Книга 2. Глава 5. Дракучая Ива

Для Гарри летние каникулы закончились слишком быстро. Он ждал возвращения в Хогвартс, но месяц, проведённый в Норе, был самым счастливым в его жизни. Было сложно не завидовать Рону, когда он вспоминал о Дёрсли и том «приёме», который ожидал его, когда он появится на Привит Драйв в следующий раз.

В последний вечер миссис Уизли сотворила восхитительный ужин, во время которого были поданы все самые любимые блюда Гарри, а в конце – десерт с патокой, при виде которого текли слюнки. Фред и Джордж завершили вечер демонстрацией фейерверков Флибустьера; вся кухня наполнилась красными и синими звёздочками, которые прыгали по потолку и стенам, по крайней мере, полчаса. Затем пришло время пить последнюю кружку горячего шоколада и отправляться в постель.

Сборы следующим утром заняли много времени. Они проснулись с рассветом, но почему-то оказалось, что у них очень много дел. Миссис Уизли носилась по дому с плохим настроением в поисках запасных носков и перьев, все то и дело сталкивались на лестнице в полуодетом состоянии и с кусочками тостов в руках, а мистер Уизли чуть не сломал шею, запнувшись об отбившуюся курицу, пока шёл по двору к машине с сундуком Джинни.

Гарри не представлял, как восемь человек, шесть больших сундуков, две совы и крыса поместятся в маленьком Форде Англия. Конечно, он не знал об особых свойствах, которые добавил мистер Уизли.

- Ни слова Молли, - прошептал он Гарри, открывая багажник и демонстрируя, как он увеличил его с помощью магии, чтобы все сундуки поместились с лёгкостью.

Когда, наконец, они все уселись в машину, миссис Уизли посмотрела на заднее сидение, где с комфортом расположились Гарри, Рон, Фред, Джордж и Перси, и сказала: «А ведь магглы знают больше, чем мы привыкли думать, да?» Они с Джинни уселись на переднее сидение, которое было настолько растянуто, что напоминало скамейку в парке. «Ведь снаружи и не скажешь, что здесь так просторно».

Мистер Уизли завёл мотор, и они поехали со двора, а Гарри обернулся, чтобы последний раз взглянуть на дом. Не успел он подумать о том, когда увидит его снова, как они вернулись: Джордж забыл свою коробку с флибустьерскими фейерверками. Через пять минут они снова остановились посреди двора, чтобы Фред вернулся за своей метлой. Они уже почти выехали на шоссе, как вдруг Джинни завопила, что оставила свой дневник. Когда она забралась в машину, они уже сильно опаздывали и начинали выходить из себя.

Мистер Уизли взглянул на часы, а затем на жену.

- Молли, дорогая…

- Нет, Артур.

- Никто не увидит. Вот эта маленькая кнопочка – это Акселератор Невидимости, который я установил… вот эта поднимет нас в воздух… а потом мы полетим над облаками. Будем на месте через десять минут, и никто и не догадается…

- Я сказала, нет, Артур, не среди бела дня же.

Они добрались до вокзала Кингс Кросс без четверти одиннадцать. Мистер Уизли перебежал через дорогу, чтобы взять тележки для сундуков, а затем они поспешили на вокзал.

Гарри уже ездил на Хогвартс-Экспрессе в прошлом году. Хитрость заключалась в том, чтобы попасть на платформу девять и три четверти, которую не видели магглы. Нужно было пройти сквозь барьер, разделяющий платформы девять и десять. Было не больно, но нужно было действовать осторожно, чтобы ни один маггл не заметил, как ты исчезаешь.

- Сначала Перси, - сказала миссис Уизли, нервно поглядывая на часы над головой, которые сообщали, что на то, чтобы, как ни в чём не бывало, исчезнуть за барьером, у них оставалось лишь пять минут.

Перси быстро побежал вперёд и исчез. Затем прошёл мистер Уизли, а за ним Фред и Джордж.

- Я проведу Джинни, а вы идите следом за нами, - сказала миссис Уизли Гарри и Рону, хватая Джинни за руку и направляясь к барьеру. В мгновение ока они исчезли.

- Пойдём вместе, осталась минута, - сказал Гарри Рон.

