Книга 2. Глава 4. У «Флориша и Блоттса»

Жизнь в Норе отличалась от жизни на Привит Драйв настолько, насколько это только было возможно. Дёрсли любили аккуратность и порядок; в доме Уизли странное и неожиданное било ключом. В первый раз Гарри испытал потрясение, когда глянул в зеркало над кухонным камином, а оно крикнуло: «Заправь рубашку, неряха!». Упырь на чердаке вопил и бросал на пол трубы, когда, по его мнению, становилось слишком спокойно, а тихие взрывы, доносившиеся из спальни Фреда и Джорджа, были и вовсе в порядке вещей. Но самым необычным в жизни Гарри у Рона были вовсе не бренчащий упырь или говорящее зеркало – необычно было то, что здесь, похоже, его все любили.

Миссис Уизли беспокоилась о том, в порядке ли у него носки, и пыталась насильно впихнуть в него четвёртую порцию добавки каждого блюда. Мистер Уизли любил, чтобы за обедом Гарри садился за стол рядом с ним, так, чтобы он мог заваливать его вопросами о жизни магглов, прося объяснить, как действуют вещи вроде штепселей и почты.

– Поразительно! – воскликнул он, когда Гарри рассказал ему, как пользоваться телефоном. – Гениально, сколько способов обойтись без магии понапридумывали эти магглы.

Хогвартс напомнил о себе солнечным утром примерно через неделю после того, как Гарри появился в Норе. Когда Рон и Гарри спустились к завтраку, мистер и миссис Уизли вместе с Джинни уже сидели за кухонным столом. Увидев Гарри, Джинни случайно с грохотом уронила на пол миску с овсянкой. У Джинни обнаружилась очевидная склонность ронять всё на пол, лишь только Гарри входил в комнату. Она нырнула под стол, чтобы поднять миску, а когда вынырнула, лицо её раскраснелось, как солнце на закате. Сделав вид, что он ничего не заметил, Гарри уселся и взял тост, предложенный миссис Уизли.

– Письма из школы, – сказал мистер Уизли, передавая Гарри и Рону одинаковые конверты из желтоватого пергамента, на которых зелёными чернилами был написан адрес. – Дамблдор уже знает, что ты здесь, Гарри… этого человека не проведёшь. И вам двоим тоже пришли, – добавил он, когда на кухню неторопливо вошли Фред и Джордж в пижамах.

На несколько минут, пока они читали письма, воцарилась тишина. В письме Гарри содержалось обычное указание первого сентября сесть на Хогвартс-Экспресс с вокзала Кингс Кросс. Также был и список новых книг, необходимых в наступающем году.

//Студентам-второкурсникам требуется:

«Стандартная книга заклинаний (2 уровень)» Миранды Госхок
«Баклуши с Баньши» Гилдероя Локхарта
«Ужин с Упырями» Гилдероя Локхарта
«Выходные с Ведьмами» Гилдероя Локхарта
«Турне с Троллями» Гилдероя Локхарта
«Вояж с Вампирами» Гилдероя Локхарта
«Отдых с Оборотнями» Гилдероя Локхарта
«Срок со Снежным Человеком» Гилдероя Локхарта//

Фред, закончив изучать свой список, заглянул в список Гарри.

– И тебе тоже велено купить все книги Локхарта! – сказал он. – Новый учитель по Защите от Темных Искусств, видимо, его поклонник… готов поспорить, это ведьма.

В этот миг Фред поймал взгляд матери и мгновенно сосредоточился на намазывании мармелада.

– Недешёво это выйдет, – сказал Джордж, быстро глянув на родителей. – У Локхарта дорогие книги …

– Справимся, – ответила миссис Уизли, хотя и выглядела взволнованной. – Думаю, многие вещи для Джинни нам удастся купить в магазине подержанных вещей.

– А, так ты в этом году идешь в Хогвартс? – спросил у Джинни Гарри.

Она кивнула, покраснев до корней огненных волос и угодив локтем в маслёнку. К счастью, этого никто, кроме Гарри, не заметил, поскольку в этот момент вошёл старший брат Рона Перси. Он был уже одет, и значок Префекта был приколот к его вязаному жилету.

– Всем доброе утро, – оживленно поздоровался Перси. – Чудесный день.

Он уселся на единственный свободный стул, но почти тут же вскочил и выдернул из-под себя серую вылинявшую метёлку из перьев для смахивания пыли… во всяком случае, так показалось Гарри, пока он не разглядел, что метёлка дышит.

Эррол! – закричал Рон, забирая у Перси хромую сову и извлекая у неё из-под крыла письмо. – Наконец-то… он принёс ответ от Гермионы. Я писал ей, что мы попробуем спасти тебя от Дёрсли.

