Книга 2. Глава 6. Гилдерой Локхарт

Однако на следующий день Гарри было вовсе не до улыбки. Всё покатилось кубарем с самого завтрака в Большом Зале. Под заколдованным потолком (сегодня он был затянут мрачными серыми облаками) четыре длинных стола Домов были заставлены мисками с овсянкой, тарелками с копчёной рыбой, горами тостов и блюдами с яйцами и беконом. Гарри и Рон уселись за столом Гриффиндора рядом с Гермионой, которая прислонила к кувшину с молоком открытую книгу «Вояж с Вампирами». В её голосе чувствовалось некоторое напряжение, когда она пожелала им доброго утра, из-за чего Гарри понял, что она всё ещё не одобряла способ, которым они прибыли в школу. С другой стороны, Невилл Лонгботтом радостно их поприветствовал. Невилл был круглолицым мальчиком, с которым постоянно что-то случалось, и у которого была самая худшая память из всех, кого когда-либо встречал Гарри.

- Почта прибудет с минуты на минуту… наверное, бабуля пришлёт мне кое-что из того, что я забыл.

Гарри едва приступил к своей овсянке, как вдруг над головой началась возня, и около сотни сов залетели внутрь и начали описывать круги по Большому Залу, бросая письма и посылки в оживлённую толпу учеников. Мятый увесистый свёрток отскочил от головы Невилла, а секунду спустя что-то большое и серое свалилось в кувшин Гермионы, обрызгав их всех молоком с перьями.

- Эррол! – воскликнул Рон, вытаскивая промокшую сову за лапы. Эррол, который был без сознания, плюхнулся на стол лапками кверху, держа в клюве мокрый красный конверт.

- О, нет… - ахнул Рон.

- Всё в порядке, он жив, - сказала Гермиона, аккуратно тыкая Эррола кончиком пальца.

- Я не об этом… я об этом.

Рон показывал на красный конверт. Гарри он показался вполне обычным, но Рон и Невилл смотрели на него с таким видом, будто он вот-вот взорвётся.

- В чём дело? – сказал Гарри.

- Она… она послала мне Вопилку, - промямлил Рон.

- Лучше открой её, Рон, - еле прошептал Невилл. – Будет хуже, если не откроешь. Однажды бабуля мне послала такую, я её проигнорировал и… - он сглотнул, - это было ужасно.

Гарри перевёл взгляд с их застывших лиц на красный конверт.

- А что такое Вопилка? – спросил он.

Но всё внимание Рона было приковано к письму, которое начинало дымиться по углам.

- Открой, - подначивал Невилл. – Всё закончится через несколько минут…

Рон протянул дрожащую руку, вытащил конверт из клюва Эррола и вскрыл его. Невилл заткнул пальцами уши. Мгновение спустя, Гарри понял, зачем. На секунду ему показалось, что конверт действительно взорвался; поднимая пыль, на весь огромный зал раздался невероятный рёв.

- …УКРАЛ МАШИНУ, Я БЫ НЕ УДИВИЛАСЬ, ЕСЛИ БЫ ОНИ ТЕБЯ ИСКЛЮЧИЛИ, ПОДОЖДИ, ПОКА Я ДО ТЕБЯ ДОБЕРУСЬ, ПОЛАГАЮ, ТЫ НЕ ПЕРЕСТАЛ ДУМАТЬ О ТОМ, ЧЕРЕЗ ЧТО МЫ ПРОШЛИ С ТВОИМ ОТЦОМ, КОГДА УВИДЕЛИ, ЧТО ОНА ИСЧЕЗЛА…

От криков миссис Уизли, которые были в сотни раз громче, чем обычно, и оглушительным эхом отражались от стен, на столах дребезжали тарелки и ложки. По всему залу оглядывались люди, пытаясь увидеть, кто получил Вопилку, а Рон съехал со стула так низко, что видно было лишь его багровый лоб.

- …ВЧЕРА ПИСЬМО ОТ ДАМБЛДОРА, Я ДУМАЛА, ТВОЙ ОТЕЦ ПОМРЁТ СО СТЫДА, МЫ ТЕБЯ НЕ ДЛЯ ЭТОГО РАСТИЛИ, ВЫ С ГАРРИ МОГЛИ ПОГИБНУТЬ…

Гарри уже думал, когда же всплывёт его имя. Он изо всех сил делал вид, будто не слышит голоса, от которого у него дребезжали барабанные перепонки.