Гарри убедился, что клетка с Хедвигой надёжно закреплена наверху его сундука, и развернул тележку к барьеру. Он чувствовал себя совершенно уверенно, по комфорту это и рядом не стояло с Каминным Порошком. Они оба налегли на ручки тележек и целенаправленно двинулись к барьеру, набирая скорость. За пару футов до него они перешли на бег, и…

БУМ!

Обе тележки врезались в барьер и отскочили от него. Сундук Рона упал с громким стуком, Гарри сбило с ног, а клетка с Хедвигой упала на блестящий пол и сова покатилась прочь, недовольно визжа. Люди вокруг уставились на них, а стоявший неподалёку охранник закричал: «Что, чёрт побери, вы делаете?»

- Не справился с тележкой, - ахнул Гарри, поднимаясь и хватаясь за рёбра. Рон побежал поднять Хедвигу, которая закатила такую истерику, что люди вокруг перешёптывались о жестоком обращении с животными.

- Почему мы не можем пройти? – зашипел на Рона Гарри.

- Не знаю…

Рон дико оглянулся. Несколько любопытных зевак всё ещё смотрели на них.

- Мы опоздаем на поезд, - прошептал Рон. – Не понимаю, почему проход запечатался…

Гарри взглянул на огромные часы, и ему стало не по себе. Десять секунд… девять секунд…

Он аккуратно покатил тележку вперёд, пока она не упёрлась в барьер, и навалился на неё изо всех сил. Металл оставался твёрдым.

Три секунды… две секунды… одна секунда…

- Он ушёл, - словно в ступоре, сказал Рон. – Поезд ушёл. А что, если мама и папа не смогут попасть обратно? У тебя есть маггловские деньги?

Гарри издал мрачный смешок.

- Дёрсли не давали мне карманных денег лет шесть.

Рон прижался ухом к холодному барьеру.

- Ничего не слышу, - нервно сказал он. – Что же нам делать? Я не знаю, когда вернутся мама с папой.

Они осмотрелись. Люди всё ещё смотрели на них, в основном из-за того, что Хедвига продолжала визжать.

- Думаю, нам лучше пойти и подождать их у машины, - сказал Гарри. – Мы привлекаем слишком много внима…

- Гарри! – сказал Рон, глаза его засверкали. – Машина!

- А что машина?

- Мы можем полететь на машине в Хогвартс!

- Но я думал…

- Мы застряли, так? И нам надо попасть в школу, так? А даже несовершеннолетним волшебникам можно использовать магию в случае крайней необходимости, раздел девятнадцать или чего-то там Запрета чего-то там…

Паника Гарри постепенно превращалась в радостное возбуждение.

- Ты сможешь ей управлять?

- Без проблем, - сказал Рон, разворачивая тележку к выходу. – Пойдём, если поторопимся, то сможем следовать прямо за хогвартским экспрессом.

И они зашагали с вокзала через толпу любопытных магглов, а затем обратно к тому месту, где был припаркован старый Форд Англия.

Рон открыл багажник, постучав по нему своей палочкой. Они загрузили сундуки, поставили Хедвигу на заднее сидение и уселись спереди.

- Проверь, чтобы никто не смотрел, - сказал Рон, заводя машину, снова постучав палочкой. Гарри высунулся из окна: на шоссе впереди было активное движение, но улица, на которой стояли они, была безлюдна.

- Всё в порядке, – сказал он.

Рон нажал маленькую серебряную кнопочку на приборной панели. Машина вокруг них исчезла… и они тоже. Гарри чувствовал, как под ним трясётся сидение, слышал мотор, чувствовал руки на коленках и очки на носу, но учитывая, сколько он видел в данный момент, он стал лишь парой глаз, парящих в нескольких футах над землёй на тёмной улице, полной припаркованных машин.

- Поехали, - сказал голос Рона справа от него.

Земля и грязные здания с обеих сторон исчезли из виду, когда машина поднялась в воздух; через несколько секунд под ними лежал весь Лондон, сияющий и окутанный смогом.

Затем раздался хлопок, и машину, Гарри и Рона, снова стало видно.

- Ой, - сказал Рон, долбя по Акселератору Невидимости. – Барахлит…

Они вдвоём забарабанили по нему. Машина исчезла. Затем возникла вновь.

