2 11

Воскресным утром Гарри проснулся и обнаружил, что вся палата залита ярким зимним солнцем, а его рука снова полна костей, хоть и абсолютно неподвижна. Он резко сел и посмотрел на кровать Колина, но она была закрыта высокой ширмой, за которой вчера переодевался Гарри. Увидев, что он проснулся, мадам Помфри моментально принесла ему поднос с завтраком, а затем принялась сгибать и разминать его руку и пальцы.

- Всё в порядке, - сказала она, пока Гарри неуклюже ел овсяную кашу левой рукой. - Когда покончишь с завтраком, можешь идти.

Гарри оделся так быстро, как только мог, и поспешил в гриффиндорскую башню, потому что ему не терпелось рассказать Рону и Гермионе о Колине и Добби, но их там не было. Гарри пошёл на их поиски, немного обидевшись оттого, что их, похоже, совсем не интересовало, выросли у него новые кости или нет.

Когда Гарри проходил мимо библиотеки, из неё как раз выходил Перси Уизли, который находился в гораздо более приветливом расположении духа, чем при их прошлой встрече.

- О, привет, Гарри, - сказал он. - Прекрасно полетал вчера, просто отлично. Благодаря тебе Гриффиндор теперь лидирует в гонке за Кубок Школы, ты заработал 50 очков!

- Ты не видел Рона или Гермиону? - спросил Гарри.

- Нет, не видел, - ответил Перси, и его улыбка начала спадать. - Надеюсь, Рон не залез в очередной туалет для девочек…

Гарри выдавил из себя смешок, посмотрел, как Перси скрылся из виду, а затем направился прямиком в туалет Плаксы Миртл. Он не понимал, почему Рон и Гермиона должны быть именно там, но, убедившись, что ни Филча, ни Префектов поблизости нет, он открыл дверь и услышал их голоса, доносившиеся из закрытой кабинки.

- Это я, - сказал он, закрывая за собой дверь. Из кабинки раздались скрип, всплеск, аханье, и Гарри увидел глаз Гермионы, выглядывающий в замочную скважину.

- Гарри! - сказала она. – Как же ты нас напугал. Заходи… как твоя рука?

- Хорошо, - ответил Гарри, протискиваясь в кабинку. На унитаз был взгромождён старый котёл, и лёгкое потрескивание подсказывало Гарри, что под ним горел огонь. Гермиона была мастером по части создания переносного огня, который нельзя было потушить водой.

- Мы бы пришли встретить тебя, но решили начать изготовление Многосущного Зелья, - объяснял Рон, пока Гарри не без труда закрывал за собой дверь кабинки. - Мы решили, что это самое безопасное место, чтобы спрятать его.

Гарри начал рассказывать им о Колине, но Гермиона прервала его.

- Мы всё уже знаем. Мы слышали, как утром профессор МакГонагалл рассказывала об этом профессору Флитвику. Потому мы и решили поскорее заняться делом…

- Чем быстрее мы вытянем из Малфоя признание, тем лучше, - прорычал Рон. - Знаешь, что я думаю? Он был так зол после матча по Квиддитчу, что отыгрался на Колине.

- Есть ещё кое-что, - сказал Гарри, наблюдая, как Гермиона отрывает пучки птичьего горца и бросает их в зелье. - Сегодня ночью меня навестил Добби.

Рон и Гермиона в изумлении посмотрели на него. Гарри рассказал им всё, о чём рассказал ему Добби… или чего не рассказал. Гермиона и Рон слушали, открыв рты.

- Тайную Комнату открывали раньше? - спросила Гермиона.

- Это всё проясняет, - торжествующе произнёс Рон. - Люциус Малфой, должно быть, открывал Комнату, когда ещё учился в Хогвартсе, а теперь рассказал старому доброму Драко, как это сделать. Всё очевидно. Хотя, жаль, что Добби не рассказал тебе, что за чудовище находится там внутри. Мне бы хотелось узнать, почему никто не смог его обнаружить, когда оно шаталось по школе.