- …ПОЛНОЕ ОТВРАЩЕНИЕ, ПО ПОВОДУ ТВОЕГО ОТЦА НА РАБОТЕ ВЕДЁТСЯ РАССЛЕДОВАНИЕ, ЭТО ПОЛНОСТЬЮ ТВОЯ ВИНА, И ЕСЛИ ТЫ СОВЕРШИШЬ ХОТЬ ОДИН ПРОСТУПОЧЕК, МЫ ТУТ ЖЕ ЗАБЕРЁМ ТЕБЯ ДОМОЙ.

Наступила звенящая тишина. Красный конверт, выпавший из руки Рона, вспыхнул и превратился в кучку пепла. Гарри и Рон сидели в оцепенении, как будто по ним прошлось цунами. Несколько человек засмеялись, а затем снова воцарился гул, и начались разговоры.

Гермиона закрыла «Вояж с Вампирами» и посмотрела на макушку головы Рона.

- Не знаю, чего ты ожидал, Рон, но ты…

- Не говори, что я это заслужил, - огрызнулся Рон.

Гарри отодвинул овсянку. Всё внутри у него сгорало от стыда. По поводу мистера Уизли велось расследование. И это после всего, что мистер и миссис Уизли сделали для него этим летом…

Но времени горевать совсем не было; профессор МакГонагалл шла вдоль стола Гриффиндора, раздавая расписания. Гарри взял своё и увидел, что первым уроком у них была сдвоенная Гербология вместе с Хаффлпаффом.

Гарри, Рон и Гермиона вместе вышли из замка, прошли через огород и направились к парникам, где держали волшебные растения. Вопилка, по крайней мере, сделала одно доброе дело: теперь Гермиона считала, что они были достаточно наказаны, и снова стала дружелюбной.

Когда они приблизились к теплицам, то увидели, что остальные ученики стоят снаружи и ждут профессора Спраут. Едва Гарри, Рон и Гермиона присоединились к ним, как она показалась на лужайке в компании Гилдероя Локхарта. У профессора Спраут в руках было полно повязок, и с очередным уколом совести Гарри заметил, что неподалёку несколько веток Дракучей Ивы были перевязаны.

Профессор Спраут была коренастой маленькой ведьмой, которая на своих пушистых волосах носила шляпу в заплатках; обычно на её одежде было много земли, а от вида её ногтей тётя Петуния потеряла бы сознание. Однако Гилдерой Локхарт выглядел безупречно в развевающейся бирюзовой мантии, а его золотистые волосы сияли под идеально сидящей бирюзовой шляпой, расшитой золотом.

- А, приветик! – крикнул Локхарт, рассыпая улыбки ученикам. – Я просто показывал профессору Спраут, как правильно лечить Дракучую Иву! Но я не хочу, чтобы вы думали, будто я разбираюсь в Гербологии лучше неё! Просто мне доводилось сталкиваться с некоторыми экзотическими растениями во время моих путешествий…

- Сегодня третья теплица, ребятки! – сказала профессор Спраут, которая выглядела не весёлой, как это было обычно, а весьма раздражённой.

В толпе пробежал заинтересованный шёпот. Раньше они работали только в теплице номер один – в третьей теплице обитали растения гораздо интереснее и опаснее. Профессор Спраут взяла один из больших ключей, висящий у неё на поясе, и открыла дверь. Гарри почуял запах сырой земли и удобрений, смешанный с ароматом каких-то огромных, размером с зонт, цветков, свисавших с потолка. Он собирался войти внутрь вслед за Роном и Гермионой, как вдруг высунулась рука Локхарта.

- Гарри! Я хотел перекинуться парой словечек… вы ведь не возражаете, если он опоздает на пару минуток, профессор Спраут?

Судя по злобному выражению лица профессора Спраут, она возражала, но Локхарт сказал: «Вот и славненько», и закрыл дверь парника прямо у неё перед носом.

- Гарри, - сказал Локхарт, качая головой, а его большие белые зубы сверкали в солнечном свете. – Гарри, Гарри, Гарри.

Совершенно не понимая, что происходит, Гарри ничего не ответил.

- Когда я узнал… ну конечно, это всё моя вина. Чуть было сам себя не ударил.