- Держись! – закричал Рон и надавил на газ; они устремились прямо к низким, словно шерстяным, облакам, и всё стало серым и туманным.

- А теперь что? – сказал Гарри, моргая из-за плотной массы облаков, которая прижимала их со всех сторон.

- Нам нужно увидеть поезд, чтобы понять, куда лететь, - сказал Рон.

- Опустись… скорее…

Они нырнули под облака и повернулись, щурясь и пытаясь разглядеть землю…

- Я его вижу! – закричал Гарри. – Прямо перед нами… вон там!

Хогвартс-Экспресс извивался под ними словно алая змея.

- На север, - сказал Рон, сверяясь с компасом на приборной панели. – Ладно, теперь нам нужно только следить за ним примерно каждые полчаса. Держись…

И они ворвались в облака. Минуту спустя, они оказались в море солнечного света.

Это был другой мир. Колеса машины бороздили море пушистых облаков в бесконечно голубом и светлом небе под ослепительно белым солнцем.

- Теперь всё, о чём нам нужно волноваться – это самолёты, - сказал Рон.

Они посмотрели друг на друга и расхохотались; долго они не могли остановиться.

Они словно попали в великолепный сон. Это, как подумал Гарри, точно было лучшим способом путешествовать: мимо вихрей снежных облаков, в машине, залитой тёплым и ярким солнечным светом, с большой упаковкой ирисок в бардачке и перспективой увидеть завистливые лица Фреда и Джорджа, когда они мягко и зрелищно приземлятся на лужайке перед замком Хогвартса.

Они постоянно следили за поездом, улетая всё дальше и дальше на север, каждый раз наблюдая за новыми видами, когда снижались под облака. Вскоре Лондон остался далеко позади, вместо него появились ухоженные зелёные поля, которые сменили широкие равнины, деревни с маленькими игрушечными церквями и большой город с машинами, похожими на разноцветных муравьёв.

Тем не менее, несколько часов спустя, когда совершенно ничего не произошло, Гарри пришлось признать, что веселье начало улетучиваться. Из-за ирисок им сильно захотелось пить, а пить было нечего. Они с Роном сняли свитера, но футболка Гарри прилипала к спинке сидения, а очки постоянно сползали на кончик потного носа. Он перестал обращать внимание на удивительные формы облаков и с вожделением думал о поезде, который был под ними, где можно было купить ледяной тыквенный сок с тележки, которую везла полная ведьма. Почему они не смогли попасть на платформу девять и три четверти?

- Ведь уже недалеко, правда? – прохрипел Рон, спустя ещё несколько часов, когда солнце уже начало спускаться под их пол из облаков, окрасив его ярко розовым цветом. – Готов ещё раз проверить поезд?

Он всё ещё был прямо под ними, проносясь мимо покрытых снегом гор. Под куполом облаков было гораздо темнее.

Рон нажал на педаль газа и снова увёл машину наверх, но как только он это сделал, двигатель начал шуметь.

Гарри и Рон нервно переглянулись.

- Наверное, она просто устала, - сказал Рон. – На ней так далеко раньше не летали…

И они оба делали вид, что не замечают, как шум становился всё громче, в то время как небо становилось всё темнее. В темноте сияли звёзды. Гарри снова надел свой свитер, стараясь не обращать внимания на дворники, которые мотались из стороны в сторону, словно выказывая протест.

- Уже недалеко, - сказал Рон скорее машине, чем Гарри, - уже недалеко, - и нервно погладил приборную панель.

Когда они ещё немного пролетели под облаками, им пришлось прищуриться, чтобы разглядеть знакомые пейзажи.

- Вот он! – закричал Гарри, отчего Рон и Хедвига подпрыгнули. – Впереди!

На тёмном горизонте, высоко на скале у озера, со множеством башен, виднелся силуэт замка Хогвартса.

Но машина начала дёргаться и терять скорость.

- Давай же, - умолял Рон, слегка тряхнув руль, - почти добрались, давай же…

Мотор заревел. Из-под капота вырывались узкие струйки пара. Гарри понял, что очень сильно вцепился в края сидения, а они, тем временем, летели к озеру.

