Книга 1. Глава 16. Под люком

latest?cb=20160608131110

Текст главы

В будущем Гарри так до конца и не мог вспомнить, как он ухитрился сдать экзамены, если в любой момент ожидал, что Волдеморт ворвётся в кабинет. Но дни тянулись своим чередом, и без сомнения Пушок за закрытой дверью всё ещё был жив и здоров.

Стояла удушливая жара, особенно в большом классе, где они писали экзаменационные работы. Для экзамена им выдали специальные новые перья, которые были зачарованы Противосписывающим Заклинанием.

У них были и практические экзамены. Профессор Флитвик вызывал их в свой класс по одному и проверял, смогут ли они заставить ананас станцевать на столе чечётку. Профессор МакГонагалл принимала у них превращение мыши в табакерку - очки начислялись за красоту табакерки и снимались, если у неё оставались усы. Снейп заставил их понервничать, дыша в затылок, пока они пытались вспомнить, как делается Зелье Забывчивости.

Гарри делал всё, чтобы не обращать внимания на приступы боли во лбу, которые постоянно беспокоили его с момента путешествия в Лес. Невилл думал, что у Гарри тяжёлый случай экзаменационной лихорадки, потому что тот не мог спать, но правда заключалась в том, что Гарри просыпался от старого кошмара, который стал ещё хуже из-за появившейся в нём фигуры в капюшоне со стекающей по подбородку кровью.

Может, потому что они не видели то же, что и Гарри в Лесу, или потому что у них не было на лбу пылающего шрама, но Рон и Гермиона, казалось, не беспокоились так сильно о Камне, как Гарри. Мысль о Волдеморте, конечно, пугала их, но он являлся им во сне, и они были так заняты учёбой, что у них не оставалось времени на беспокойство о том, чем Снейп или кто-либо ещё могли заниматься.

Последним экзаменом у них была История Магии. Один час ответов на вопросы о тронутых старых колдунах, изобретавших самопомешивающиеся котлы, и они будут свободны, свободны на целую прекрасную неделю, пока не станут известны их результаты экзаменов. Когда призрак профессора Биннса сказал им положить перья и свернуть пергаменты, Гарри не мог не радоваться вместе с остальными.

- Это было легче, чем, я думала,- сказала Гермиона, когда они присоединились к толпе, вытекающей на солнечный двор. - Мне не нужно было учить о Кодексе Оборотней 1637 года или восстании Элфрика Жаждущего.

Гермиона всегда любила тщательно разбирать свои экзаменационные работы после сдачи, но Рон сказал, что ему от этого становится плохо, так что они побрели вниз к озеру и плюхнулись под деревом. Близнецы Уизли и Ли Джордан щекотали щупальца гигантского кальмара, который грелся на тёплом мелководье.

- Больше никакой учёбы, - счастливо вздохнул Рон, растягиваясь на траве. - Можно и повеселее, Гарри, у нас впереди целая неделя, перед тем как узнаем, как плохо мы справились, не надо пока волноваться.

Гарри потёр шрам на лбу.

- Хотел бы я знать, что это значит! - воскликнул он гневно. - Мой шрам продолжает болеть. Это и раньше случалось, но не так часто, как сейчас.

- Сходи к Мадам Помфри, - предложила Гермиона.

- Я не болен, - сказал Гарри. - По-моему, это предупреждение… это значит, что приближается опасность…

Но это не могло встревожить Рона, было слишком жарко.

- Гарри, расслабься, Гермиона права, Камень в безопасности пока рядом Дамблдор. В любом случае, у нас нет никаких доказательств, что Снейп узнал, как пройти мимо Пушка. Один раз ему чуть уже не откусили ногу, он не пойдёт туда снова так скоро. К тому же, скорее Невилл будет играть в Квиддич за Англию, чем Хагрид подведёт Дамблдора.

Гарри кивнул, но он не мог избавиться от затаившегося чувства, что он что-то забыл сделать, что-то важное. Когда он попытался объяснить это, Гермиона сказала:

- Это всё из-за экзаменов. Я проснулась прошлой ночью и пересмотрела половину записей по Трансфигурации, прежде чем я вспомнила, что мы уже сдали её.

Тем не менее, Гарри был полностью уверен, что тревожное чувство не имело ничего общего с занятиями. Гарри проследил за совой, летящей к школе через ярко-голубое небо, в её клюве была зажата записка. Хагрид был единственным, кто слал Гарри письма. Хагрид никогда не предаст Дамблдора. Хагрид никому никогда не расскажет, как пройти мимо Пушка… никогда… но…

Внезапно Гарри вскочил на ноги.

- Куда собрался? - сонно спросил Рон.

- Я просто подумал кое о чём, - сказал Гарри. Он побледнел. - Мы должны сейчас же пойти к Хагриду.

- Зачем? - пыхтела Гермиона, стараясь поспеть за Гарри.

- Ты не считаешь это немного странным, - сказал Гарри, карабкаясь по склону, поросшему травой, - что больше всего на свете Хагрид желает дракона, а тут находится незнакомец, у которого случайно оказывается в кармане яйцо? Сколько людей бродит с драконьим яйцом, если это противозаконно? И, конечно же, он находит Хагрида. Почему я не заметил этого раньше?