- Может быть, оно может становиться невидимым, - сказала Гермиона, вываливая пиявок на дно котла. - Или, может, оно способно замаскироваться под что-то… притвориться доспехами или ещё чем-нибудь. Я читала об упырях-хамелеонах…

- Ты слишком много читаешь, Гермиона, - сказал Рон, высыпая мёртвых златоглазок сверху на пиявок. Он встряхнул пустую сумку и обернулся к Гарри.

- Так значит, Добби помешал нам сесть на поезд и сломал тебе руку… - он покачал головой. – Знаешь, что, Гарри? Если он не прекратит спасать тебе жизнь, то попросту убьёт тебя.

*

Новость о том, что на Колина Криви совершено нападение, и он теперь, словно мёртвый, лежит в больничном крыле, распространилась в понедельник утром по всей школе. Неожиданно воздух наполнился всевозможными слухами и подозрениями. Первогодки теперь передвигались по замку плотными группками, чтобы в случае нападения было не так страшно.

Джинни Уизли, которая сидела с Колином на уроках Чар, теперь была сама не своя, но Гарри показалось, что Фред и Джордж как-то неправильно её подбадривают. Они по очереди покрывались шерстью или волдырями и внезапно выскакивали перед Джинни из-за поворотов и статуй. Они прекратили делать это, лишь когда Перси, которого, казалось, от гнева хватит удар, пообещал им написать миссис Уизли о том, что Джинни снятся кошмары.

Тем временем втайне от учителей в школе развернулась оживленная торговля талисманами, амулетами и прочими предметами защиты. Невилл Лонгботтом купил себе большую, злостно пахнущую зелёную луковицу, остроконечный сиреневый кристалл и гниющий хвост тритона прежде, чем остальные мальчики из Гриффиндора объяснили, что ему опасность не грозила: он был чистокровным, а поэтому на него бы вряд ли напали.

- Сначала напали на Филча, - сказал Невилл с испугом на круглом лице, - а все знают, что я – почти что Сквиб.

*

Во вторую неделю декабря профессор МакГонагалл, как обычно, обходила учеников, составляя список детей, остающихся на Рождество. Гарри, Рон и Гермиона записались к ней в список. До них дошли слухи, что и Малфой остаётся, что показалось им очень подозрительным. Каникулы были идеальным временем для того, чтобы приготовить Многосущное Зелье и попытаться вытянуть из Малфоя признание.

К сожалению, зелье было готово только наполовину. Им всё ещё были нужны рог двурога и кожа бумсланга, и единственным местом, где всё это можно было достать, была личная кладовая Снейпа. Гарри был уверен, что ему лучше встретиться с легендарным чудовищем Слизерина, чем быть застигнутым Снейпом при ограблении его кабинета.

- Что нам нужно, - оживлённо сказала Гермиона в четверг днём, перед приближавшимся сдвоенным уроком Зельеварения, - так это отвлечь внимание. Тогда один из нас сможет проскользнуть в кабинет Снейпа и взять то, что нам нужно.

Гарри и Рон нервно посмотрели на неё.

- Думаю, красть лучше мне, - продолжила Гермиона, как ни в чём не бывало. - Если вы ещё раз влипнете в историю, вас исключат, а у меня чистая репутация. Так что всё, что вам следует сделать, это задержать Снейпа на пять минут или около того.

Гарри слабо улыбнулся. Намеренно устраивать беспорядки на уроках Зельеварения Снейпа было так же безопасно, как и тыкать в глаз спящего дракона.

Уроки Зельеварения проходили в одном из самых больших подземелий. В четверг урок шёл как обычно. Двадцать дымящихся котлов стояли между деревянными партами. На партах стояли медные весы и банки с ингредиентами. Снейп бродил сквозь пар, делая замечания по работе гриффиндорцев, в то время как слизеринцы довольно хихикали. Драко Малфой, который был любимчиком Снейпа, пулялся глазами рыбы-луны в Рона и Гарри, которые знали, что если ответят тем же, будут наказаны раньше, чем успеют сказать слово «нечестно».