Машина неприятно содрогнулась. Выглянув из окна, Гарри увидел под ними гладкую чёрную блестящую поверхность воды. Костяшки пальцев у Рона побелели. Машина снова дёрнулась.

- Давай, - бормотал Рон.

Они пролетели над озером… замок был прямо перед ними… Рон нажал на педаль.

Раздался звон, треск, и двигатель окончательно заглох.

- Ой, - в тишине сказал Рон.

Машина наклонилась вперёд. Они падали, набирая скорость и направляясь прямо к твёрдой стене замка.

- Неееееет! – завопил Рон и выкрутил руль; они не долетели до тёмной каменной стены каких-то несколько дюймов, описав огромный крюк, пролетев над тёмными парниками, затем огородом, а затем над чёрными лужайками, постоянно теряя скорость.

Рон отпустил руль и достал палочку из заднего кармана.

- СТОЙ! СТОЙ! – кричал он, барабаня по приборной панели и лобовому стеклу, но они падали, приближаясь к земле…

- ОСТОРОЖНО, ДЕРЕВО! – закричал Гарри, цепляясь за руль, но было поздно…

ХРЯСЬ!

С оглушительным звуком удара металла об дерево они врезались в толстый ствол и приземлились, хорошенько встряхнувшись. Из-под мятого капота шёл пар; Хедвига визжала от ужаса, на голове у Гарри, в том месте, где он стукнулся о лобовое стекло, пульсировала шишка размером с мяч для гольфа, а справа от него Рон издал низкий стон отчаяния.

- С тобой всё в порядке? – быстро сказал Гарри.

- Моя палочка, - дрожащим голосом сказал Рон. – Посмотри на мою палочку.

Она треснула почти напополам; кончик болтался, держась лишь на нескольких щепках.

Гарри открыл рот, чтобы сказать, что он уверен, что они смогут её починить в школе, но ему не удалось начать. В этот самый момент, что-то ударило по его стороне машины с силой разъярённого быка, отчего ему пришлось увернуться в сторону Рона, как вдруг удар такой же силы пришёлся на крышу.

- Что проис…

Рон ахнул, уставившись в лобовое стекло, и Гарри обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как в стекло врезается ветка толщиной с питона. Дерево, в которое они врезались, напало на них. Его ствол согнулся почти вдвое, а изогнутые ветки избивали каждый дюйм машины, до которого могли дотянуться.

- Оооой! – сказал Рон, когда ещё один извивающийся сучок сделал в двери с его стороны огромную вмятину; лобовое стекло дрожало под градом ударов узловатых сучков, а ветка толщиной с таран яростно била по крыше, которая, похоже, начинала сдаваться…

- Бежим! – закричал Рон, всем весом налегая на дверь, но его тут же отбросило обратно на колени Гарри мощным апперкотом ещё одной ветки.

- Нам крышка! – застонал он, когда прогнулась крыша, но неожиданно пол затрясся – мотор снова завёлся.

- Задний ход! – закричал Гарри, и машина резко поехала назад. Дерево всё ещё пыталось их ударить; они слышали треск корней, дерево чуть ли не выпрыгивало, бросаясь на них, пока они отъезжали подальше.

- Было, - задыхался Рон, - опасно. Молодец, машина.

Однако у машины лопнуло терпение. Раздались два хлопка, двери раскрылись, и Гарри почувствовал, как его сидение повернулось на девяносто градусов наружу, а в следующую секунду он распластался на сырой земле. Громкий стук дал ему понять, что машина выбрасывает их багаж из багажника. Клетка с Хедвигой подлетела в воздух и открылась; сова вылетела с громким недовольным криком и, не оглядываясь, поспешила к замку. Затем, мятая, поцарапанная и дымящаяся машина укатилась в темноту, злобно сверкая задними фонарями.

- Вернись! – кричал ей вслед Рон, размахивая своей сломанной палочкой. – Папа убьёт меня!

Но машина исчезла из виду, последний раз фыркнув выхлопной трубой.

- Представляешь, как нам повезло? – в отчаянии сказал Рон, наклонившись, чтобы поднять крысу Коросту. – Из всех деревьев нам нужно было врезаться именно в то, которое может дать сдачи.

Он обернулся через плечо, чтобы взглянуть на старое дерево, которое всё ещё угрожающе размахивало ветками.

