заветным желанием многих было дать Миссис Норрис хорошего пинка.
А потом, когда нужный кабинет всё-таки был найден, начинались сами занятия. И вскоре Гарри понял, что магия не сводится к размахиванию палочкой и произнесению нескольких смешных слов.
Каждую среду, в полночь, они должны были в телескопы изучать ночное небо, заучивать названия различных звёзд и траектории планет. Три раза в неделю они отправлялись в теплицы позади замка на уроки Гербологии, которые вела маленькая коренастая волшебница - профессор Спраут. Там они учились ухаживать за странными растениями и грибами и узнавали, для чего их используют.
Самым скучным предметом, конечно же, была История Магии - единственный урок, преподавателем которого был призрак. Профессор Биннс был очень старым, когда заснул перед камином в учительской, а на следующее утро пришёл на занятия уже без тела. Биннс бубнил и бубнил, а они записывали имена и даты, путая Эмерика Злого с Уриком Странным.
Профессор Флитвик, преподаватель Чар, был крошечным волшебником, которому приходилось становиться на стопку книг, чтобы видеть класс из-за своей кафедры. В начале первого занятия он делал перекличку и, когда дошёл до Гарри, взволнованно пискнул и свалился под стол.
Профессор МакГонагалл же была совсем другой. Гарри оказался прав, когда подумал, что ей лучше не перечить. Строгая и умная, она произнесла наставительную речь сразу же на первом занятии:
- Трансфигурация - один из самых сложных и опасных видов магии, который вы будете изучать в Хогвартсе, - сказала она. - Любой, кто вздумает хулиганить на моих занятиях, покинет этот кабинет раз и навсегда. Я вас предупредила.
После этого она превратила свой стол в свинью и обратно. Все были крайне поражены и не могли дождаться, чтобы попрактиковаться самим, но вскоре поняли, что до превращения мебели в животных им ещё очень и очень долго. После длинного конспекта, каждому раздали по спичке, чтобы они попытались превратить их в иголки. К концу урока только Гермионе Грэйнджер удалось немного изменить спичку. Профессор МакГонагалл показала классу заострившуюся и покрывшуюся серебром спичку Гермионы и одарила её редкой улыбкой.
Все с нетерпением ждали занятий по Защите от Тёмных Искусств, но уроки Квиррелла оказались какой-то шуткой. Его кабинет насквозь пропах чесноком. Как все уверяли, он должен был отпугнуть вампира, которого профессор встретил в Румынии и боялся, что тот вот-вот может явиться за ним в замок. Тюрбан, по словам Квиррелла, подарил ему африканский принц в знак благодарности за то, что он избавил того от докучавшего зомби, но они сомневались, что это правда. Во-первых, когда Шеймус Финниган попросил рассказать, как Квиррелл сразил зомби, профессор покраснел и завёл разговор о погоде. А во-вторых, все заметили странный запах, исходивший от тюрбана - близнецы Уизли утверждали, что в нём тоже полно чеснока, чтобы защищать Квиррелла везде, куда бы он ни пошёл.
С огромным облегчением Гарри выяснил, что он не хуже, чем все остальные. Многие из учеников, как и он, были из маггловских семей и раньше понятия не имели, что они волшебницы и волшебники. Первокурсникам предстояло столько всего выучить, что даже такие, как Рон, не имели большого преимущества.
Пятница стала важным днём для Гарри и Рона. Они, наконец, сумели спуститься к завтраку в Большой Зал, ни разу не заблудившись.
- Что у нас сегодня? - спросил Гарри Рона, посыпая сахаром овсянку.
- Два урока Зельеварения со слизеринцами, - ответил Рон. - Снейп - глава Дома Слизерин. Говорят, они его любимчики - вот и посмотрим, так ли это.
- Жаль, что у МакГонагалл мы явно не любимчики, - сказал Гарри. Профессор МакГонагалл была главой Гриффиндора, но это не помешало ей задать им накануне огромное домашнее задание.
В этот момент прибыла почта. Гарри уже привык к этому, но первым утром немного испугался, когда в Большой Зал во время завтрака влетела добрая сотня сов, которые закружили над столами в поисках хозяев, а потом стали сбрасывать письма и посылки им на колени.