Гарри понятия не имел, о чём он говорил. Он чуть было не сказал об этом, но Локхарт продолжил:

- Не знаю, когда я испытывал больший шок. Прилететь в Хогвартс на машине! Ну конечно, я сразу понял, почему ты это сделал. Превзошёл всех. Гарри, Гарри, Гарри.

Было удивительно, как он умудрялся выставлять напоказ абсолютно все свои блестящие зубы, даже когда не говорил.

- Я ведь дал тебе почувствовать, что такое слава, – сказал Локхарт. – Заразил тебя. Ты оказался со мной на первой полосе, и тебе не терпелось сделать это снова.

- А… нет, профессор, понимаете…

- Гарри, Гарри, Гарри, - сказал Локхарт, протягивая руку и хватая его за плечо. – Я понимаю. Это естественно – хотеть ещё немного, когда ты что-то распробовал… и я корю себя за то, что дал тебе такую возможность, ведь это просто не могло не засесть у тебя в голове… но, видите ли, юноша, нельзя летать на машине, чтобы тебя заметили. Просто успокойся, ладно? У тебя будет на это время, когда ты повзрослеешь. Да, да, я знаю, о чём ты думаешь! «Для него это нормально, он уже всемирно известный волшебник!» Но когда мне было двенадцать, я был даже больше, чем просто никем! Ведь несколько людей уже о тебе слышали, верно? То, что касается Того-Кого-Нельзя-Называть! – он взглянул на шрам в форме молнии у Гарри на лбу. – Знаю, знаю, это даже приблизительно не так здорово, как пять раз подряд выиграть Награду за Самую Очаровательную Улыбку «Ведьминского Еженедельника», как это сделал я… но это уже что-то, Гарри, уже что-то.

Он смачно подмигнул Гарри и пошёл прочь. Несколько секунд Гарри стоял, словно окаменевший, а затем, вспомнив, что он должен быть в теплице, открыл дверь и проскользнул внутрь.

Профессор Спраут стояла за козлами в центре парника. На них лежало около двадцати пар разноцветных наушников. Когда Гарри занял место между Роном и Гермионой, она сказала:

- Сегодня мы будем пересаживать Мандрагоры. Итак, кто расскажет мне о свойствах Мандрагоры?

Никто не удивился, когда первой поднялась рука Гермионы.

- Мандрагора – это мощное восстанавливающее средство, - сказала Гермиона в своей обычной манере, будто проглотила учебник. – Её используют, чтобы вернуть людей, которых во что-то превратили или прокляли, в их первоначальное состояние.

- Превосходно. Десять очков Гриффиндору, - сказала профессор Спраут. – Мандрагора является основной частью большинства противоядий. Однако она и опасна. Кто скажет, почему?

Рука Гермионы едва не съездила Гарри по очкам, вновь устремившись вверх.

- Крик Мандрагоры смертелен для любого, кто его услышит, - быстро ответила она.

- Именно. Ещё десять очков, - сказала профессор Спраут. – Сегодня у нас здесь очень молодые Мандрагоры.

Она указала на ряд глубоких лотков, и все подошли вперёд, чтобы получше их разглядеть. Около сотни маленьких зеленовато-сиреневых растений с хохолками росли в них в несколько рядов. Гарри, который не имел ни малейшего представления о том, что Гермиона подразумевала под «криком» Мандрагоры, они показались весьма неприметными.

- Все возьмите по паре наушников, - сказала профессор Спраут.

Началась возня, потому что все старались не остаться с розовыми и пушистыми наушниками.

- Когда я скажу надеть их, убедитесь, что ваши уши полностью закрыты, - сказала профессор Спраут. – Когда станет безопасно, чтобы их снять, я покажу большие пальцы. Итак… наушники надеть.

Гарри прижал наушниками уши. Они полностью блокировали звуки. Профессор Спраут надела розовые пушистые наушники, закатала рукава мантии, крепко схватила одно из растений с хохолком и сильно потянула.

Гарри ахнул от удивления, чего всё равно никто бы не услышал.

Вместо корней из земли вылез маленький, грязный и ужасно уродливый младенец. Листья росли прямо у него из головы. У него была бледно-зелёная пятнистая кожа, и, судя по всему, он душераздирающе вопил.

Профессор Спраут достала из-под стола большой горшок и засунула туда Мандрагору, засыпая её тёмным влажным компостом, пока не остались лишь хохлатые листья. Профессор Спраут отряхнула руки, показала им большие пальцы и сама сняла наушники.