- Пойдём, - устало сказал Гарри, - нам лучше зайти в школу…

Это было вовсе не то триумфальное появление, которое они себе представляли. Дрожащие, замёрзшие и раненые, они схватили сундуки за ручки и потащили их по мокрой траве к дубовым парадным дверям.

- По-моему, пир уже начался, - сказал Рон, бросая сундук у подножия лестницы и тихонько подкрадываясь к яркому окну, чтобы заглянуть внутрь. – Эй, Гарри, подойди-ка, глянь… это же Распределение!

Гарри быстро подошёл к Рону, и вместе они заглянули в Большой Зал.

Бесчисленное количество свечей висело в воздухе над четырьмя длинными столами, отчего золотые тарелки и кубки сверкали. Над ними сверкал звездами волшебный потолок, который всегда показывал такое же небо как и снаружи.

Сквозь лес остроконечных школьных шляп Гарри увидел длинную очередь из напуганных первогодок, которые заходили в Зал. Среди них была и Джинни, которую легко было заметить благодаря её ярким волосам семейства Уизли. Тем временем, профессор МакГонагалл, ведьма в очках и с волосами, собранными в тугой пучок, положила знаменитую Распределяющую Шляпу Хогвартса на табурет перед новичками.

Каждый год эта старая, вся в заплатках, потрёпанная и грязная шляпа распределяла учеников в четыре Дома Хогвартса (Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло и Слизерин). Гарри отлично помнил, как сам надел её ровно год назад и, замерев, ждал её решения, пока она вслух бормотала ему в ухо. Несколько ужасных секунд он боялся, что шляпа отправит его в Слизерин, Дом, который выпустил больше тёмных волшебников и ведьм, чем любой другой… но он оказался в Гриффиндоре вместе с Роном, Гермионой и всеми остальными Уизли. В прошлом году Гарри и Рон помогли Гриффиндору выиграть Кубок Школы, одержав победу над Слизерином впервые за семь лет.

Очень маленького мальчика с серыми волосами вызвали, чтобы надеть ему на голову шляпу. Гарри перевёл взгляд с него на профессора Дамблдора, директора школы, который наблюдал за Распределением с преподавательского стола, а его серебристая борода и очки-полумесяцы сияли в свете свечей. Через несколько мест Гарри увидел Гилдероя Локхарта, одетого в аквамариновую мантию. В конце стола сидел большой и волосатый Хагрид, который опустошал свой кубок.

- Подожди-ка… - пробормотал Гарри Рону. – За преподавательским столом есть пустое место… Где Снейп?

Профессор Северус Снейп был самым нелюбимым учителем Гарри. А Гарри был самым нелюбимым учеником Снейпа. Он был жестоким, циничным, и его не любил никто, кроме учеников его собственного Дома (Слизерина), и он преподавал Зельеварение.

- Может быть, он заболел? – с надеждой сказал Рон.

- Может быть, он уволился, - сказал Гарри, - потому что ему снова не досталась должность учителя Защиты от Тёмных Искусств?

- А может, его уволили! – с энтузиазмом сказал Рон. – Все ведь его ненавидят…

- А может, - раздался ледяной голос прямо позади них, - он ждёт объяснений, почему вы двое прибыли не на школьном поезде.

Гарри обернулся. В чёрной мантии, развевающейся от холодного ветерка, перед ними стоял Северус Снейп. Он был худым мужчиной с нездоровой кожей, крючковатым носом и сальными чёрными волосами до плеч, и в данный момент он улыбался так, что Гарри понял, что у них с Роном были серьёзные неприятности.

- За мной, - сказал Снейп.

Не осмеливаясь даже посмотреть друг на друга, Гарри и Рон последовали за Снейпом вверх по ступенькам в пустой вестибюль, который освещался факелами. Из Большого Зала доносился вкусный запах еды, но Снейп увёл их прочь от тепла и света вниз по узкой каменной лестнице, которая вела в подземелья.

- Входите! – сказал он, открывая дверь на полпути по холодному коридору и указывая внутрь.