- О чём это вы? - спросил Рон, но Гарри, несясь в сторону леса, не ответил.

Хагрид сидел в кресле снаружи с закатанными штанинами и рукавами и чистил горох в большую миску.

- Привет, - он сказал, улыбаясь. - Кончились экзамены? Есть время отпраздновать?

- Давай, - сказал Рон, но Гарри оборвал его.

- Нет, мы спешим. Хагрид, хочу спросить тебя кое о чём. Помнишь ту ночь, когда ты выиграл Норберта? Как выглядел тот незнакомец, с которым ты играл в карты?

- Не знаю, - сказал Хагрид мимоходом, - он не снимал плаща.

Он глянул на ошеломлённую троицу и поднял брови.

- В этом нет ничего необычного, много странного народу в «Кабаньей Голове» бродит - это паб в деревне. Возможно, он был торговцем драконами. Я так и не увидел его лица, он не снимал капюшона.

Гарри присел возле миски с горохом:

- О чём вы разговаривали, Хагрид? Ты упоминал Хогвартс?

- Может, упоминал, - сказал Хагрид, нахмурившись в попытке что-нибудь вспомнить. - Да… он спросил, чем я занимаюсь, и я сказал ему, что я тут егерем работаю… Он поспрашивал немного, за какими существами я ухаживал… ну я и рассказал ему… и я сказал, что всегда очень хотел дракона… и тогда… Не очень хорошо помню, потому что он всё время ставил мне выпивку… Так… да, потом он сказал, что у него есть драконье яйцо, и можем сыграть на него, если я захочу… но он должен быть уверен, что я смогу управиться с ним, он не хотел чтобы дракон достался кому попало… И я сказал ему, после Пушка дракон не проблема…

- И он… заинтересовался Пушком? - спросил Гарри, стараясь сохранять спокойствие в голосе.

- Ну, да… сколько трёхголовых псов ты встречал, даже в Хогвартсе? Я так и сказал ему, Пушок не проблема, если знаешь, как успокоить его: немного музыки, он тут же уснёт…

Внезапно на лице Хагрида возник ужас:

- Я не должен был вам говорить этого! - выпалил он. - Забудьте, что я говорил! Эй, куда вы?

Гарри, Рон и Гермиона не сказали друг другу ни слова, пока не остановились в вестибюле, который показался очень холодным и мрачным после улицы.

- Мы должны пойти к Дамблдору, - сказал Гарри. - Хагрид рассказал тому незнакомцу, как пройти мимо Пушка, а в плаще был или Снейп, или Волдеморт - это не составило труда, как только он напоил Хагрида. Надеюсь, Дамблдор поверит нам. Фиренц сможет подтвердить, если Бейн не запретит ему. Где кабинет Дамблдора?

Они огляделись, словно надеялись увидеть знаки, указывающие нужное направление. Никто не говорил им, где обитает Дамблдор, и они не знали никого, кого бы отсылали к нему.

- Мы просто должны… - начал Гарри, но внезапно в вестибюле раздался голос.

- Что это вы здесь делаете?

Это была профессор МакГонагалл, в руках у которой была большая стопка книг.

- Мы бы хотели увидеть профессора Дамблдора, - сказала Гермиона смелее, чем могли подумать Гарри и Рон.

- Увидеть профессора Дамблдора? - повторила профессор МакГонагалл с таким видом, словно это было самое подозрительное, что можно было сделать. - Зачем?

Гарри сглотнул - и что теперь?

- Это вроде как секрет, - сказал он, но сразу пожалел, потому что у профессора МакГонагалл тут же вздулись ноздри.

- Профессор Дамблдор уехал десять минут назад, - сказала она холодно. - Он получил срочную сову из Министерства Магии и сразу же улетел в Лондон.

- Уехал? - неистово сказал Гарри. - Сейчас?

- Профессор Дамблдор великий колдун, Поттер, его время нарасхват…

- Но это очень важно.

- То, что вы хотите сказать, важнее, чем Министерство Магии, Поттер?

- Послушайте, - сказал Гарри, отбрасывая осторожность, - профессор… это на счёт Философского Камня…

Чего бы ни ожидала профессор МакГонагалл, это было не то. Книги, которые она держала, выпали из её рук, но она не стала поднимать их.

- Как вы узнали?.. - выпалила она.

- Профессор, я думаю… я знаю… что Сн… что кто-то собирается украсть Камень. Я должен поговорить с профессором Дамблдором.

Она посмотрела на них со смесью потрясения и подозрительности.

- Профессор Дамблдор будет завтра, - наконец, сказала она. - Я не знаю, как вы узнали о Камне, но будьте уверены, никто не сможет его украсть, он слишком хорошо защищён.

- Но профессор…

- Поттер, я знаю, о чём говорю, - резко сказала она. Она наклонилась и собрала упавшие книги. - Лучше идите на улицу и погрейтесь на солнышке.

Но они не пошли.

- Сегодня, - сказал Гарри, когда был уверен, что профессор МакГонагалл их не услышит. - Снейп спустится под люк сегодня. Он узнал всё, что ему было надо, и теперь он убрал с дороги Дамблдора. Это он послал записку, спорим, в Министерстве Магии сильно удивятся, когда Дамблдор появится там.