Он отнёс Эррола к жёрдочке у задней двери и попытался туда его усадить, но Эррол шлёпнулся с неё, поэтому Рон, пробормотав «душераздирающее зрелище», положил его на сушилку для белья. Потом он разорвал конверт с письмом от Гермионы и прочёл вслух:

//Дорогие Рон и Гарри, если ты там!

Надеюсь, что всё прошло нормально, и что с Гарри всё в порядке, и что ты, Рон, не совершил ничего противозаконного, чтобы вытащить его, потому что тогда и у Гарри были бы проблемы. Я всерьёз волнуюсь, и если с Гарри всё в порядке, пожалуйста, дай мне знать сразу же, но, очевидно, лучше будет воспользоваться другой совой, поскольку, как я полагаю, ещё одно письмо эту прикончит.

Я, конечно, очень занята учебой… – (Как? – ужаснулся Рон. – Мы же на каникулах!) – а на следующей неделе мы собираемся в Лондон, чтобы купить новые книги. Почему бы нам не встретиться на Диагон Аллее?

Дайте мне знать, что происходит, как только сможете.

С любовью, Гермиона.//

– Что ж, всё совпадает, можно пойти и тоже всё для вас купить, – сказала миссис Уизли, начиная убирать со стола. – Что вы собираетесь сегодня делать?

Гарри, Рон, Фред и Джордж планировали пойти на холм к небольшому загону, принадлежавшему Уизли. Он был окружён деревьями, закрывавшими его от расположенной внизу деревни, что давало им возможность практиковаться в игре в Квиддич, если только не залетать слишком высоко. Они не могли использовать настоящие мячи для Квиддича, появление которых над деревней, если бы те разлетелись, было бы сложно объяснить; вместо них они бросали друг другу яблоки. Они решили по очереди летать на «Нимбусе-2000» Гарри, который, бесспорно, был лучшей метлой; старый «Метеор» Рона зачастую обгоняли пролетавшие мимо бабочки.

Через пять минут они уже шагали вверх по холму с мётлами на плечах. Они спросили у Перси, не желает ли и он присоединиться к ним, но тот ответил, что занят. За всё время Гарри видел Перси только за едой; в остальное время тот запирался у себя в комнате.

– Хотел бы я знать, что он замышляет, – нахмурился Фред. – Он сам не свой. За день до твоего появления прислали результаты его экзаменов. Двенадцать С.О.В. – а он едва порадовался.

– Стандартизированных Оценок Волшебника, – пояснил Джордж, заметив удивление на лице Гарри. – У Билла тоже было двенадцать. Если не принять мер, то у нас в семье появится ещё один Староста. Не думаю, что мы перенёсем такой позор.

Билл был старшим из братьев Уизли. Он и второй брат Чарли уже закончили Хогвартс. Гарри ни одного из них не встречал, но знал, что Чарли изучает драконов в Румынии, а Билл работает в колдовском банке Гринготтс в Египте.

– Не представляю, как мама с папой вытянут все наши школьные принадлежности в этом году, – сказал Джордж спустя некоторое время. – Пять комплектов книг Локхарта! А Джинни нужны ещё мантии, палочка и всё такое…

Гарри ничего не сказал. Он чувствовал себя немного неловко. В подземном хранилище в Гринготтсе в Лондоне лежало целое состояние, оставленное ему его родителями. Конечно, деньги были у него только в волшебном мире; в магазинах магглов нельзя было расплатиться галеонами, сиклями и кнатами. Он никогда не говорил Дёрсли о своем счёте в Гринготтсе, поскольку не думал, что их ужас от всего, связанного с магией, распространится и на большую кучу золота.

*

В следующую среду миссис Уизли разбудила их пораньше. Быстро проглотив по полудюжине сэндвичей с беконом, они надели куртки, а миссис Уизли сняла с полки над камином цветочный горшок и заглянула внутрь.

– Кончается, Артур, – вздохнула она. – Сегодня придётся докупить… что ж, сначала гости! Только после тебя, Гарри, дорогой!

И она протянула ему горшок.

Гарри увидел, что все смотрят на него.

– Ч-что мне нужно сделать? – запнулся он.

– Он же никогда не путешествовал с помощью Каминного Порошка, – неожиданно сказал Рон. – Прости, Гарри, я забыл.

– Никогда? – удивился мистер Уизли. – Но как же ты попал на Диагон Аллею в прошлом году, чтобы купить школьные принадлежности?

– Я доехал на метро.

– Правда? – заинтересовался мистер Уизли. – А там были эскапаторы? А как именно…

– Не сейчас, Артур, – сказала миссис Уизли. – С Каминным Порошком путешествовать намного быстрее, но если ты никогда раньше его не использовал…

– С ним будет всё в порядке, мам, – сказал Фред. – Гляди на нас, Гарри.