Раздувающее Зелье, которое готовил Гарри, уже грозило перелиться через край, но голова Гарри была занята более важными вещами. Он ждал сигнала от Гермионы и почти не слушал Снейпа, когда тот остановился, чтобы поиздеваться над его жиденьким зельем. Как только Снейп перешёл к Невиллу, Гермиона поймала взгляд Гарри и кивнула.

Гарри спрятался за свой котёл, вынул из кармана один из фейерверков Флибустьера, позаимствованный у Фреда, и быстро ткнул в него своей волшебной палочкой. Фейерверк начал искриться и шипеть. Зная, что у него есть лишь пара секунд, Гарри выпрямился, прицелился и подбросил фейерверк. Он угодил прямо в цель - в котёл Гойла.

Зелье Гойла взорвалось, обрызгав весь класс. Ученики завизжали, когда в них попали брызги Раздувающего Зелья. Малфой получил порцию в лицо, и нос его стал раздуваться, как воздушный шар; Гойл носился по кабинету, прикрывая руками глаза размером с блюдца, пока Снейп пытался восстановить порядок и выяснить, что произошло. Среди всей этой суматохи Гарри увидел, как Гермиона тихонько выскользнула через дверь.

- Тихо! ТИХО! - взревел Снейп. - Все, на кого попало зелье - подойдите сюда, чтобы получить порцию Уменьшающего Отвара. Когда я выясню, кто это натворил…

Гарри постарался не засмеяться, увидев, как Малфой торопится к столу Снейпа. Голова его склонялась вниз под тяжестью огромного носа, похожего на маленькую дыню.

Когда полкласса сбежалось для исцеления, некоторых тянули вниз руки, похожие на дубинки, а другие не могли разговаривать из-за огромных раздувшихся губ, Гарри увидел, как Гермиона проскользнула обратно в подземелье с оттопыренной спереди мантией.

Когда все получили по глотку противоядия, и все опухоли спали, Снейп подошёл к котлу Гойла и выловил оттуда скукоженные чёрные остатки фейерверка. Воцарилась тишина.

- Если я когда-нибудь узнаю, кто это бросил, - прошептал Снейп, - я лично прослежу, чтобы этот человек был исключён.

Гарри придал лицу озадаченное, как он надеялся, выражение. Снейп смотрел прямо на него, и звонок, прозвучавший десятью минутами позже, был как нельзя кстати.

- Он знал, что это я, - сказал Гарри Рону и Гермионе, когда они поспешно вернулись в туалет Плаксы Миртл. – Я это понял.

Гермиона бросила новые ингредиенты в котёл и лихорадочно начала их перемешивать.

- Оно будет готово через две недели, - радостно сообщила она.

- Снейп не сможет доказать, что это был ты, - уверил Рон Гарри. - Что он сделает?

- Зная Снейпа - что-нибудь мерзкое, - сказал Гарри, когда зелье вспенилось и забулькало.

*

Неделей позже, проходя через вестибюль, Рон, Гарри и Гермиона заметили толпу школьников, которые собрались возле доски объявлений и читали объявление на кусочке пергамента, который только что прикрепили к доске. Шеймус Финниган и Дин Томас радостно подозвали их.

- Открывается Клуб Дуэлянтов! - сказал Шеймус. - Первое собрание - сегодня вечером! Я бы не отказался от уроков дуэльного мастерства. В такое время они были бы кстати…

- Ты что, думаешь, что чудовище Слизерина может вызвать тебя на дуэль? - сказал Рон, но также прочёл объявление с большим интересом.

- Это может быть полезно, - сказал он Гарри и Гермионе, когда они отправились на ужин. - Пойдём?

Гарри и Гермиона с радостью согласились, так что в восемь часов вечера они поспешили в Большой Зал. Длинные обеденные столы исчезли, зато вдоль одной из стен появился огромный золотой помост, залитый светом множества свечей, висевших наверху. Потолок снова был бархатно-чёрным, и, казалось, большая часть учеников собралась под ним, все с палочками и в состоянии радостного возбуждения.