- Но что мы можем…

Гермиона ахнула. Гарри и Рон обернулись.

Там стоял Снейп.

- Добрый день, - сказал он вкрадчиво.

Они уставились на него.

- Не следует вам оставаться с помещении в такой день, - сказал он со странной искривлённой улыбкой.

- Мы… - начал Гарри, не зная, что сказать.

- Вам надо быть осторожнее, - сказал Снейп. - Слоняетесь с таким видом, что люди могут подумать, вы что-то замышляете. А Гриффиндор не может больше позволить себе терять баллы, верно?

Гарри вспыхнул. Они повернули к выходу, но Снейп окликнул их.

- Предупреждаю, Поттер… ещё одно ночное путешествие, и я лично добьюсь, чтобы вас исключили. Всего доброго.

И он зашагал в сторону учительской.

Снаружи на каменных ступеньках, Гарри повернулся к Рону и Гермионе.

- Так, вот что мы сделаем, - горячо зашептал он. - Один из нас будет следить за Снейпом - караулить возле учительской и следовать за ним, если он покинет её. Гермиона, лучше этим заняться тебе.

- Почему мне?

- Это же очевидно, - сказал Рон. - Ты можешь притвориться, что ждёшь профессора Флитвика. - И он заговорил высоким голосом. - О, профессор Флитвик, я так волнуюсь, мне кажется, я допустила ошибку в вопросе «четырнадцать б»…

- Да заткнись ты, - сказала Гермиона, но согласилась пойти присмотреть за Снейпом.

- А нам лучше стоять возле коридора на третьем этаже, - сказал Гарри Рону. - Пошли.

Но эта часть плана не сработала. Как только они достигли двери, отделяющей Пушка от всей школы, снова появилась профессор МакГонагалл и на этот раз она вышла из себя.

- Видимо, вы думаете, что мимо вас труднее пройти, чем через множество заклинаний! - бушевала она. - Довольно этого вздора! Если я узнаю, что вы снова приблизились к этому месту, я сниму ещё пятьдесят баллов с Гриффиндора! Да, Уизли, с моего собственного Дома!

Гарри и Рон вернулись в гостиную, Гарри успел только сказать: «По крайней мере, Гермиона следит за Снейпом», когда открылся портрет Толстой Дамы, и вошла Гермиона.

- Прости, Гарри! - запричитала она. - Снейп вышел и спросил, что я делаю, тогда я сказала, что жду профессора Флитвика, и Снейп пошёл за ним, и мне оставалось только уйти, и я не знаю, куда он теперь пошел.

- Что, теперь всё? - сказал Гарри.

Рон и Гермиона посмотрели на него. Он был бледен, его глаза блестели.

- Сегодня ночью я попытаюсь добраться до Камня первым.

- Да ты с ума сошёл! - сказал Рон.

- Нельзя! - сказала Гермиона. - После того, что сказали МакГонагалл и Снейп? Тебя исключат!

- НУ И ЧТО? - закричал Гарри. - Вы что, не понимаете? Если Снейп завладеет Камнем, Волдеморт вернётся! Вы разве не слышали, как это было, когда он пытался захватить власть? Не будет больше Хогвартса, из которого можно будет исключать! Он сравняет его с землёй, или сделает из него школу Тёмных Искусств! Неужели вы не понимаете, что потеря каких-то очков больше не имеет значения? Вы думаете, что он оставит вас и ваши семьи в покое, если Гриффиндор выиграет Кубок Школы? Если меня поймают прежде, чем я доберусь до Камня, мне придётся вернуться к Дёрсли и ждать, пока Волдеморт не найдёт меня там, что значит, я умру чуточку позже, чем могу, потому что я никогда не перейду на Тёмную Сторону! Я залезу в этот люк, и ничего, что бы вы мне ни сказали, не остановит меня! Волдеморт убил моих родителей, помните?

Он пристально смотрел на них.

- Ты прав, Гарри, - сказала Гермиона тихим голосом.

- Я использую Плащ-Невидимку, - сказал Гарри. - Хорошо, что я получил его назад.

- Но укроет ли он всех нас троих? - спросил Рон.

- Нас… троих?

- Ой, да ладно тебе! Не думал же ты, что мы отпустим тебя одного?

- Конечно, нет, - сказала Гермиона оживлённо. - Как ты думаешь добраться до Камня без нас? Я лучше пойду и полистаю книги, может, найдётся что-нибудь полезное…

- Но если нас поймают, то вас тоже исключат.

- Только через мой труп, - мрачно сказала Гермиона. - Флитвик сказал мне по секрету, что я набрала сто двенадцать процентов на его экзамене. Они не выкинут меня после этого.

*

После ужина они, нервничая, втроём сидели в гостиной в стороне от всех. Их никто не беспокоил; ведь гриффиндорцам больше нечего было сказать Гарри. Это был первый вечер, когда он не был этим расстроен. Гермиона бегло просматривала свои записи в надежде наткнуться на заклинания, через которые они собирались прорываться. Гарри и Рон почти не говорили. Каждый из них думал о том, что им предстояло.