Он взял из горшка щепотку блестящего порошка, подошёл к камину и бросил порошок в огонь.

Огонь взревел, стал изумрудно-зёленым и взметнулся выше Фреда, который ступил прямо в него, крикнув: «Диагон Аллея!» – и исчез.

– Ты должен говорить отчётливо, дорогой, – сказала Гарри миссис Уизли, в то время как Джордж запустил руку в горшок. – И убедись, что вывалишься из нужного дымохода…

– Из нужного чего? – нервно спросил Гарри, когда огонь взревел и так же поглотил Джорджа.

– Ну, есть огромное количество волшебных каминов, но если произнести отчётливо…

– Не волнуйся, Молли, с ним будет всё в порядке, – сказал мистер Уизли, набирая Каминного Порошка и себе.

– Но, милый, если он потеряется, как мы сможем объяснить это его тёте и дяде?

– Они не станут возражать, – заверил её Гарри. – Если я потеряюсь в дымоходе, Дадли сочтёт это отличной шуткой, так что об этом не беспокойтесь.

– Ну… хорошо… иди вслед за Артуром, – сказала миссис Уизли. – Когда войдешь в пламя, скажи, куда направляешься…

– И прижми локти, – посоветовал Рон.

– И закрой глаза, – сказала миссис Уизли. – Сажа…

– И не дергайся, – сказал Рон. – А то можешь запросто вывалиться не из того камина…

– И не паникуй, и не выходи слишком рано; подожди, пока не увидишь Фреда и Джорджа.

Изо всех сил пытаясь удержать всё это в голове, Гарри взял щепотку Каминного Порошка и подошел к краю камина. Он глубоко вздохнул, рассыпал порошок в камин и шагнул вперёд; пламя овевало его, как тёплый бриз; он открыл рот и тут проглотил изрядную порцию горячего пепла.

– Д-диа-гон Аллея, – закашлялся он.

По ощущениям было похоже, словно его затянуло в гигантскую трубу. Похоже, он очень быстро вращался… рёв в ушах был оглушительным… он попытался держать глаза открытыми, но от круговорота зелёных огоньков ему стало не по себе… что-то твёрдое ударилось о локоть, и он прижал его плотнее, всё вращаясь и вращаясь… теперь у него было ощущение, что холодные руки шлёпают его по лицу… прищурив глаза за очками, он увидел смазанный хоровод каминов и мелькающие за ними комнаты… сэндвичи с беконом скакали у него в желудке… Он снова закрыл глаза, желая, чтобы всё это остановилось, а затем… он упал лицом на холодный камень и почувствовал, как у него треснули очки.

С гудящей головой, весь израненный и покрытый сажей, он осторожно поднялся на ноги, придерживая сломанные очки у лица. Он был один, но где именно, не имел понятия. Всё, что он мог сказать, так это то, что он стоял в каменном камине в помещении, напоминавшем большую, слабо освещённую лавку колдовских принадлежностей… но что-либо из её товаров вряд ли могло оказаться в хогвартском списке.

В стеклянном футляре лежали сморщенная рука на подушке, испачканная кровью колода карт и зоркий стеклянный глаз. Со стен смотрели злобные маски, на прилавке был выложен полный набор человеческих костей, а с потолка свисали ржавые зазубренные инструменты. И что ещё хуже, так это то, что узенькая тёмная улочка, которую Гарри мог рассмотреть сквозь запылённое окошко, определённо не была Диагон Аллеей.

Чем скорее он отсюда выберется, тем лучше. Хотя нос всё ещё болел в том месте, где стукнулся о камин, Гарри быстро и бесшумно направился к двери, однако не прошел он и половины пути, как по другую сторону стекла показались два человека… и один из них был последним, кого Гарри хотел бы увидеть, потерявшись, вымазавшись в саже и сломав очки – Драко Малфой.

Гарри быстро осмотрелся и заметил слева от себя большой чёрный шкаф; он проскользнул внутрь и закрыл за собой дверцы, оставив лишь маленькую щёлочку, сквозь которую мог смотреть наружу. Через несколько мгновений звякнул колокольчик, и Малфой вошёл в лавку.

Мужчина, вошедший за ним, мог быть только отцом Драко. У него было точно такое же бледное вытянутое лицо и те же холодные серые глаза. Мистер Малфой прошёл через лавку, лениво поглядывая на вещи на витринах и позвонил в звонок на прилавке, после чего обернулся к сыну и произнёс:

– Ничего не трогай, Драко.

Малфой, который потянулся к стеклянному глазу, сказал:

– Я думал, ты собираешься купить мне подарок.

– Я сказал, что куплю тебе гоночную метлу, – сказал его отец, постукивая пальцами по прилавку.