Хедвига пока ничего не приносила Гарри. Иногда она прилетала пощипать его за ухо и съесть кусочек тоста, а затем снова улетала спать обратно в совятню с другими школьными совами. Однако этим утром она, кружась, опустилась на стол между вазочкой с мармеладом и сахарницей и уронила в тарелку Гарри письмо, которое он без промедлений открыл.

Дорогой Гарри (было написано в письме очень корявым почерком),
Я знаю, что в пятницу после обеда у тебя нет занятий, поэтому приглашаю тебя к себе на чай часа в три.
Хочу узнать, как прошла твоя первая неделя. Пришли мне ответ с Хедвигой. Хагрид.

Гарри позаимствовал у Рона перо, написал на обратной стороне письма: «Да, с удовольствием, до встречи» - и снова отдал его Хедвиге.
Гарри повезло, что он предвкушал чаепитие с Хагридом, потому что урок Зельеварения оказался самым неприятным из всего того, что с ним до этого случалось.
На банкете по случаю начала учебного года у Гарри сложилось впечатление, что профессор Снейп его невзлюбил. К концу первого урока Зелий он понял, что ошибался. Снейп не просто невзлюбил Гарри - он его ненавидел.
Уроки Зельеварения проходили в одном из подземелий. Там было холоднее, чем во всём остальном замке, и было бы достаточно страшно и без склянок с плавающими в них заспиртованными животными, расставленными вдоль стен.
Снейп, как и Флитвик, начал свой урок с переклички, и, как и Флитвик, остановился, дойдя до имени Гарри.
- Ах, да, - сказал он мягко, - Гарри Поттер. Наша новая… знаменитость.
Драко Малфой и его дружки Крэбб и Гойл захихикали, прикрываясь ладонями. Снейп дошёл до конца списка и внимательно осмотрел класс. Его глаза были такими же чёрными, как у Хагрида, однако были вовсе лишены тепла: они были пусты и холодны, и потому наводили на мысль о тёмных туннелях.
- Вы здесь для того, чтобы изучить точную науку и тонкое искусство приготовления зелий, - начал он. Он говорил почти шёпотом, но все отчетливо слышали каждое его слово. Как и профессор МакГонагалл, Снейп обладал даром без малейших усилий сохранять в классе тишину. - Поскольку на моих занятиях не будет этих глупых размахиваний палочкой, то многие из вас могут усомниться в том, что это вообще магия. Я не ожидаю, что вы будете в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла с его мерцающими парами, изысканную силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая чувства… Я могу научить вас, как разлить по сосудам известность, приготовить славу и даже заткнуть пробкой смерть - если вы, конечно же, отличаетесь от того стада твердолобых тупиц, которых мне обычно приходится обучать.
Вслед за этой короткой речью продолжала висеть тишина. Гарри и Рон обменялись изумлёнными взглядами. Гермиона Грэйнджер уже ёрзала на краешке стула, готовая начать доказывать, что она не тупица.
- Поттер! - вдруг сказал Снейп. - Что я получу, если добавлю измельчённый корень златоцветника в настойку полыни?
Измельчённый корень чего в настойку чего? Гарри посмотрел на Рона. Тот выглядел таким же ошарашенным, каким он себя чувствовал; рука Гермионы взметнулась вверх.
- Я не знаю, сэр, - сказал Гарри.
Губы Снейпа искривились в усмешке.
- Так, так… Известность - это ещё далеко не всё.
Он оставил руку Гермионы без внимания..
- Попробуем ещё раз. Поттер, где бы вы стали искать, если бы я попросил вас принести мне безоар?
Гермиона вытянула руку настолько, насколько было возможно без того, чтобы встать со стула, но Гарри не имел ни малейшего представления о том, что такое безоар. Он старался не смотреть на Малфоя, Крэбба и Гойла, сотрясавшихся от хохота.
- Я не знаю, сэр.
- Даже и не подумали открыть книгу перед тем, как сюда приехать, не так ли, Поттер?