- Поскольку у нас тут всего лишь рассада Мандрагоры, её крики пока не убивают, - спокойно сказала она, будто только что всего лишь полила бегонию. – Однако они вырубят вас на несколько часов, а я уверена, что никому не захочется пропускать первый день после отдыха, так что убедитесь, что наушники надёжно закреплены во время работы. Я привлеку ваше внимание, когда придёт время собираться. По четыре на поддон… вот здесь большой запас горшков… компост в тех мешках… и поосторожнее с Ядовитыми Тентакулами, у них режутся зубки.

С этими словами она резко шлёпнула по тёмно-красному колючему растению, и то тут же втянуло длинные щупальца, которые крались к ней через плечо.

К Гарри, Рону и Гермионе присоединился кудрявый мальчик из Хаффлпаффа, которого Гарри видел, но с которым никогда не разговаривал.

- Джастин Финч-Флетчли, - весело сказал он, пожимая Гарри руку. – Разумеется, я знаю, кто ты, знаменитый Гарри Поттер… а ты – Гермиона Грэйнджер – всех обходишь в учёбе… (Гермиона просияла, когда ей тоже пожали руку) и Рон Уизли. Это ведь твоя летающая машина?

Рон не улыбнулся. Вопилка явно до сих пор не выходила у него из головы.

- Этот Локхарт – нечто, - радостно сказал Джастин, когда они начали заполнять горшки компостом из драконьего помёта. – Удивительно смелый парень. Вы читали его книги? Я бы умер от страха, если бы оборотень загнал меня в телефонную будку, но он не растерялся и – бац – просто восхитительно. Знаете, меня собирались отправлять в Итон, я даже не могу описать, как я рад, что попал сюда, а не туда. Конечно, мама слегка расстроилась, но с тех пор, как я дал ей почитать книги Локхарта, думаю, она начала понимать, как это будет полезно, чтобы в семье был натренированный волшебник…

Потом у них не было возможности поговорить. Они снова надели наушники, и им предстояло сосредоточиться на Мандрагорах. Когда это делала профессор Спраут, всё казалось лёгким, но таким оно на самом деле не было. Мандрагорам не нравилось вылезать из земли, но и обратно им, похоже, тоже не особо хотелось. Они извивались, пинались, размахивали маленькими кулачками и скалили маленькие зубки; Гарри целых десять минут пытался запихать одну весьма толстую Мандрагору в горшок.

К концу урока Гарри, как и все остальные, вспотел, у него болело всё тело, и он был весь в земле. Все потащились в замок, что бы быстро помыться, а затем гриффиндорцы поспешили на урок Трансфигурации.

На уроках профессора МакГонагалл всегда было тяжело, но сегодня было особенно трудно. Всё, что Гарри выучил за прошлый год, казалось, за лето вылетело у него из головы. Ему нужно было превратить жука в пуговицу, но удалось лишь устроить жуку разминку, пока тот носился по парте, спасаясь от его волшебной палочки.

У Рона дела были ещё хуже. Он склеил свою палочку кусочком одолженного Волшескотча, но она, похоже, восстановлению не подлежала. Она трещала и пускала искры в самый неподходящий момент, а каждый раз, когда Рон пытался превратить своего жука, она обволакивала его облаком густого серого дыма, который вонял тухлыми яйцами. Совершенно не видя, что делает, Рон раздавил жука локтём, и ему пришлось попросить ещё одного. Профессор МакГонагалл была недовольна.

Гарри почувствовал облегчение, когда прозвонил колокол на обед. Его мозг был похож на выжатую губку. Все вышли из кабинета, кроме него и Рона, который неистово лупил своей палочкой по парте.

- Дурацкая… бесполезная… штуковина…

- Напиши домой, чтобы тебе прислали другую, - предложил Гарри, когда из палочки вылетел целый залп взрывов, как из петарды.

- Ага, чтобы получить ещё одну Вопилку, - сказал Рон, запихивая в сумку палочку, которая теперь шипела. – Сам виноват, что твоя палочка сломалась…

Они спустились на обед, где Рону вовсе не полегчало, когда Гермиона показала целую пригоршню идеальных пуговиц от пальто, которые она сделала на Трансфигурации.

- Что у нас после обеда? – сказал Гарри, поспешно меняя тему.