- Интересно, кто будет нас учить? - спросила Гермиона, когда они подошли к гомонящей толпе. - Кто-то рассказывал мне, что Флитвик в молодости был чемпионом по дуэлям, может, это будет он.

- Только бы не… - начал Гарри, но фразу закончил стоном: на помост всходил Гилдерой Локхарт, неотразимый в своей мантии сливового цвета, а сопровождал его никто иной, как Снейп, как обычно, в чёрном.

Локхарт взмахнул рукой, добиваясь тишины, и прокричал:

- Подходите, подходите! Всем ли меня видно? Всем ли меня слышно? Превосходно!

Профессор Дамблдор дал мне разрешение основать небольшой Клуб Дуэлянтов для того, чтобы как следует натренировать вас на тот случай, если вам понадобится защитить себя так, как бесчисленное множество раз делал это я… подробности в моих книгах.

Позвольте мне представить моего помощника, профессора Снейпа, - сказал Локхарт, сверкнув широкой улыбой. - Он сказал мне, что сам знает о дуэлях совсем немного, и ради интереса согласился помочь мне с маленькой демонстраций, прежде чем мы начнём. Но я не хочу, чтобы вы, мои юные друзья, переживали – не бойтесь, у вас останется ваш преподаватель Зельеварения, когда я закончу!

- Было бы чудесно, если бы они прикончили друг друга, правда? – пробормотал на ухо Гарри Рон.

Верхняя губа Снейпа искривилась. Гарри было интересно, почему Локхарт до сих пор улыбается. Если бы Снейп так смотрел на него, он давно уже бежал бы со всех ног в противоположном направлении.

Локхарт и Снейп повернулись друг к другу и поклонились. По крайней мере, Локхарт поклонился, затейливо изгибая руки, тогда как Снейп просто дёрнул головой. Затем они наподобие мечей подняли перед собой свои волшебные палочки.

- Как видите, мы держим наши палочки в общепринятой боевой позиции, - сообщил Локхарт притихшей толпе. - На счет три мы произнесём первое заклинание. Ни один из нас, конечно, не собирается убивать другого.

- Я бы этого не сказал, - прошептал Гарри, видя, как оскалился Снейп.

- Раз… два… три…

Оба взмахнули палочками. Снейп крикнул: «Экспеллиармус!». Сверкнула ослепительная вспышка ярко-красного цвета, и Локхарта снесло с ног. Он спиной вперёд улетел с помоста, врезался в стену и сполз по ней, растянувшись на полу.

Малфой и кое-кто из Слизеринцев заулюлюкали. Гермиона приплясывала на цыпочках.

- По-вашему, с ним всё в порядке? – пропищала она сквозь пальцы.

- Какая разница? - хором сказали Гарри и Рон.

Локхарт неуверенно поднимался на ноги. Шляпа свалилась с него, а волнистые волосы встали дыбом.

- Ну вот, пожалуйста! - сказал Локхарт, возвращаясь на помост. - Это было Разоружающее Заклинание… как видите, я потерял свою волшебную палочку… спасибо, мисс Браун. Да, это была отличная идея - показать им это заклинание, профессор Снейп, но согласитесь, это было слишком очевидно, что вы сейчас это сделаете. Если бы я захотел остановить вас, это было бы слишком просто. Однако я подумал, что это будет поучительно, если они увидят…

Казалось, Снейп сейчас его убьёт. Возможно, и Локхарт заметил это, потому что быстро сказал:

- Достаточно показательных выступлений! Сейчас я подойду к вам и разобью всех по парам. Профессор Снейп, если вы хотите мне помочь…

Они пробирались сквозь толпу, ставя всех парами. Локхарт поставил Невилла с Джастином Финч-Флетчли, но Снейп добрался до Гарри и Рона первым.

- Думаю, пора разлучить сладкую парочку, - усмехнулся он. - Уизли, ты будешь партнером Финнигана. Поттер…

Гарри машинально пододвинулся к Гермионе.

- Не думаю, - холодно улыбаясь, сказал Снейп. - Мистер Малфой, подойдите сюда. Посмотрим, как вы справитесь со знаменитым Поттером. А вы, мисс Грэйнджер… можете встать в пару с мисс Булстроуд.