– Какой с этого толк, если я не в команде? – сказал помрачневший и надувшийся Малфой. – В прошлом году Гарри Поттер получил «Нимбус-2000». Специальное разрешение от Дамблдора, чтобы играть за Гриффиндор. Он даже не так хорошо играет, это всё только потому что он знаменит… знаменит тем, что у него дурацкий шрам на лбу…

Малфой наклонился, чтобы посмотреть на полку, заставленную черепами.

– …и всем кажется, что он такой замечательный, этот чудесный Поттер, со своим шрамом и своей метлой…

– Ты говорил мне об этом уже тысячу раз, – сказал мистер Малфой, уничижающе глянув на сына, – и я напоминаю тебе, что это… неразумно… выказывать что-либо, кроме любви к Гарри Поттеру, раз уж большинство из нас считают его героем, заставившим исчезнуть Тёмного Лорда… а, мистер Боргин!

За прилавком появился сутулый мужчина, убирая с лица засаленные волосы.

- Мистер Малфой, какое удовольствием снова вас видеть, - сказал мистер Боргин голосом таким же лоснящимся, как и его волосы. – Очень рад… и юный мистер Малфой… очарован. Чем могу вам помочь? Я должен вам показать, только сегодня завезли, и цена приемлемая…

- Я не покупаю сегодня, мистер Боргин, а продаю, - сказал мистер Малфой.

- Продаёте? – улыбка слегка спала с лица мистера Боргина.

- Конечно, вы слышали, что Министерство проводит всё больше рейдов, - сказал мистер Малфой, вытаскивая из внутреннего кармана свиток пергамента и разворачивая, чтобы мистер Боргин смог его прочесть. – У меня осталось несколько… мм… вещей дома, которые могут весьма смутить меня, если Министерство вдруг решит наведаться…

Мистер Боргин нацепил на нос пенсне и заглянул в список.

- Но ведь наверняка Министерство не осмелится побеспокоить вас?

Губа мистера Малфоя скривилась.

- Ко мне ещё не приходили. Фамилия Малфой всё ещё вызывает определённое уважение, но Министерство становится всё надоедливее. Ходят слухи о новом Акте о Защите Магглов… даже не сомневаюсь, что за всем этим стоит вшивый магглолюб Артур Уизли…

Гарри почувствовал, как в нём вскипает ярость.

- …и, как видите, некоторые из этих зелий могут ему показаться…

- Понимаю, сэр, разумеется, - сказал мистер Боргин. – Позвольте взглянуть…

- Можно мне это? – прервал их Драко, указывая на сморщенную руку на подушечке.

- О, Рука Славы! – сказал мистер Боргин, бросив список мистера Малфоя и поспешив к Драко. – Вставьте свечу, и она будет светить лишь для того, кто её держит! Лучший друг воров и взломщиков! У вашего сына отменный вкус, сэр.

- Я надеюсь, мой сын станет кем-то большим, чем вором или взломщиком, Боргин, - холодно ответил мистер Малфой, и мистер Боргин быстро добавил:

- Без обид, сэр, без обид…

- Хотя, если его школьные отметки не улучшатся, - ещё холоднее сказал мистер Малфой, - может оказаться, что это действительно всё, на что он способен.

- Я не виноват, - возразил Драко. – У всех учителей есть любимчики, эта Гермиона Грэйнджер…

- А я думал, ты постыдишься того, что девчонка из неволшебной семьи обходит тебя на каждом экзамене, - бросил мистер Малфой.

- Ха! – пробормотал себе под нос Гарри, довольный тем, что Драко выглядел осаждённым и злым.

- Всё то же, - сказал мистер Боргин своим сальным голосом. – Волшебная кровь уже почти везде ни во что не ставится…

- Не в моём случае, - сказал мистер Малфой, раздувая длинные ноздри.

- Нет, сэр, и не в моём, сэр, - низко кланяясь, сказал мистер Боргин.

- В таком случае, может быть, мы вернёмся в моему списку, - отрезал мистер Малфой. – Я тороплюсь, Боргин, у меня важное дело в другом месте.

Они принялись торговаться. Гарри нервно наблюдал за тем, как Драко всё ближе и ближе подходил к его укрытию, рассматривая вещи на продажу. Он остановился, чтобы рассмотреть длинный моток верёвки висельника и, ухмыльнувшись, прочесть карточку на восхитительном опаловом ожерелье: Внимание: не трогать. Проклято – На данный момент отняло жизни девятнадцати владельцев-магглов.

Драко обернулся и прямо перед собой увидел шкаф. Он направился к нему… протянул руку к ручке…

- Всё, - сказал у стойки мистер Малфой. – Пойдём, Драко!

Гарри вытер лоб рукавом, когда Драко отвернулся.

- Хорошего вам дня, мистер Боргин, жду вас завтра в поместье, чтобы вы забрали вещи.

В тот самый момент, когда дверь закрылась, мистер Боргин тут же перестал пресмыкаться.