Дрожа, они зашли в кабинет Снейпа. Вдоль тёмных стен стояли целые шкафы больших стеклянных банок, в которых плавали всякие мерзкие вещи, названия которых в данный момент Гарри вовсе не хотелось знать. Камин был тёмным и пустым. Снейп закрыл дверь и повернулся к ним.

- Итак, - мягко сказал он, - поезд не подходит для знаменитого Гарри Поттера и его верного прихвостня Уизли. Хотели появиться с шумом, да, ребятки?

- Нет, сэр, это всё барьер на вокзале Кингс Кросс, он…

- Молчать! – холодно сказал Снейп. – Что вы сделали с машиной?

Рон сглотнул. Уже не в первый раз у Гарри возникало чувство, что Снейп умеет читать мысли. Однако он всё понял секундой позже, когда Снейп развернул сегодняшнее издание Вечернего Пророка.

- Вас видели, - зашипел он, показывая им заголовок: «Летающий Форд Англия озадачивает магглов». Он принялся читать вслух.

- «Двое магглов в Лондоне уверены, что они видели, как старая машина пролетала на почтовой башней… в полдень в Норфолке миссис Хэтти Бэйлисс, развешивая бельё… мистер Ангус Флит из Пеблза сообщил полиции»… всего шесть или семь магглов. Полагаю, это ваш отец работает в Офисе Неправильного Использования Артефактов Магглов? – сказал он, взглянув на Рона и улыбнувшись ещё более мерзко. – Боже, боже… его собственный сын…

Гарри почувствовал себя так, будто только что получил в живот одной из самых больших веток сумасшедшего дерева. Если кто-нибудь узнал, что мистер Уизли заколдовал машину… об этом он не подумал…

- Осмотрев парк, я заметил, что был нанесён сильный ущерб весьма ценной Дракучей Иве, - продолжил Снейп.

- Это дерево нанесло больше ущерба нам, чем мы… - выпалили Рон.

- Молчать! – снова рявкнул Снейп. – К великому сожалению, вы учитесь не в моём Доме, и решение о вашем исключении я принять не могу. Я пойду и приведу людей, которые имеют счастье обладать такой властью. Ждите здесь.

Гарри и Рон уставились друг на друга, у обоих побелели лица. Гарри больше не чувствовал голода. Теперь ему было очень плохо. Он старался не смотреть на большое и склизкое нечто, законсервированное в зелёной жидкости, и стоящее в шкафу за столом Снейпа. Если Снейп пошёл за профессором МакГонагалл, главой Дома Гриффиндор, то лучше им от этого не будет. Она, возможно, была справедливее Снейпа, но она была гораздо строже.

Десять минут спустя, вернулся Снейп, и с ним вне сомнений была профессор МакГонагалл. Гарри видел профессора МакГонагалл злой лишь несколько раз, но либо он забыл, в какую тонкую линию может сжаться её рот, либо он никогда не видел её такой разозлённой. Едва она зашла в кабинет, как тут же подняла палочку. Гарри с Роном оба зажмурились, но она всего лишь указала на пустой камин, в котором неожиданно заиграло пламя.

- Садитесь, - сказала она, и они оба попятились к стульям у огня.

- Объяснитесь, - сказала она, зловеще сверкая стёклами очков.

Рон начал рассказ с того момента, когда барьер на вокзале не хотел пропускать их.

- …так что у нас не было выбора, профессор, мы не смогли попасть на поезд.

- Почему же вы не послали сову с письмом? Полагаю, у вас есть сова? – холодно обратилась профессор МакГонагалл к Гарри.

Гарри уставился на неё. Теперь, когда она об этом сказала, стало очевидно, что именно это и нужно было сделать.

- Я… я не думал…

- Это, - сказала профессор МакГонагалл, - очевидно.

В дверь кабинета постучали, и Снейп, который выглядел счастливее некуда, открыл её. На пороге стоял директор, профессор Дамблдор.

Гарри полностью онемел. Дамблдор выглядел необыкновенно печальным. Он смотрел на них, и Гарри вдруг сильно захотелось, чтобы их с Роном до сих пор избивала Дракучая Ива.

Повисла долгая тишина. Затем Дамблдор сказал:

- Пожалуйста, объясните, зачем вы это сделали.