Гарри заставил себя не отводить взгляд от этих холодных глаз. Он просматривал свои учебники ещё у Дёрсли, но неужели Снейп ожидал, что он будет помнить наизусть каждое слово из учебника «Тысяча Волшебных Трав и Грибов»?
Снейп продолжал игнорировать трясущуюся в воздухе руку Гермионы.
- Поттер, а в чём разница между «клобуком монаха» и «волчьей отравой»?
На сей раз Гермиона встала, вытягивая руку к потолку подземелья.
- Я не знаю, - тихо сказал Гарри. - По-моему, Гермиона знает, так почему бы вам не спросить у неё?
Несколько человек засмеялись; Гарри поймал взгляд Шеймуса, и тот подмигнул ему. Снейп, однако, остался недоволен.
- Сядьте, - раздражённо сказал он Гермионе. - К вашему сведению, Поттер, из златоцветника и полыни делают настолько мощное снотворное зелье, что его называют Глотком Живой Смерти. Безоар - камень, взятый из желудка козы, и он спасёт вас от большинства ядов. А «клобук монаха» и «волчья отрава» - это одно и то же растение, известное также как аконит. И что же? Почему никто не записывает?
Все бросились доставать перья и пергамент. Перекрывая поднявшийся шум, Снейп сказал:
- И за вашу дерзость, Поттер, я снимаю с Гриффиндора один балл.
По мере того, как урок Зелий продолжался, положение гриффиндорцев не улучшилось. Снейп разбил всех на пары и дал им задание приготовить простое снадобье для лечения нарывов. Он расхаживал по классу в своём длинном чёрном плаще, наблюдая, как они взвешивают высушенную крапиву и размельчают клыки змеи. Он раскритиковал почти каждого, кроме Малфоя, который, судя по всему, ему нравился. Он как раз призывал всех посмотреть, как великолепно Малфой сварил рогатых слизней, когда облако ядовито-зелёного дыма и громкое шипение заполнили подземелье. Невилл каким-то образом умудрился расплавить котёл Шеймуса до бесформенной массы, а их зелье выливалось на каменный пол, прожигая дыры в обуви учеников. Уже через несколько секунд весь класс стоял на табуретах, в то время как Невилл, которого окатило зельем, когда плавился котёл, стонал от боли, а его руки и ноги быстро покрывались жуткими красными волдырями.
- Идиот! - прорычал Снейп, убирая пролитую жидкость одним взмахом палочки. - Полагаю, вы добавили иглы дикобраза до того, как сняли котёл с огня?
Невилл захныкал, когда волдыри начали вскакивать у него на носу.
- Отведите его в больничное крыло, - резко сказал Снейп Шеймусу. Затем он повернулся к Гарри и Рону, которые работали рядом с Невиллом.
- Вы… Поттер… почему вы не сказали ему не добавлять иглы? Думали, что, если он ошибётся, будете выглядеть лучше на его фоне? Из-за вас Гриффиндор лишается ещё одного балла.
Это было настолько несправедливо, что Гарри открыл рот, чтобы возразить, но Рон пнул его за котлом.
- Не нарывайся, - пробормотал. - Я слышал, что Снейп может сильно разозлиться.
Когда через час они поднимались по ступенькам из подземелья, Гарри не переставал думать, а настроение его резко упало. За первую неделю Гриффиндор лишили уже двух очков из-за него - за что Снейп его так возненавидел?
- Выше нос, - сказал Рон. - Снейп всегда снимает баллы из-за Фреда и Джорджа. Можно я пойду с тобой к Хагриду?
Без пяти три они вышли из замка и направились через территорию школы к опушке Запретного Леса, где находилась маленькая деревянная хижина Хагрида. Перед дверью стояли арбалет и пара галош.
Когда Гарри постучал, они услышали, как внутри кто-то начал отчаянно скрестись и оглушительно лаять. Затем раздался голос Хагрида:
- Назад, Клык… назад.
Большое заросшее волосами лицо Хагрида появилось в дверном проёме.
- Погодите, - сказал он. - Назад, Клык.