- И вам хорошего дня, Мистер Малфой, а если верить слухам, вы не продали мне и половины того, что спрятано в вашем поместье…

Ворча под нос, мистер Боргин скрылся в подсобке. Гарри подождал минуту на случай, если он вернётся, а затем так тихо, как только мог, вылез из шкафа, пробрался мимо стеклянных витрин и вышел на улицу.

Держа сломанные очки у лица, он оглянулся. Он очутился в мрачном переулке, который, похоже, состоял сплошь из магазинов, посвящённых Тёмным Искусствам. Тот, из которого он только что вышел, «Боргин и Бёркс», выглядел самым большим, но напротив на витрине были мерзкие сморщенные головы, а через два магазина – большая клетка с огромными чёрными живыми пауками. Два волшебника в потрёпанной одежде, тихо переговариваясь, смотрели на него из тени дверного проёма. Сильно волнуясь, Гарри побежал прочь, стараясь удержать очки на носу, надеясь, что сможет найти отсюда выход.

Старая деревянная вывеска над магазином, продающим ядовитые свечи, гласила, что он находится на Ноктюрн Аллее. Это ничем ему не помогло, так как он никогда не слышал о таком месте. Он подумал, что, видимо, говорил недостаточно чётко с полным ртом пепла в камине у Уизли. Стараясь не нервничать, он подумал о том, что ему делать.

- Не потерялся ли ты, мой милый? – произнёс кто-то у его уха, отчего он подпрыгнул.

Перед ним стояла старая ведьма, в руках у которой был поднос с чем-то до ужаса похожим на целые человеческие ногти. Она скалилась, демонстрируя гнилые зубы. Гарри попятился.

- Всё в порядке, спасибо, - сказал он. – Я просто…

- ГАРРИ! Ты чего тут делаешь?

У Гарри подпрыгнуло сердце. Подпрыгнула и ведьма; куча ногтей упала в её ногам, и она ругалась, пока к ним направлялся огромный егерь Хогвартса Хагрид, у которого над огромной бородой сверкали чёрные глаза-бусинки.

- Хагрид! – с облегчением прохрипел Гарри. – Я потерялся… Каминный Порошок…

Хагрид схватил Гарри за шиворот и утащил его от ведьмы, по пути выбив у неё из рук поднос. Вдогонку им летели её вопли, пока они шли по извивающемуся переулку к яркому солнечному свету. Вдалеке Гарри увидел знакомое белоснежное мраморное здание – банк Гринготтс. Хагрид приволок его прямо на Диагон Аллею.

- Ужасно выглядишь! – пробубнил Хагрид, отряхивая с Гарри сажу с такой силой, что чуть не толкнул его в бочку с драконьим помётом, стоявшим у аптеки. – Шляешься по Ноктюрн Аллее, я аж не знаю… странное место, Гарри… не хотелось бы, чтоб кто-нибудь тебя там видел…

- Я уже понял, - сказал Гарри, пригибаясь, потому что Хагрид снова попытался смахнуть с него сажу. – Я же сказал, что потерялся… а что это ты там делал?

- Я искал средство от плотоядных слизней, - буркнул Хагрид. – Они поели всю школьную капусту. Ты же тут не один?

- Я с Уизли, но мы разминулись, - объяснил Гарри. – Мне нужно найти их…

Они вместе пошли по улице.

- А почему ты не отвечал на мои письма? – сказал Хагрид, в то время как Гарри вприпрыжку шёл рядом с ним (ему приходилось делать три шага, чтобы поспеть за размахом огромных сапог Хагрида). Гарри рассказал всё о Добби и Дёрсли.

- Проклятые магглы, - прорычал Хагрид. – Если бы я знал…

- Гарри! Гарри! Я здесь!

Гарри поднял глаза и увидел Гермиону Грэйнджер, которая стояла наверху белой лестницы, ведущей к Гринготтсу. Она побежала к ним, а её пышные волосы развевались позади.

- Что у тебя с очками? Привет, Хагрид… Ой, так здорово снова увидеть вас… Ты идёшь в Гринготтс, Гарри?

- Как только найду Уизли, - сказал Гарри.

- Долго ждать не придётся, - улыбнулся Хагрид.

Гарри и Гермиона огляделись; по улице сквозь толпу бежали Рон, Фред, Джордж, Перси и мистер Уизли.

- Гарри, - тяжело дышал мистер Уизли. – Мы надеялись, ты промахнёшься лишь на один камин… - Он промокнул блестящую лысину. – Молли с ума сходит… она сейчас придёт.

- Где ты вылез? – спросил Рон.

- На Ноктюрн Аллее, - мрачно сказал Хагрид.

- Классно! – хором сказали Фред и Джордж.

- А нам туда нельзя, - с завистью сказал Рон.