Малфой, ухмыляясь, подошёл к Гарри. За ним шла одна из Слизеринских девочек, которая напомнила Гарри картинку из «Выходных с Ведьмами». Она была квадратной и огромной, а её здоровенная нижняя челюсть грозно выдавалась вперёд. Гермиона слабо улыбнулась ей, но она не ответила на улыбку.

- Встаньте лицом к своему партнёру, - крикнул Локхарт, возвращаясь на помост, - и поклонитесь!

Гарри и Малфой едва склонили головы, не сводя друг с друга глаз.

- Палочки в исходное положение! - прокричал Локхарт. - Когда я сосчитаю до трёх, произнесите заклинание, чтобы обезоружить партнера… только обезоружить… нам не нужны несчастные случаи. Раз… два… три…

Гарри замахнулся палочкой, но Малфой начал уже на счёте «два». Его заклинание ударило Гарри так сильно, словно его двинули по голове кастрюлей. Он чуть не упал, но всё, похоже, было в порядке, и, больше не теряя времени, Гарри направил палочку на Малфоя и прокричал: «Риктусемпра!»

Серебристая вспышка угодила Малфою в живот, и тот согнулся пополам и завизжал.

- Я сказал только обезоружить! - обеспокоено прокричал Локхарт поверх толпы, занятой дуэлью, когда Малфой упал на колени. Гарри сразил его Заклинанием Щекотки, и тот едва мог пошевелиться от смеха. Гарри отступил, полагая, что напасть на Малфоя, лежащего на полу, будет нечестно, но он ошибся. Еле дыша, Малфой направил на колени Гарри палочку, выдавил: «Таранталлегра!», и в следующую секунду ноги Гарри вышли из-под его контроля и стали дёргаться в разные стороны, отбивая какое-то подобие чечётки.

- Хватит! Хватит! - заорал Локхарт, но Снейп всё уладил.

- Фините Инкантатем! - крикнул он; ноги Гарри прекратили танец, Малфой перестал смеяться, и оба смогли, наконец, осмотреться.

Над происходящим висела завеса зеленоватого дыма. Невилл и Джастин лежали на полу, тяжело дыша; Рон поддерживал мертвенно-бледного Шеймуса, извиняясь за всё, что натворила его сломанная волшебная палочка; но Гермиона и Миллисент Булстроуд всё ещё двигались; Миллисент зажала всей рукой шею Гермионы в мощной хватке, Гермиона кричала от боли. Их палочки валялись на полу забытыми. Гарри прыгнул вперед и отцепил Миллисент. Это далось нелегко - она была в несколько раз больше него.

- Боже, боже, - сказал Локхарт, пробираясь сквозь толпу и осматривая результаты дуэлей. - Вставайте, Макмиллан… Осторожно, мисс Фосетт… Зажмите посильнее, и кровотечение тут же прекратится, Бут…

- Наверное, мне лучше научить вас блокировать недружелюбные заклинания, - сказал Локхарт, останавливаясь посреди зала. Он взглянул на Снейпа, чьи чёрные глаза блестели, и быстро отвёл взгляд.

- Мне нужна пара добровольцев… Лонгботтом и Финч-Флетчли, как насчет вас?

- Плохая идея, профессор Локхарт, - сказал Снейп, скользя к нему наподобие большой и злобной летучей мыши. - Лонгботтом крушит всё вокруг даже самими простыми заклинаниями. Нам придётся послать то, что останется от Финч-Флетчли, в больничное крыло в спичечном коробке. - Розовое лицо Невилла ещё больше порозовело. - Как насчёт Малфоя и Поттера? - произнёс Снейп и криво ухмыльнулся.

- Превосходная идея! - сказал Локхарт, подзывая Гарри и Малфоя в середину зала, а толпа отошла назад, освобождая им место.

- Итак, Гарри, - сказал Локхарт, - когда Драко направит на тебя свою волшебную палочку, делай вот так.