- Защита от Тёмных Искусств, - тут же ответила Гермиона.

- А почему это, - спросил Рон, схватив её расписание, - у тебя все уроки Локхарта обведены сердечками?

Гермиона отобрала у него расписание и залилась краской.

Они закончили обедать, и вышли во двор, затянутый туманом. Гермиона села на каменную ступеньку и снова уткнулась в «Вояж с Вампирами». Гарри и Рон стояли и несколько минут разговаривали о Квиддиче, пока Гарри не осознал, что за ним наблюдают. Он поднял глаза и увидел того самого маленького мальчика с серыми волосами, который вчера надевал Распределяющую Шляпу, и который сейчас смотрел на Гарри как заворожённый. В руках он держал нечто похожее на обычный маггловский фотоаппарат, и когда Гарри посмотрел на него, он тут же покраснел.

- Привет, Гарри. Я… я Колин Криви, - сказал он так, словно ему было тяжело дышать, и сделал робкий шаг вперёд. – Я тоже учусь в Гриффиндоре. Как думаешь… можно я… можно мне сфотографировать? – сказал он, в надежде поднимая камеру.

- Сфотографировать? – без выражения повторил Гарри.

- Чтобы доказать, что я с тобой встречался, - с энтузиазмом сказал Колин Криви, продвигаясь вперёд. – Я всё о тебе знаю. Все мне рассказывали. О том, как ты выжил, когда Сам-Знаешь-Кто пытался тебя убить, и как он исчез и всё такое, и о том, что у тебя до сих пор остался шрам на лбу (он пробежал глазами по лбу Гарри), и один мальчик из моей спальни сказал, что если проявлять плёнку в правильном зелье, что фотографии будут двигаться. – Колин глубоко и отрывисто вдохнул. – Здесь здорово, правда? Я не знал, что те странности, которые я делал, были магией, пока мне не пришло письмо из Хогвартса. Мой папа – молочник, он тоже не мог в это поверить. Так что я делаю очень много снимков, чтобы отправить их ему. И было бы очень здорово, если бы у меня был один с тобой… - он умоляюще посмотрел на Гарри, - …может быть, твой друг мог бы сфотографировать, а я бы встал рядом с тобой? И не подпишешь ли ты её?

- Фото с автографом? Ты раздаёшь фото с автографом, Поттер?

Громкий издевательский голос Драко Малфоя эхом отозвался по всему двору. Он встал прямо за Колином, как всегда, в сопровождении своих дружков-верзил Крэбба и Гойла.

- Все в очередь! – закричал Малфой толпе. – Гарри Поттер раздаёт фотографии с автографом!

- Не раздаю, - со злостью сказал Гарри, сжимая кулаки. – Заткнись, Малфой.

- Тебе просто завидно, - запищал Колин, у которого всё тело в обхвате было как шея Крэбба.

- Завидно? – сказал Малфой, которому больше не нужно было кричать, так как сцену слушала половина двора. – Чему? Спасибо, мне не надо идиотского шрама на голове. Лично мне не кажется, что, вскрыв скальп, становишься особенным.

Крэбб и Гойл тупо хихикали.

- Жри слизней, Малфой, - со злостью сказал Рон. Крэбб перестал смеяться и принялся угрожающе потирать огромные костяшки пальцев.

- Осторожнее, Уизли, - скривился Малфой. – Лучше тебе не ввязываться в неприятности, а то твоя мамочка приедет и заберёт тебя из школы. – Он заговорил высоким тоненьким голоском. – Если ты совершишь хоть один проступочек…

Несколько слизеринцев-пятикурсников неподалёку громко засмеялись.

- Уизли пригодится фото с автографом, Поттер, - ухмыльнулся Малфой. – Оно будет стоить больше чем весь дом его семейки.

Рон достал склеенную палочку, но Гермиона захлопнула «Вояж с Вампирами» и прошептала: «Берегись!»

- В чём же, в чём же дело? – к ним направлялся Гилдерой Локхарт, а за ним развевалась его бирюзовая мантия. – Кто раздаёт фотографии с автографами?

Гарри открыл рот, но Локхарт прервал его, положив ему руку на плечи, и жизнерадостно прогремел. – Не стоило и спрашивать! Вот мы и встретились снова, Гарри!

Прижатый к Локхарту, сгорая от стыда, Гарри увидел, как Малфой, ухмыляясь, растворяется в толпе.