- И это, чёрт возьми, правильно, - прорычал Хагрид.

К ним уже бежала миссис Уизли, сумочка болталась у неё на одной руке, а Джинни – на другой.

- О, Гарри… дорогой… ты мог быть где угодно…

Еле дыша, она достала большую одёжную щётку из сумочки и принялась смахивать сажу, которую не удалось выбить Хагриду. Мистер Уизли взял очки Гарри, постучал по ним палочкой и вернул как новенькие.

- Что ж, мне пора, - сказал Хагрид, в руку которому вцепилась миссис Уизли («Ноктюрн Аллея! Если бы ты не нашёл его, Хагрид!»). – Увидимся в Хогвартсе.

И он пошёл прочь, на целую голову и плечи возвышаясь над забитой улицей.

- Угадайте, кого я видел в «Боргине и Бёрксе»? – сказал Гарри Рону и Гермионе, пока они поднимались по ступенькам Гринготтса. – Малфоя с отцом.

- Люциус Малфой что-нибудь купил? – отрезал позади них мистер Уизли.

- Нет, он что-то продавал.

- Значит, он заволновался, - с мрачным удовлетворением сказал мистер Уизли. – Ух, хотел бы я на чём-нибудь подловить Люциуса Малфоя…

- Ты поосторожнее, Артур, - отрезала миссис Уизли, когда их пригласил в банк кланяющийся гоблин у двери. – От этой семьи одни неприятности, по одёждке протягивай ножки.

- Так, по-твоему, я не ровня Люциусу Малфою? – возмутился мистер Уизли, но его почти тут же отвлёк вид родителей Гермионы, которые нервничали рядом со стойкой, которая тянулась вдоль мраморного холла, в ожидании, когда Гермиона их представит.

- Да вы же магглы! – восхищённо сказал мистер Уизли. – Мы должны выпить! Что это у вас? Ах, вы меняете маггловские деньги. Молли, посмотри-ка! – Он радостно показал на десятифунтовые банкноты в руках у мистера Грэйнджера.

- Встретимся тут, - сказал Рон Гермионе, когда Уизли с Гарри повёл к их подземным хранилищам ещё один гоблин Гринготтса.

К хранилищам нужно было попасть с помощью маленьких тележек, управляемых гоблинами, которые мчались по миниатюрным рельсам по подземным туннелям банка. Гарри понравилось головокружительное путешествие к хранилищу Уизли, но он почувствовал себя отвратительно, гораздо хуже, чем на Ноктюрн Аллее, когда его открыли. Внутри оказалась маленькая горстка серебряных сиклей и всего один золотой галлеон. Миссис Уизли пощупала по углам, прежде чем одним движением смести всю горстку к себе в сумку. Гарри стало ещё хуже, когда они добрались до его хранилища. Он старался закрыть от других содержимое, при этом поспешно сгребая пригоршни монеток в кожаную сумку.

Снаружи, на мраморной лестнице, все разбрелись. Перси что-то пробормотал о том, что ему нужно новое перо. Фред и Джордж увидели своего приятеля из Хогвартса, Ли Джордана. Миссис Уизли и Джинни отправились в магазин подержанных мантий. Мистер Уизли настаивал на том, чтобы отвести Грэйнджеров в Дырявый Котёл и пропустить по стаканчику.

- Встретимся у «Флориша и Блоттса» через час, чтобы купить ваши учебники, - сказала миссис Уизли, уходя вместе с Джинни. – И ни шагу на Ноктюрн Аллею! - прокричала она вслед близнецам.

Гарри, Рон и Гермиона пошли по извилистой мощёной улочке. Мешочек золота, серебра и бронзы весело позвякивал в кармане у Гарри, умоляя, чтобы его потратили, поэтому он купил три больших клубничных мороженых с арахисовым маслом, которые они с удовольствием уплетали, прогуливаясь по аллее и рассматривая удивительные витрины магазинов. Рон с вожделением глазел на полный комплект мантий Пушек Чадли на витрине «Качественных Товаров для Квиддича», пока Гермиона не потащила их покупать чернила и пергамент в соседний магазин. В «Магазине Волшебных Приколов Гэмбола и Джейпса» они встретили Фреда, Джорджа и Ли Джордана, которые запасались «Восхитительными Непромокающими Холодными Фейерверками Доктора Флибустьера», а в магазинчике всяких безделушек, полном сломанных палочек, кривых медных весов и мантий с пятнами от зелий, они обнаружили Перси, который углубился в изучение маленькой и очень скучной книги под названием Префекты, Которые Добились Власти.

- Изучение Префектов Хогвартса и их последующих карьер, - вслух прочитал Рон надпись сзади. – Звучит увлекательно…

- Пошёл отсюда, - рявкнул Перси.