Гостиная медленно пустела, по мере того, как люди ложились спать.

- Надо бы взять Плащ, - пробормотал Рон, когда гостиную, потягиваясь и зевая, наконец-то покинул Ли Джордан. Гарри взбежал по лестнице в тёмную спальню. Он вытащил Плащ, и тогда его взгляд упал на флейту, подаренную ему Хагридом на Рождество. Он засунул её в карман, чтобы использовать для Пушка - он был не в настроении петь.

Он спустился назад в гостиную.

- Нам лучше надеть Плащ здесь и убедиться, что он скрывает нас троих - если при обходе Филч заметит ногу, гуляющую саму по себе…

- Что это вы делаете? - раздался голос из угла комнаты. Невилл появился из-за спинки кресла, сжимая жабу Тревора, который, по видимому, сделал очередную попытку обрести свободу.

- Ничего, Невилл, ничего, - сказал Гарри, поспешно пряча Плащ за спиной.

Невилл уставился на их виноватые лица.

- Вы опять собираетесь гулять по школе, - сказал он.

- Нет-нет, - сказала Гермиона. - Нет, мы не собираемся. Почему бы тебе не пойти спать, Невилл?

Гарри посмотрел на напольные часы рядом с выходом. Они не моли позволить себе больше терять время, возможно Снейп в это время уже усыплял музыкой Пушка.

- Вы не должны разгуливать, - сказал Невилл, - вас снова поймают. У Гриффиндора будет ещё больше неприятностей.

- Ты не понимаешь, - сказал Гарри, - это важно.

Но Невилл очевидно был полон решимости сделать что-то отчаянное.

- Я не позволю вам сделать это, - сказал он, поспешив перекрыть выход. - Я… Я буду драться!

- Невилл, - взорвался Рон, - отойди от дыры и не будь идиотом…

- Не называй меня идиотом! - сказал Невилл. - По-моему, с вас уже довольно нарушений! И это ты сказал мне давать отпор людям.

- Да, но не нам, - сказал Рон в раздражении. - Невилл ты не знаешь, что творишь.

Он сделал шаг вперёд, и Невилл уронил Тревора, который ускакал с глаз долой.

- Ну давай, пробуй, ударь меня! - сказал Невилл поднимая кулаки. - Я готов!

Гарри повернулся к Гермионе.

- Сделай что-нибудь, - сказал он отчаянно.

Гермиона шагнула вперёд.

- Невилл, - сказала она, - я действительно очень сожалею об этом.

Она подняла свою палочку.

- Петрификус Тоталус! - прокричала она, направив палочку на Невилла.

Руки Невилла вытянулись по швам. Его ноги словно слиплись. Его тело стало негнущимся, он качнулся на месте и затем упал, как бревно, лицом вниз.

Гермиона подбежала, чтобы перевернуть его. Челюсти Невилла были сжаты, так что он не мог говорить. Только глаза двигались, глядя на них с ужасом.

- Что ты сделала с ним? - прошептал Гарри.

- Это Проклятье Оков-Всего-Тела, - сказала Гермиона несчастно. - О, Невилл, прости меня.

- Мы должны, Невилл, нет времени на объяснения, - сказал Гарри.

- Ты потом поймёшь, Невилл, - сказал Рон, перешагивая через него и натягивая Плащ-Невидимку.

Но обездвиженный Невилл, лежащий на полу, казался дурным предзнаменованием. В их взвинченном состоянии каждая тень от статуи выглядела как Филч, каждое далёкое дуновение ветра звучало, словно Пивз летел прямо на них. Находясь у подножья первого пролёта, они увидели Миссис Норрис, крадущуюся чуть выше.

- О, давай пнём её, всего разочек, - Рон прошептал Гарри в ухо, но Гарри покачал головой. Когда они осторожно поднимались мимо неё, Миссис Норрис посмотрела в их сторону своим светящимся взглядом, но ничего не сделала.

Они больше никого не встретили по дороге, пока не достигли лестницы, ведущей к коридору на третьем этаже. Пивз качался в воздухе на их пути, распуская ковёр, чтобы об него спотыкались люди.

- Кто здесь? - сказал он внезапно, когда они поравнялись с ним. Он сузил свои злые чёрные глазки. - Знаю, что ты здесь, даже если не вижу. Ты упырьчик, или привиденьице, или мелкий тварюга-ученик?

Он поднялся в воздух и стал парить там, косясь на них.

- Я должен позвать Филча, должен, если что-то ползает вокруг невидимое.

В голову Гарри внезапно пришла идея.

- Пивз, - сказал он хриплым шёпотом, - у Кровавого Барона есть свои причины оставаться невидимым.

Пивз чуть не упал от шока. Он во время очнулся и завис в футе от ступенек.

- Прошу прощения, ваше кровейшество, мистер Барон, сэр, - он сказал слащаво. - Моя ошибочка, моя… Не увидел… Конечно, не увидел, вы же невидимы… Простите старину Пивзи за его маленькую шутку, сэр.

- У меня здесь дело, Пивз, - прохрипел Гарри. - Держись подальше от этого места сегодня ночью.