- Давайте же, мистер Криви, - сказал Локхарт, улыбаясь Колину. – Двойная фотография, лучше и не скажешь, и мы оба её подпишем.

Колин нащупал фотоаппарат и сделал снимок, как раз когда за ними зазвонил колокол, оповещая о начале послеобеденных уроков.

- Вперёд, двигаемся же, - закричал Локхарт толпе и пошёл к замку, всё ещё прижимая к себе Гарри, который мечтал о том, чтобы знать какое-нибудь действенное заклинание исчезновения.

- Ты, конечно, понял, Гарри, - по-отечески сказал Локхарт, когда они вошли в замок через чёрный ход. – Я прикрыл тебя в ситуации с юным Криви… если он сфотографировал и меня тоже, твои товарищи не подумают, будто ты сильно задираешься…

Словно не слыша лепета Гарри, Локхарт провёл его по коридору, где толпились уставившиеся на них ученики, а затем вверх по лестнице.

- Позволь лишь сказать, что раздавать фотографии с автографом на этой стадии твоей карьеры – неразумно… честно говоря, Гарри, это выглядит так, будто ты много о себе возомнил. Возможно, придёт время, когда тебе, как и мне, придётся носить с собой стопку листов, куда бы ты ни пошёл… - он тихо усмехнулся. – Я думаю, ты пока ещё до этого не дошёл.

Они добрались до классной комнаты Локхарта, и он, наконец, отпустил Гарри. Гарри одернул мантию и направился искать место прямо в конец класса, где начал отгораживаться, складывая перед собой стопкой все семь книг Локхарта.

В кабинет зашли остальные ученики, и Рон с Гермионой уселись по обе стороны от Гарри.

- У тебя на лице яичницу можно жарить, - сказал Рон. – Лучше надейся, что Криви не познакомиться с Джинни, а то они организуют Фан-клуб Гарри Поттера.

- Заткнись, - огрызнулся Гарри. Меньше всего ему хотелось, чтобы Локхарт услышал фразу «Фан-клуб Гарри Поттера».

Когда все расселись, Локхарт громко прокашлялся, и наступила тишина. Он протянул руку, взял у Невилла Лонгботтома книгу «Турне с Троллями» и поднял её, чтобы показать своё подмигивающее изображение на обложке.

- Я, - сказал он, указывая на него и также подмигивая, - Гилдерой Локхарт, Орден Мерлина третьей степени, Почётный Член Лиги Защиты от Тёмных Сил и пятикратный обладатель Награды за Самую Очаровательную Улыбку «Ведьминского Еженедельника»… но я об этом не говорю. Я не избавился от бандонской баньши, улыбнувшись ей.

Он подождал, когда они засмеются. Несколько человек слабо улыбнулись.

- Вижу, вы все купили полное моё собрание сочинений… отлично. Думаю, сегодня мы начнём с небольшого теста. Не волнуйтесь – это просто чтобы проверить, насколько хорошо вы их читали, сколько вы усвоили…

Когда он раздал тестовые бланки, то вернулся на место и сказал:

- У вас тридцать минут. Начинайте прямо… сейчас!

Гарри посмотрел в свой листок и прочёл:

1. Какой у Гилдероя Локхарта любимый цвет?

2. Какая у Гилдероя Локхарта заветная мечта?

3. Что, по вашему мнению, на данный момент является самым большим достижением Гилдероя Локхарта?

И список продолжался на трёх листах, вплоть до:

54. Когда день рождения у Гилдероя Локхарта, и какой подарок будет для него идеальным?

Полчаса спустя, Локхарт собрал листы и пробежался по ним прямо перед всем классом.

- Ай-яй-яй… едва ли кто-то из вас вспомнил, что мой любимый цвет – лиловый. Я пишу об этом в книге «Срок со Снежным Человеком». И некоторым стоило бы почитать «Отдых с Оборотнем» повнимательнее – я ясно даю понять в двенадцатой главе, что идеальным подарком на день рождения для меня будет гармония между всеми волшебными и неволшебными людьми… хотя я бы не отказался от большой бутылочки Старого Огденского Огневиски.

Он ещё раз подмигнул им. Рон смотрел на Локхарта с выражением неверия; Шеймус Финниган и Дин Томас, сидевшие на первой парте, тряслись от беззвучного смеха. Гермиона же, с другой стороны, слушала Локхарта очень внимательно и вздрогнула, когда он назвал её имя.