- Конечно, у него большие амбиции, у этого Перси, у него всё спланировано… он хочет стать Министром Магии… - тихо сказал Рон Гарри и Гермионе, когда они оставили Перси.

Час спустя, они направились к «Флоришу и Блоттсу». Они были не единственными, кто хотел попасть к магазину. Когда они подошли к нему, то, к своему удивлению, увидели огромную толпу у дверей, которая пыталась попасть внутрь. О причине возвещал большой баннер, растянутый через все верхние окна:

ГИЛДЕРОЙ ЛОКХАРТ
будет раздавать подписанные копии своей автобиографии
ВОЛШЕБНЫЙ Я
сегодня 12.30-16.30

- Мы сможем с ним встретиться! – запищала Гермиона. – Он же написал почти весь список книг для школы!

Казалось, толпа состояла в основном из ведьм примерно одного возраста с миссис Уизли. У двери стоял изнурённый волшебник, который говорил: «Спокойнее, прошу вас, дамы… не толкайтесь… осторожно, книги…»

Гарри, Рон и Гермиона протиснулись внутрь. Длинная очередь уходила в самую глубь магазина, где Гилдерой Локхарт подписывал свои книги. Каждый из них взял по изданию Баклуш с Баньши, и они пролезли вперёд очереди, где стояли остальные Уизли, а также мистер и миссис Грэйнджер.

- А вот и вы, отлично, - сказала миссис Уизли. Казалось, ей было трудно дышать, и она всё время поправляла причёску. – Мы сможем увидеть его через минутку…

Через некоторое время они увидели Гилдероя Локхарта, который сидел на столе в окружении собственных больших портретов, которые подмигивали толпе и сверкали ослепительно белыми зубами. На настоящем Локхарте была мантия цвета незабудки, которая идеально подходила к его глазам; его заострённая волшебная шляпа сидела слегка неровно на его волнистых волосах.

Маленький беспокойный человечек плясал вокруг и делал фотоснимки огромным чёрным фотоаппаратом, который извергал клубы сиреневого дыма при каждой ослепляющей вспышке.

- Ну-ка, с дороги, - заворчал он на Рона, отходя назад, чтобы сделать снимок получше. – Это для Ежедневного Пророка.

- Эка важность, - сказал Рон, потирая ступню в том месте, куда на неё наступил фотограф.

Гилдерой Локхарт услышал его. Он поднял глаза. Он увидел Рона… а потом он увидел Гарри. Он уставился на него. Затем он подскочил на ноги и радостно закричал: «Неужели это Гарри Поттер?»

Толпа расступилась, оживлённо перешёптываясь. Локхарт сделал рывок, схватил Гарри за руку и вытащил его вперёд. Толпа разразилась аплодисментами. У Гарри пылало лицо, пока Локхарт жал ему руку, позируя фотографу, который бешено щёлкал фотоаппаратом, обволакивая Уизли густым дымом.

- Улыбнись-ка пошире, Гарри, - сказал Локхарт сквозь собственные сияющие зубы. – Вместе, ты и я достойны передовицы.

Когда он, наконец, отпустил руку Гарри, тот едва чувствовал свои пальцы. Он пытался вернуться к Уизли, но Локхарт положил руку ему на плечи и крепко прижал к себе сбоку.

- Дамы и господа, - громко сказал он, махая рукой, чтобы добиться тишины. – Какой же это необыкновенный момент! Идеальный момент, чтобы я сделал небольшое объявление, которого я так долго ждал!

Когда юный Гарри зашёл сегодня к «Флоришу и Блоттсу», он лишь хотел купить мою автобиографию – которую я сейчас с радостью презентую ему, абсолютно бесплатно… - толпа снова захлопала, - он и не представлял, - продолжил Локхарт, слегка тряхнув Гарри так, что у того очки съехали на кончик носа, - что вскоре он получит гораздо больше, чем просто мою книгу Волшебный Я. Он и его школьные товарищи, на самом деле, получат настоящего, волшебного меня. Да, дамы и господа, я имею удовольствие и гордость сообщить, что в этом сентябре я займу должность преподавателя Защиты от Тёмных Искусств в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс!

Толпа зашумела и зааплодировала, а Гарри понял, что ему вручают полное собрание сочинений Гилдероя Локхарта. Слегка пошатываясь под его тяжестью, он сумел добраться к краю комнаты, где стояла Джинни со своим котлом.

- Возьми, - пробормотал Гарри, сваливая книги в котёл. – Я куплю себе сам…

- Держу пари, тебе это понравилось, да, Поттер? – произнёс голос, который Гарри без труда узнал. Он выпрямился и оказался лицо к лицу с Драко Малфоем, на лице у которого была его фирменная мина.

- Знаменитый Гарри Поттер, - сказал Малфой. – Не можешь даже в книжный сходить без того, чтобы попасть на первую полосу.