- Буду, сэр, обязательно буду, - сказал Пивз, снова взмывая в воздух. - Желаю успеха в вашем деле, Барон. Я не побеспокою вас.

И он быстро удалился.

- Гениально, Гарри! - прошептал Рон.

Несколькими секундами позже он были на месте: перед дверью в коридор третьего этажа… но дверь уж была приоткрыта.

- Ну вот, - Гарри сказал тихо. - Снейп уже прошёл мимо Пушка.

Вид открытой двери, казалось, заставил их задуматься о том, что ожидало их впереди. Не снимая Плаща, Гарри повернулся к друзьям.

- Если хотите вернуться, я не буду винить вас, - сказал он. - Вы можете взять Плащ, он мне больше не нужен.

- Не глупи, - сказал Рон.

- Мы идём, - сказала Гермиона.

Гарри толкнул дверь.

Как только скрипнула дверь, низкое, грохочущее рычание донеслось до их ушей. Все три собачьих носа бешено сопели в их сторону, хотя она их и не видела.

- Что это возле её ног? - прошептала Гермиона.

- Похоже на арфу, - сказал Рон. - Должно быть, её Снейп оставил.

- Наверное, она просыпается сразу, как только перестаёшь играть, - сказал Гарри. - Ну что ж, поехали…

Он приложил флейту Хагрида к губам и дунул. Это не было особо мелодичным, но с первой ноты глаза твари начали закрываться. Гарри почти не переводил дыхание. Постепенно рычанье пса стихло, он зашатался на лапах и упал на колени, потом плюхнулся на пол и заснул.

- Не останавливайся, - Рон предупредил Гарри, как только они выскользнули из-под Плаща и двинулись осторожно к люку.

Когда они достигли огромных голов, они ощутили горячее, зловонное дыхание пса.

- Думаю, мы сможем открыть люк, - сказал Рон, заглядываю за пса. - Хочешь пойти первой, Гермиона?

- Нет.

- Ладно, - Рон стиснул зубы и аккуратно перешагнул через лапы пса. Он нагнулся и потянул за кольцо - люк открылся.

- Что ты видишь? - спросила тревожно Гермиона.

- Ничего… только темноту… здесь нет лестницы, нам придётся прыгать.

Гарри, продолжавший играть на флейте, махнул Рону, чтобы привлечь его внимание, и указал на себя.

- Хочешь пойти первым? Уверен? - спросил Рон. - Не представляю, насколько здесь глубоко. Дай флейту Гермионе, чтобы пёс продолжал спать.

Гарри передал флейту. В течение нескольких секунд тишины пёс начал ворчать и подёргиваться, но как только Гермиона заиграла, он опять уснул.

Гарри перелез через пса и посмотрел вниз. Никакого намёка на дно.

Он стал опускаться в дыру, пока не повис на одних пальцах. Тогда он глянул на Рона и сказал:

- Если что-нибудь случиться со мной, не прыгайте следом. Идите сразу в совятню и шлите Хедвигу Дамблдору. Хорошо?

- Ладно, - сказал Рон.

- Увидимся через минуту, надеюсь…

И Гарри разжал руки. Холодный, сырой воздух проносился мимо него, пока он падал, падал, падал и…

ПЛЮХ. Со странным, глухим звуком он приземлился на что-то мягкое. Он сел и стал шарить вокруг: его глаза ещё не привыкли к мраку. Было такое ощущение, что он сидел на каком-то растении.

- Всё в порядке! - он прокричал вверх просвету размером с почтовую марку. - Тут мягко, можете прыгать!

Рон сразу же прыгнул следом. Он приземлился, растянувшись рядом с Гарри.

- Что это за штука? - были его первые слава.

- Не знаю, какое-то растение. Наверное, оно здесь, чтобы смягчить падение. Давай Гермиона!

Отдалённая музыка стихла. Раздался громкий собачий лай, но Гермиона уже прыгнула. Она приземлилась с другой стороны Гарри.

- Должно быть, мы находимся на несколько миль под школой, - сказала она.

- Как нам повезло, что здесь это растение, - сказал Рон.

- Повезло? - взвизгнула Гермиона. - Посмотрите на себя!

Она вскочила и пробилась к сырой стене. Ей пришлось пробиваться, потому что в тот момент, как она приземлилась, растение начало обвиваться вокруг её лодыжек, словно смееподобные щупальца. Что же до Гарри и Рона, они и не заметили, как их ноги уже крепко связали ползучие ветки.

Гермиона ухитрилась освободиться прежде, чем растение смогло покрепче схватить её. Теперь она с ужасом наблюдала, как мальчишки пытались сорвать с себя ветки, но чем больше они напрягали силы, тем крепче и быстрее наматывалось на них растение.

- Не двигайтесь! - приказала им Гермиона. - Я знаю, что это - это Дьявольские Силки!

- О, я так рад, что мы знаем, как это называется, это очень нам поможет, - прорычал Рон, отклоняясь назад, чтобы не дать растению обвиться вокруг шеи.

- Заткнись, я пытаюсь вспомнить, как уничтожить его! - сказала Гермиона.