Он впустил их, изо всех сил удерживая за ошейник громадного чёрного датского дога. Внутри была только одна комната. С потолка свисали фазаны и ветчина, на открытом огне кипел медный чайник, а в углу стояла массивная кровать, застеленная лоскутным одеялом.
- Чувствуйте себя, как дома, - сказал Хагрид, отпуская Клыка, который сразу же подскочил к Рону и начал лизать его уши. Как и Хагрид, Клык был не таким грозным, каким казался на первый взгляд.
- Это Рон, - сказал Гарри Хагриду. Тот, тем временем, наливал кипяток в большой заварочный чайник и выкладывал кексы на тарелку.
- Ещё один Уизли, да? - сказал Хагрид, глядя на веснушки Рона. - Я полжизни потратил, отгоняя твоих братцев-близнецов от Леса.
О кексы Гарри и Рон чуть не сломали зубы, но притворились, что они им очень нравятся, и рассказывали Хагриду всё о своих первых уроках. Клык положил голову на коленку Гарри и обслюнявил ему всю мантию.
Гарри и Рон пришли в восторг, когда Хагрид назвал Филча «старым мерзавцем»:
- А эта его кошка, миссис Норрис… ух, хотел бы я познакомить её с Клыком. Знаете, как зайду в школу, она так бродит за мной повсюду по пятам. Не могу от неё отделаться. Это, не иначе, Филч её науськал.
Гарри рассказал Хагриду об уроке Снейпа. Как и Рон, Хагрид посоветовал Гарри не расстраиваться, потому что едва ли Снейп любил кого-то из своих студентов.
- Но, кажется, он меня по-настоящему ненавидит.
- Глупости, - сказал Хагрид. - С какой это стати?
И всё же Гарри показалось, что при этих словах Хагрид старался не встретиться взглядом.
- Как там твой брат Чарли? - спросил Хагрид Рона. - Мне он очень нравился - здорово ладил с животными.
Гарри задался вопросом, а не нарочно ли Хагрид сменил тему разговора. Пока Рон рассказывал Хагриду всё о работе Чарли с драконами, Гарри взял кусочек газеты, лежавший на столе под чехлом для чайника. Это была вырезка из «Ежедневного Пророка»:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ О ПРОНИКНОВЕНИИ В ГРИНГОТТС
Продолжается расследование попытки проникновения в банке Гринготтс, произошедшего 31 июля. Согласно широко распространённому мнению, это происшествие - дело рук тёмных волшебников или волшебниц, чьи имена пока неизвестны.
Сегодня гоблины Гринготтса заверили, что ничего не было похищено. Содержимое хранилища, которое интересовало грабителей, владелец забрал ранее в тот же день.
- Но мы не скажем вам, что там было, так что лучше не совать свой нос в наши дела, если не хотите неприятностей, - заявил сегодня гоблин-представитель Гринготтса.

Гарри вспомнил, как Рон говорил ему в поезде, что кто-то пробовал ограбить волшебный банк, но Рон не упомянул дату.
- Хагрид! - сказал Гарри. - Ограбление Гринготтса случилось в день моего рождения! Возможно, это произошло как раз тогда, когда мы там были!
На сей раз, вне всяких сомнений, Хагрид явно не хотел встречаться с Гарри взглядом. Он замычал и предложил ему ещё один кекс. Гарри снова прочитал заметку. Содержимое хранилища, которое интересовало грабителей, владелец забрал ранее в тот же день. Хагрид забрал что-то из хранилища семьсот тринадцать, если вообще можно было сказать, что он что-то забрал, взяв небольшой неопрятный свёрток. Было ли это то самое, что искали воры?
Когда Гарри и Рон шли назад в замок на ужин, их карманы были набиты кексами, от которых они из вежливости не смогли отказаться. Гарри думал, что ни один из уроков не дал ему столько пищи для размышления, как чаепитие с Хагридом. Выходит, Хагрид забрал свёрток как раз вовремя? Где он теперь? И знает ли Хагрид о Снейпе нечто такое, о чём не хочет рассказывать Гарри?

Гарри Поттер и Философский Камень
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License