- Отстань от него, он этого не хотел! – сказала Джинни. Она впервые заговорила в присутствии Гарри. Она злобно смотрела на Малфоя.

- Поттер, да ты нашёл себе подружку! – протянул Малфой. Джинни поалела, а Рон и Гермиона, тем временем, пробились сквозь толпу, у обоих в руках была целая куча книг Локхарта.

- Ах, это ты, - сказал Рон, глядя на Малфоя как на какую-то гадость, прилипшую к подошве. – Наверное, удивлён увидеть здесь Гарри?

- Не так сильно, как удивлён увидеть тебя в магазине, Уизли, - ответил Малфой. – Полагаю, твоим родителям придётся поголодать месяц, чтобы заплатить за всё это.

Рон покраснел так же, как и Джинни. Он тоже бросил книги в котёл и двинулся на Малфоя, но Гарри и Гермиона схватили его за куртку.

- Рон! – сказал мистер Уизли, пробираясь сквозь толпу вместе с Фредом и Джорджем. – Что ты делаешь? Тут такая суматоха, пойдёмте на улицу.

- Так, так, так… Артур Уизли.

Это был мистер Малфой. Он положил руку на плечо Драко точно с таким же выражением лица.

- Люциус, - сдержанно кивнув, сказал мистер Уизли.

- Я слышал, в Министерстве аврал, - сказал мистер Малфой. – Все эти рейды… надеюсь, они платят тебе сверхурочные.

Он полез в котёл Джинни и среди всех блестящих книг Локхарта достал очень старое и очень потрёпанное Руководство по Трансфигурации для Начинающих.

- Видимо, нет, - сказал он. – Боже мой, в чём же смысл так позорить звание волшебника, если тебе даже хорошо за это не платят?

Мистер Уизли побагровел ещё сильнее, чем Рон и Джинни.

- У нас очень разные понятия о том, что позорит звание волшебника, Малфой, - сказал он.

- Естественно, - сказал мистер Малфой, переводя взгляд на мистера и миссис Грэйнджер, которые растерянно наблюдали за происходящим. – Какая же у тебя компания, Уизли… а я-то думал, твоей семье уже некуда опускаться…

Раздался металлический стук – котёл Джинни отлетел в сторону; мистер Уизли бросился на мистера Малфоя, и толкнул его назад, на книжный стеллаж. Десятки тяжёлых книг повалились на них; Фред и Джордж закричали «Врежь ему, пап!»; миссис Уизли визжала: «Нет, Артур, нет!»; толпа отпрянула назад, сбив ещё больше стеллажей; «Джентльмены, прошу… прошу!» - кричал продавец, а затем, поверх всех их голосов раздалось: «А ну-ка разошлись, парни, разошлись…»

Через море книг к ним пробирался Хагрид. В мгновение ока он растащил мистера Уизли и мистера Малфоя. У мистера Уизли была ссадина на губе, а мистер Малфой получил в глаз Энциклопедией Поганок. В руках у него всё ещё был старый учебник Джинни по Трансфигурации. Он всучил его ей, его глаза злобно блестели.

- Держи, девчонка… вот твоя книга… это лучшее, что может тебе дать твой отец…

Вырвавшись из хватки Хагрида, он подозвал Драко и вышел из магазина.

- Не надо было обращать на него внимание, Артур, - сказал Хагрид, почти оторвав мистера Уизли от пола, пытаясь поправить его мантию. – Вся семейка у них гнилая, все это знают. Никаких Малфоев слушать не стоит. Плохая кровь, вот что. Давайте… пойдём отсюда.

Продавец явно хотел их остановить, но он едва доставал Хагриду до пояса, поэтому передумал. Они поспешили выйти на улицу, Грэйнджеры тряслись от страха, а рядом с ними миссис Уизли – от ярости.

- Отличный пример ты подаёшь своим детям… драться на людях… что же подумал Гилдерой Локхарт…

- Он был доволен, - сказал Фред. – Ты что, не слышала, что он говорил, когда мы уходили? Он спрашивал того мужика из Ежедневного Пророка, нельзя ли вписать драку в репортаж… сказал, что это хороший пиар.

Но к камину в Дырявом Котле, откуда Гарри, Уизли и все их покупки должны были вернуться в Нору с помощью Каминного Порошка, все отправились в подавленном настроении. Они попрощались с Грэйнджерами, которые должны были выйти из паба на маггловскую улицу с другой стороны. Мистер Уизли начал было спрашивать у них, как устроены автобусные остановки, но быстро остановился при виде выражения лица миссис Уизли.

Гарри снял очки и для безопасности сложил их в карман, прежде чем набрать Каминного Порошка. Это определённо был не самый его любимый способ путешествовать.


Гарри Поттер и Тайная Комната
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License