Было бы лучше, если бы он кричал. Гарри не понравилось разочарование в его голосе. Почему-то он не мог посмотреть Дамблдору в глаза и разговаривал со своими коленями. Он рассказал Дамблдору всё, кроме того, что заколдованная машина принадлежала мистеру Уизли, из-за чего всё звучало так, будто они с Роном случайно наткнулись на летающую машину, припаркованную у вокзала. Он знал, что Дамблдор сразу всё раскусит, но Дамблдор ничего не спросил о машине. Когда Гарри закончил, он лишь продолжал смотреть на них сквозь свои очки.

- Мы пойдём, заберём вещи, - безнадёжным голосом сказал Рон.

- О чём вы говорите, Уизли? – рявкнула профессор МакГонагалл.

- Ну, вы же нас исключаете? – сказал Рон.

Гарри быстро взглянул на профессора Дамблдора.

- Не сегодня, мистер Уизли, - сказал Дамблдор. – Но я должен подчеркнуть, насколько серьёзно то, что вы сделали. Сегодня же я напишу вашим семьям. Также я должен предупредить вас, что если вы снова совершите что-нибудь подобное, у меня не будет другого выбора, кроме как исключить вас.

Снейп выглядел так, будто отменили Рождество. Он прокашлялся и сказал:

- Профессор Дамблдор, эти мальчишки нарушили Декрет «О Разумном Ограничении Колдовства Несовершеннолетних» , причинили серьёзный ущерб старому и ценному дереву… разумеется, подобное поведение…

- Решение о наказании этих мальчиков примет профессор МакГонагалл, Северус, - спокойно сказал Дамблдор. – Они принадлежат её Дому, а, значит, находятся под её ответственностью. – Он повернулся к профессору МакГонагалл. – Я должен вернуться на праздник, Минерва, мне нужно дать некоторые указания. Пойдёмте, Северус, я ещё хочу попробовать с виду весьма вкусный молочный пирог.

Снейп одарил Гарри и Рона взглядом, полным яда, когда позволил увести себя из собственного кабинета, оставляя их наедине с профессором МакГонагалл, которая всё ещё смотрела на них, словно рассерженный орёл.

- Лучше бы вам пойти в больничное крыло, Уизли, у вас идёт кровь.

- Не сильно, - сказал Рон, поспешно вытирая рукавом ссадину над глазом. – Профессор, я хотел посмотреть распределение сестры…

- Церемония Распределения окончена, - сказала профессор МакГонагалл. – Ваша сестра также попала в Гриффиндор.

- А, хорошо, - сказал Рон.

- И, кстати, говоря о Гриффиндоре… - отрезала профессор МакГонагалл, но Гарри быстро вмешался:

- Профессор, когда мы взяли машину, семестр ведь ещё не начался, так что… так что с Гриффиндора ведь не обязательно снимать очки? – закончил он, с тревогой глядя на неё.

Профессор МакГонагалл пронзила его взглядом, но он был уверен, что она едва не улыбалась. По крайней мере, губы у неё выглядели уже не такими тонкими.

- Я не сниму очков с Гриффиндора, - сказала она, и у Гарри камень с души свалился. – Но вы оба получаете по наказанию.

Всё вышло лучше, чем ожидал Гарри. А то, что Дамблдор собирался написать Дёрсли, это были вовсе пустяки. Гарри прекрасно знал, что они будут разочарованы тем, что Дракучая Ива не расплющила его.

Профессор МакГонагалл снова подняла палочку и указала ею на стол Снейпа. С хлопком на нём появились тарелка с бутербродами, два серебряных кубка и кувшин ледяного тыквенного сока.

- Поешьте здесь, а затем отправляйтесь прямо в спальню, - сказала она. – Я тоже должна вернуться на праздник.

Когда дверь за ней закрылась, Рон испустил долгий низкий свист.

- Я думал, мы получим по полной, - сказал он, хватая бутерброд.

- Я тоже, - сказал Гарри, также хватая бутерброд.

- А ведь представляешь, как нам повезло? – промямлил Рон сквозь полный рот курицы и ветчины. – Фред и Джордж летали на этой машине, наверное, пять или шесть раз, и их ни один маггл не видел. – Он проглотил один кусок и тут же откусил ещё один огромный. – Почему мы не смогли пройти сквозь барьер?