Он поднял свою собственную палочку, попытался покрутить ею как-нибудь позапутаннее и уронил. Снейп ухмыльнулся, когда Локхарт быстро поднял её и сказал:

- Ой… моя палочка немножко разыгралась.

Снейп подвинулся ближе к Малфою, наклонился и прошептал что-то ему на ухо. Малфой тоже ухмыльнулся. Гарри нервно посмотрел на Локхарта и сказал:

- Профессор, не могли бы вы показать эту защиту ещё раз?

- Испугался? - пробормотал Малфой так, чтобы Локхарт не смог его услышать.

- Размечтался, - еле заметно ответил Гарри.

Локхарт подбадривающе похлопал Гарри по плечу.

- Просто сделай то же, что делал я, Гарри!

- Что, уронить палочку?

Но Локхарт его не слушал.

- Три… два… один… начали! - крикнул он.

Малфой быстро поднял свою палочку и крикнул: «Серпенсортия!»

Из кончика его палочки раздался взрыв. Гарри в оцепенении наблюдал, как из неё вылетела огромная чёрная змея, с грохотом свалилась на пол между ними и поднялась, готовая напасть. Толпа завизжала и отступила назад.

- Не двигайся, Поттер, - лениво произнёс Снейп, явно наслаждаясь видом неподвижного Гарри, столкнувшегося лицом к лицу с разъярённой змеёй. – Я от неё избавлюсь.

- Позвольте мне! - закричал Локхарт. Он направил на змею свою палочку, раздался грохот, и змея, вместо того, чтобы исчезнуть, подлетела на десять футов в воздух, и затем упала на пол с громким шлепком. Разозлившись ещё больше и злобно шипя, она подползла прямо к Джастину Финч-Флетчли, поднялась, оголила клыки и приготовилась к атаке.

Гарри не понял, почему он так поступил. Он сам не понимал, как решился на это. Всё что он знал, это что ноги несли его вперёд, словно на шарнирах, и что он просто закричал змее: «Оставь его!» И чудесным образом – по непонятной причине – змея упала на пол и стала похожа на толстый чёрный садовый шланг, теперь уставившись на Гарри. Гарри почувствовал, как страх покидает его. Он знал наверняка, что теперь змея ни на кого не нападёт, хотя каким образом он это узнал, объяснить он не мог.

Он улыбнулся и посмотрел на Джастина, ожидая увидеть на его лице облегчение, удивление или даже благодарность… но никак не злобу и страх.

- Что это ещё за шуточки? – закричал он, и, прежде чем Гарри смог что-то сказать, Джастин развернулся и пулей вылетел из Зала.

Снейп выступил вперёд, взмахнул палочкой, и змея исчезла в маленьком облаке чёрного дыма. Снейп тоже смотрел на Гарри с очень неожиданным выражением - это был пронизывающий изучающий взгляд, и Гарри он не нравился. Он слышал, как зловещий шёпот раздаётся вдоль стен. Затем он почувствовал, как кто-то тянет его за мантию.

- Пойдём, - произнёс возле уха голос Рона. – Давай… пошли…

Рон потащил его из зала, Гермиона спешила за ними. Когда они выходили в дверь, люди с обеих сторон разошлись, словно боялись что-то подцепить. Гарри понятия не имел, что происходит, и ни Рон, ни Гермиона ничего не объясняли ему, пока они не приволокли его в пустую гостиную Гриффиндора. Затем Рон усадил Гарри в кресло и сказал:

- Так ты - Змееуст. Почему же нам не рассказал?

- Кто я? - спросил Гарри.

- Змееуст! – сказал Рон. - Ты можешь разговаривать со змеями!

- Я знаю, - сказал Гарри. - То есть, я делал это всего лишь во второй раз. Однажды в зоопарке я случайно натравил боа-констриктора на своего кузена Дадли… долгая история… но он сказал мне, что никогда не видел Бразилию, а я вроде как освободил его, сам того не желая. Это было до того, как я узнал, что я – волшебник…

- Боа-констриктор сказал тебе, что никогда не видел Бразилию? – слабо повторил Рон.

- Ну и что? - сказал Гарри. – Готов поспорить, что многие здесь так могут.