- Тогда поторопись, я не могу дышать! - выдохнул Гарри, борясь с дьявольским силком, который обвился вокруг его груди.

- Дьявольские Силки, Дьявольские Силки … что говорила профессор Спраут? Они любят темноту и сырость…

- Так зажги огонь! - Гарри задыхался от удушья.

- Да… конечно… но здесь нет дерева, - вскричала Гермиона, заламывая руки.

- ТЫ С УМА СОШЛА? - заорал Рон. - ТЫ ВЕДЬМА ИЛИ КТО?

- А, точно! - сказала Гермиона, выхватила свою палочку, взмахнула ею, пробормотала что-то и направила на растение струю такого же ярко-синего пламени, какое она использовала на Снейпе. За какие-то секунды двое мальчишек почувствовали, как хватка растения ослабла, когда оно стало отползать от света и тепла. Изгибаясь и молотя по воздуху, Дьявольские Силки разматывались, и ребята наконец-то смогли вырваться на свободу.

- Как хорошо, что ты слушаешь на Гербологии, Гермиона, - сказал Гарри, когда они присоединились к ней у стены, утирая пот с лица.

- Да уж, - сказал Рон, - и хорошо, что Гарри не теряет голову в кризисных ситуациях - «здесь нет дерева», скажите пожалуйста.

- Сюда, - сказал Гарри, указывая на уходящий вниз каменный проход, который был единственной дорогой вперёд.

Всё, что они могли слышать кроме своих шагов, был лёгкий звук капающей воды, стекающей со стен. Проход спускался вниз, и это напомнило Гарри Гринготтс. Его сердце чуть не ушло в пятки, когда он вспомнил о драконах, сторожащих хранилища в волшебном банке. Если они встретят дракона, взрослого дракона - и с Норбертом было достаточно проблем…

- Вы ничего не слышите? - прошептал Рон.

Гарри прислушался. Мягкий шелест и позвякивание, казалось, впереди раздавались какие-то звуки.

- Как думаете, это привидение?

- Не знаю… звучит, как крылья.

- Впереди свет… Я вижу, как что-то движется.

Они достигли конца прохода и увидели перед собой ярко освящённый зал, потолок изгибался высоко над головой. Зал был полон маленьких сверкающих птичек, которые порхали повсюду, переворачиваясь в воздухе. На противоположной стороне зала была массивная деревянная дверь.

- Как думаешь, они нападут на нас, если мы будем переходить через зал? - спросил Рон.

- Возможно, - сказал Гарри. - Они не выглядят опасными, но, я думаю, если они бросятся вниз все разом… ладно, выбора нет… Я побежал.

Он глубоко вдохнул и, прикрыв лицо руками, рванул через зал. Он ожидал в любую секунду почувствовать, как впиваются в него клювы и когти, но ничего не произошло. Он достиг двери невредимым. Он потянул за ручку, но дверь была закрыта.

Подошли Рон и Гермиона. Они дёргали и толкали дверь, но она не сдвинулась, даже когда Гермиона испробовала заклинание Алохомора.

- Что теперь? - спросил Рон.

- Эти птицы… они же не могут быть здесь просто для красоты, - сказала Гермиона.

Они смотрели на птиц, летающих над головами, сверкающих… сверкающих?

- Это не птицы! - внезапно сказал Гарри. - Это ключи! Крылатые ключи - приглядитесь. Это означает… - он оглядел зал, пока Рон и Гермиона щурились на стаю ключей. - Точно - смотрите! Мётлы! Мы должны поймать ключ, походящий к двери!

- Но их сотни!

Рон рассмотрел замок.

- Нам нужен большой, старомодный ключ, возможно серебряный, как ручка.

Каждый схватил по метле и оттолкнулся от земли, поднимаясь прямо в середину тучи ключей. Они ловили и хватали, но заколдованные ключи бросались в сторону и ныряли так быстро, что было почти невозможно поймать хоть один ключик.

Однако, Гарри не зря был самым молодым Ловцом за последний век. У него был талант замечать предметы, которые не видели другие люди. После минуты метаний в вихре радужных перьев, он заметил большой серебряный ключ, у которого было погнуто крыло, словно ключ уже был один раз пойман и грубо вставлен в замочную скважину.

- Этот! - он прокричал остальным. - Этот большой… там… нет, там… со светло-голубыми крыльями… у которого смяты перья на одном крыле.

Рон ринулся со всей скоростью в направлении, которое указал Гарри, врезался в потолок и, чуть было, не свалился с метлы.

- Мы должны окружить его! - прокричал Гарри, не сводя глаз с ключа с повреждённым крылом. - Рон, заходи сверху. Гермиона, оставайся внизу и не давай ему спускаться. Я попытаюсь поймать его. Сейчас!

Рон нырнул, Гермиона взлетела вверх, ключ увернулся от них обоих, и Гарри рванул за ним, ключ помчался в направлении стены, Гарри нагнулся вперёд и с неприятным хрустом пригвоздил его к камню одной рукой. Ликующие крики Рона и Гермионы эхом разнеслись по всему залу.

Они быстро приземлились, и Гарри побежал к двери, ключ бился в его руке. Гарри запихнул ключ в замок и повернул - это сработало. В тот самый момент, когда замок с щелчком открылся, ключ снова взлетел, он выглядел теперь более помятым, так как был пойман дважды.