Гарри пожал плечами.

- Теперь нам придётся быть осторожнее, - сказал он, делая большой глоток тыквенного сока. – Вот бы нам можно было пойти на пиршество…

- Она не хотела, чтобы мы выпендривались, - мудро заметил Рон. – Чтобы никто не подумал, что это круто – прибыть на летающей машине.

Когда они наелись бутербродами до отвала (тарелка всё время наполнялась заново), то встали и вышли из кабинета, направляясь по знакомому пути к гриффиндорской башне. В замке было тихо; видимо, пир уже закончился. Они прошли мимо бормочущих портретов и забирались вверх по узкой каменной лестнице, пока не достигли коридора, где за картиной, на которой маслом был нарисован портрет очень толстой дамы в шёлковом розовом платье был спрятан тайный вход в Башню Гриффиндора.

- Пароль? – сказал она, едва они приблизились.

- Э… - сказал Гарри.

Они не знали пароль на новый учебный год, так как ещё не встречались с Префектом Гриффиндора, но помощь не замедлила появиться; они услышали быстрый топот позади и, обернувшись, увидели, что к ним бежит Гермиона.

- Вот вы где! Где вы были? Это самые дурацкие слухи… кто-то сказал, что вас отчислили за то, что вы разбили летающую машину.

- Ну, нас не отчислили, - заверил её Гарри.

- Вы же не хотите сказать, что вы сюда прилетели? – сказала Гермиона, строгостью в голосе сильно напомнив профессора МакГонагалл.

- Завязывай с лекцией, - нетерпеливо сказал Рон, - и давай, говори новый пароль.

- «Медоедка», - нетерпеливо сказала Гермиона, - но речь не об этом…

Однако её речь прервалась, когда портрет толстой дамы открылся, и неожиданно послышались громкие аплодисменты. Казалось, весь Гриффиндор всё ещё был на ногах и собрался в круглой гостиной, стоя на покосившихся столах и мягких креслах, ожидая только их. Сквозь портретную дыру высунулись руки и втащили Гарри и Рона внутрь, так что Гермионе оставалось лишь вскарабкаться следом.

- Великолепно! – кричал Ли Джордан. – Гениально! Ну и появление! На летающей машине прямо в Дракучую Иву! Люди будут говорить об этом ещё много лет!

- Молодцы, - сказал пятикурсник, с которым Гарри никогда не разговаривал; кто-то хлопал его по спине, как будто он выиграл марафон. Фред и Джордж пробрались сквозь толпу и хором сказали: «Почему вы нас не позвали, а?» Рон весь зарделся, смущённо улыбаясь, но Гарри увидел одного человека, который вовсе не радовался. Над головами радостных первогодок нависал Перси, и, похоже, он пытался пробраться к ним, чтобы начать отчитывать. Гарри толкнул Рона в рёбра и кивнул в сторону Перси. Рон сразу всё понял.

- Пойдём-ка мы наверх… что-то подустали, - сказал он, и они вдвоём стали пробираться к двери на противоположной стороне гостиной, которая вела к винтовой лестнице в спальни.

- Спокойной ночи, - крикнул Гарри Гермионе, у которой на лице была такая же мина, как и у Перси.

Они умудрились пробраться на другую сторону гостиной, пока их продолжали хлопать по спине, а затем очутились в тишине на лестнице. Они поспешили на самый верх и, наконец, добрались до двери своей старой спальни, на которой теперь висела табличка «Второкурсники». Они зашли в знакомую круглую комнату, где было пять кроватей с четырьмя столбиками по углам, каждая из которых была завешена красным бархатным балдахином, и высокие узкие окна. Их сундуки уже принесли и поставили у подножий кроватей.

Рон виновато улыбнулся, посмотрев на Гарри.

- Знаю, что я не должен был этим наслаждаться, но…

Дверь спальни распахнулась, и вошли другие мальчики-второкурсники Гриффиндора – Шеймус Финниган, Дин Томас и Невилл Лонгботтом.

- Невероятно! – просиял Шеймус.

- Круто, - сказал Дин.

- Великолепно, - в изумлении сказал Невилл.

Гарри не смог сдержаться. Он тоже улыбнулся.


Гарри Поттер и Тайная Комната
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License