- …но мисс Гермиона Грэйнджер знала, что моя заветная мечта – избавить мир от зла и запустить собственную линию средств по уходу за волосами… молодец! И вообще-то… - он перевернул её листок, - высший балл! Где мисс Гермиона Грэйнджер?

Гермиона подняла дрожащую руку.

- Превосходно! – просиял Локхарт. – Замечательно! Десять очков Гриффиндору! А теперь перейдём к делу…

Он нырнул за свой стол и достал большую клетку, накрытую сверху.

- Итак… берегитесь! Моя задача состоит в том, чтобы вооружить вас против самых мерзких созданий, известных волшебному сообществу! Возможно, в этом кабинете вы встретитесь с самыми своими жуткими страхами. Но знайте, что вы невредимы, пока я здесь. Всё, что я прошу, - это спокойствие.

Против своей воли, Гарри наклонился, чтобы из-за стопки книг получше разглядеть клетку. Локхарт положил руку на покрывало. Дин и Шеймус перестали смеяться. Невилл съёжился за первой партой.

- Я должен попросить вас не кричать, - понизив голос, сказал Локхарт. – Это может их спровоцировать.

Как только весь класс затаил дыхание, Локхарт сорвал покрывало.

- Да, - театрально произнёс он. – Свежепойманные корнуолльские пикси.

Шеймус Финниган не смог удержаться. Он прыснул так, что даже Локхарт не смог принять бы это за вопль ужаса.

- Да? – улыбнулся он Шеймусу.

- Ну, они… они же не очень… опасные? – давился Шеймус.

- Не будьте так уверены! – сказал Локхарт, недовольно пригрозив пальцем Шеймусу. – Они могут быть дьявольски хитрыми, эти маленькие вредители!

Пикси были ядовито-синего цвета, ростом примерно восемь дюймов, с заострёнными лицами и такими звенящими голосами, что казалось, будто слушаешь, как спорит стая попугайчиков. Как только сняли покрывало, они начали стучаться и метаться, громыхать прутьями и корчить рожи тем, кто сидел неподалёку.

- Итак, - громко сказал Локхарт. – Посмотрим, что вы с ними сделаете! – И он открыл клетку.

Начался беспредел. Пикси разлетелись во всех направлениях, словно ракеты. Двое схватили Невилла за уши и подняли в воздух. Некоторые вылетели прямо в окно, окатив задний ряд душем из битого стекла. Остальные принялись разносить классную комнату куда лучше, чем разъярённый носорог. Они хватали чернильницы и поливали учеников содержимым, рвали на мелкие кусочки книги и бумаги, срывали со стен картины, перевернули мусорку, хватали сумки и книги и выбрасывали их в разбитое окно; через пару минут половина учеников пряталась под партами, а Невилл раскачивался на канделябре под потолком.

- Давайте же, окружайте их, окружайте, это всего лишь пикси… - кричал Локхарт.

Он закатал рукава, взмахнул палочкой и закричал:

- Пескипикси Пестерноми!

Абсолютно ничего не произошло; один из пикси схватил палочку Локхарта и тоже выкинул её в окно. Локхарт сглотнул и сам нырнул под стол, едва избежав того, чтобы быть раздавленным Невиллом, который упал секундой позже, когда не выдержал канделябр.

Зазвенел звонок, и у выхода образовала сумасшедшая давка. Когда наступила относительная тишина, Локхарт выпрямился, увидел Гарри, Рона и Гермиону, которые почти добрались до двери, и сказал:

- Что ж, я попрошу вас троих просто собрать остальных в клетку.

Он пронёсся мимо них и быстро захлопнул за собой дверь.

- Да неужели? – взревел Рон, когда один из оставшихся пикси больно укусил его за ухо.

- Он просто хочет, чтобы мы немного попрактиковались, - сказала Гермиона, обездвижив двух пикси сразу Замораживающим Заклинанием и засовывая их в клетку.

- Попрактиковались? – сказал Гарри, пытаясь поймать пикси, который утанцовывал от него, высунув язык. – Гермиона, он понятия не имел о том, что делал.

- Чепуха, - сказала Гермиона. – Вы читали его книги – вспомните обо всех удивительных вещах, которые он сделал…

- Говорит, что сделал, - пробормотал Рон.


Гарри Поттер и Тайная Комната
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License