- Готовы? - спросил Гарри у Рона и Гермионы, держа руку на дверной ручке.

Они кивнули. Гарри открыл дверь.

В следующем зале было так темно, что они ничего могли видеть. Но как только они вошли в него, внезапно свет залил всё помещение, открыв ошеломительный вид.

Они стояли на краю огромной шахматной доски, за чёрными, высокими шахматными фигурами, высеченными из чего-то похожего на чёрный камень. Напротив, на другом конце зала, стояли белые фигуры. Всех троих пробрала лёгкая дрожь - возвышающиеся белые фигуры не имели лиц.

- Что теперь будем делать? - прошептал Гарри.

- Это же очевидно, - сказал Рон. - Нам нужно играть, чтобы пройти через зал.

За белыми фигурами виднелась ещё одна дверь.

- Я думаю, - сказал Рон, - мы должны стать шахматными фигурами.

Он подошёл к чёрному рыцарю и прикоснулся к коню. Сразу камень ожил. Конь ударил копытом, и рыцарь повернул голову, закованную в шлем, и посмотрел на Рона.

- Мы… э… должны присоединиться к вам, чтобы пройти?

Чёрный рыцарь кивнул. Рон повернулся к Гарри и Гермионе.

- Надо подумать, - сказал он. - Думаю, мы должны встать вместо трёх чёрных фигур…

Гарри и Гермиона стояли тихо, глядя на думающего Рона. Наконец он сказал:

- Не обижайтесь, но вы оба не так уж хорошо играете в шахматы…

- Мы не обижаемся, - быстро сказал Гарри. - Просто скажи, что нам делать.

- Хорошо, Гарри, ты займёшь место этого слона, а ты, Гермиона, становись вместо ладьи.

- А ты?

- Я буду конём, - сказал Рон

Похоже, фигуры всё слышали, потому что после слов Рона конь, слон и ладья развернулись спиной к белым фигурам и сошли с доски, оставив пустыми три клетки, которые заняли Гарри, Рон и Гермиона.

- Белые всегда делают первый ход, - сказал Рон, посмотрев через доску. - Да, смотрите…

Белая пешка сдвинулась вперёд на две клетки.

Рон начал отдавать команды чёрным фигурам. Они молча двигались, куда отправлял их Рон. У Гарри тряслись коленки. Что, если они проиграют?

- Гарри, сдвинься по диагонали на четыре клетки вправо.

Они испытали первый настоящий шок, когда был взят их второй конь. Белый ферзь сбил его с ног и оттащил за край доски, где тот лежал, не двигаясь, лицом вниз.

- Мне пришлось, - сказал Рон, выглядя потрясённым. - Теперь ты можешь взять того слона, Гермиона, давай.

Каждый раз, когда они теряли свою фигуру, белые действовали безжалостно. Скоро вдоль стены выросла куча безвольных чёрных фигур. Дважды Рон чуть было не пропустил момент, когда Гарри и Гермиона были под ударом. Сам он метался по всей доске, захватывая почти столько же фигур, сколько они теряли.

- Мы почти у цели, - внезапно пробормотал он. - Дай-ка подумать.

Белый ферзь повернул своё пустое лицо в его сторону.

- Да… - сказал Рон тихим голосом, - Это единственный выход… Я должен быть взят.

- НЕТ! - закричали Гарри и Гермиона.

- Это шахматы! - сказал резко Рон. - Здесь приходится чем-то жертвовать! Я сделаю ход, и он меня срубит, это даст тебе возможность, Гарри, объявить мат королю.

- Но…

- Ты хочешь остановить Снейпа или нет?

- Рон…

- Слушайте, если вы не поторопитесь, то он доберётся до Камня!

Другого выбора у них не было.

- Готовы? - крикнул Рон, его лицо было бледным, но решительным. - Я начинаю… и не задерживайтесь, как выиграете.

Рон сделал ход, и белый ферзь атаковал. Он ударил Рона по голове каменной рукой, и Рон рухнул на пол - Гермиона закричала, но осталась на своей клетке - белый ферзь оттащил Рона в сторону. Кажется, он был без сознания.

Дрожа, Гарри сдвинулся на три клетки влево по диагонали.

Белый король снял корону и бросил её к ногам Гарри. Они выиграли. Шахматные фигуры расступились, открыв дорогу к двери, и поклонились. Бросив на Рона последний отчаянный взгляд, Гарри и Гермиона прошли через дверь в следующий проход.

- Что если он?..

- С ним будет всё хорошо, - сказал Гарри, пытаясь уговорить самого себя. - Как ты думаешь, что у нас впереди?

- Мы справились с Дьявольским Силком Спраут; Флитвик, должно быть, наложил заклятье на ключи; МакГонагалл трансформировала шахматные фигуры; значит, остались заклинания Квирелла и Снейпа.

Они достигли ещё одной двери.

- Ну? - прошептал Гарри

- Давай.

Гарри открыл дверь.

Отвратительная вонь заполнила их ноздри, заставив обоих натянуть мантии на нос. Сквозь выступившие слёзы они увидели перед собой распростёртого на полу тролля гораздо больше того, с которым они имели дело, находящегося без сознания, с кровавой шишкой на голове.

- Рад, что нам не пришлось с ним сражаться, - прошептал Гарри, когда они осторожно перешагивали через его огромную ногу. - Быстрее, я не могу дышать.

Он открыл следующую дверь, оба едва находили смелости посмотреть, что их ждёт дальше - но там не было ничего пугающего, просто стол с семью различными бутылочками, стоящими в ряд.

- Это работа Снейпа, - сказал Гарри. - Что надо сделать?

Они перешагнули порог, и сразу вспыхнуло пламя позади их на пути к дверям. Это был не обычный огонь, а фиолетовый. В тоже мгновение чёрное пламя вспыхнуло на пути к двери, ведущей дальше. Они были в ловушке.

- Смотри! - Гермиона схватила бумажный свиток, лежавший рядом с бутылками. Гарри заглянул ей через плечо, чтобы прочитать:

Пусть сзади безопасность - опасность впереди,
Помогут вам лишь двое, должны вы их найти.
Один из нас позволит продвинуться вперёд,
Другой того, кто выпьет, обратно проведёт.
И в двух ещё налито крапивное вино,
И трое яд содержат, но выбрать всё равно
Придётся, если вечность здесь провести не в мочь.
Дадим мы вам подсказки, чтоб в выборе помочь.
Во-первых, знать полезно, где яд, здоровья для.
Его всегда найдёте вы слева от вина.
А, во-вторых, различны два зелья по краям,
Вперёд идёте? Значит, нужны они не вам.
Имеет, в-третьих, разный размерчик всяк сосуд,
Но ни гигант, ни карлик вам смерти не несут.
И наконец, в-четвёртых, - мотайте же на ус -
Вторые слева-справа тождественны на вкус.

Гермиона глубоко вздохнула, и Гарри с удивлением увидел, что она улыбается, что он сам сделал бы в последнюю очередь.

- Отлично, - сказала Гермиона. - Это не магия - это логика - головоломка. У многих великих волшебников нет ни капли логики, они бы застряли здесь навечно.

- Но и мы тоже.

- Конечно, нет, - сказала Гермиона, - Всё, что нам надо, написано здесь. Семь бутылочек: в трёх яд, в двух вино, одна даст возможность пройти безопасно через чёрное пламя, и одна - назад через фиолетовое.

- Но как мы узнаем, какую пить?

- Дай мне минуту.

Гермиона перечитала свиток несколько раз. Затем она стала ходить туда сюда вдоль ряда бутылочек, что-то бормоча сама себе и указывая на бутылочки. Наконец она хлопнула в ладоши.

- Есть, - сказала она, - Самая маленькая бутылочка проведёт нас через чёрное пламя прямо к Камню.

Гарри посмотрел на крошечную бутылочку.

- Здесь только на одного из нас, - сказал. - Всего один глоток.

Они посмотрели друг на друга.

- Которая ведёт через фиолетовое пламя?

Гермиона указала на пузатую бутылочку справа.

- Ты выпей это, - сказал Гарри. - Нет, послушай, возвращайся и позаботься о Роне. Хватайте мётлы в комнате с летающими ключами, они помогут вам выбраться из люка и пробраться мимо Пушка, идите прямо в совятню и отправляйте Хедвигу Дамблдору, он нам нужен. Я, возможно, задержу ненадолго Снейпа, но всё равно я ему не соперник.

- Но Гарри… что если с ним Сам-Знаешь-Кто?

- Ну… Мне однажды повезло, - сказал Гарри, указывая на свой шрам. - Может, повезёт и во второй раз.

Губы Гермионы задрожали, и она бросилась на Гарри и обняла его.

- Гермиона!

- Гарри, знаешь, ты великий колдун.

- Не такой хороший, как ты, - сказал Гарри смущённо, как только она отпустила его.

- Я! - сказала Гермиона. - Книги! И ум! Но есть более важные вещи: дружба и храбрость, и… о, Гарри, будь осторожен!

- Пей первая, - сказал Гарри. - Ты уверена, что из них что?

- Абсолютно, - сказала Гермиона.

Она сделала медленный глоток из пузатой бутылочки и содрогнулась.

- Это не отрава? - сказал Гарри тревожно.

- Нет… но похоже на лёд.

- Быстро, иди, пока оно действует.

- Удачи… береги себя.

- Иди!

Гермиона развернулась и прошла прямо через фиолетовое пламя.

Гарри глубоко вздохнул и взял самую маленькую бутылочку. Он повернулся к чёрному пламени.

- Ну, я пошёл, - сказал он и осушил бутылочку одним глотком.

Ощущение было действительно такое, будто он выпил лёд, который растёкся по всему его телу. Он поставил бутылочку и пошёл вперёд; он собрался с духом, видел, как чёрные языки пламени лизали его тело, но не чувствовал их… одно мгновение вокруг был только огонь, а затем Гарри оказался с другой стороны в последнем зале.

Там уже кто-то был… но это был не Снейп. Это был даже не Волдеморт.


Гарри Поттер и Философский Камень
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License