- О нет, не могут, - ответил Рон. - Это очень редкий дар, Гарри, и это плохо.

- Что - плохо? - спросил Гарри, чувствуя, что начинает злиться. - Да что со всеми такое? Послушайте, если бы я не сказал этой змее не нападать на Джастина…

- Так вот, что ты ей сказал?

- В смысле? Ты же там был… ты меня слышал…

- Я слышал, как ты говорил на языке Змееустов, - сказал Рон, - змеином языке. Ты мог говорить что угодно. Не удивительно, что Джастин испугался, это звучало так, будто ты науськивал змею или ещё чего. Это было страшно.

Гарри вытаращился на него.

- Я разговаривал на другом языке? Но… я этого не знал… как я могу говорить на каком-то языке и не знать, что я на нём разговариваю?

Рон покачал головой. Они с Гермионой выглядели так, словно кто-то умер. Гарри не мог понять, что такого ужасного произошло.

- Не желаете ли рассказать, что страшного в том, что я остановил огромную грязную змею, которая собиралась откусить Джастину голову? - спросил он. – Разве важно, как я это сделал, если Джастину не нужно присоединяться к Безголовой Охоте?

- Это важно, - наконец приглушённо сказала Гермиона, - потому что Салазар Слизерин был знаменит именно своей способностью разговаривать со змеями. Вот почему символом Слизерина является змея.

У Гарри отвисла челюсть.

- Вот именно, - сказал Рон. - А теперь вся школа будет думать, что ты его пра-пра-пра-правнук или что-то в этом роде…

- Но это не так, - с ужасом, которого он сам не смог бы объяснить, произнес Гарри.

- Теперь это будет очень трудно доказать, - сказала Гермиона. - Он жил тысячу лет тому назад. И, судя по тому, что мы знаем, ты вполне можешь быть его родственником.

*

Той ночью Гарри долго не мог заснуть. Через зазор в драпировке кровати он наблюдал, как снег начал пролетать мимо окна башни, и много думал.

Может ли он быть потомком Салазара Слизерина? В конце концов, он ничего не знает о семье своего отца. Дёрсли всегда запрещали ему задавать вопросы о его волшебных родственниках.

Гарри постарался тихо произнести что-нибудь на языке Змееустов. Но слова не выходили. Похоже, надо столкнуться лицом к лицу со змеёй, чтобы заговорить на нём.

- Но я же в Гриффиндоре, - думал Гарри, - Распределяющая Шляпа не отправила бы меня сюда, если бы во мне текла кровь Слизерина…

- Да, - сказал противный тоненький голосок в его голове. - Но Распределяющая Шляпа хотела отправить тебя в Слизерин, разве ты не помнишь?

Гарри повернулся на другой бок. Завтра он увидится с Джастином на Гербологии и объяснит ему, что не хотел натравить змею, а наоборот, отзывал её, что (со злостью думал он, сминая подушку) любому дураку должно быть понятно.

*

Однако на следующее утро снег, который начался ночью, превратился в метель, и последний урок семестра по Гербологии отменили: профессор Спраут захотела надеть на Мандрагоры носки и шарфы, и это была сложная операция, которую она никому бы не доверила, теперь, когда было так важно, чтобы Мандрагоры выросли поскорее и оживили Миссис Норрис и Колина Криви.

Гарри делился своими переживаниями, сидя у камина в гостиной Гриффиндора, а Рон и Гермиона убивали свободное время, играя в волшебные шахматы.

- Ради всего святого, Гарри, - раздражённо сказала Гермиона, (В оригинале партию играют две фигуры - bishop (епископ) и knight (рыцарь), но если перевести названия фигур на русский, то получится, что слон сбивает с коня коня) когда один из слонов Рона сбросил её ферзя с коня и поволок его с доски. - Пойди и найди Джастина, раз это для тебя так важно.

Поэтому Гарри поднялся и вылез через дыру за портретом, размышляя о том, где сейчас мог быть Джастин.

В замке было темнее, чем обычно бывало днем, потому что у окон кружилась пелена серого снега. Дрожа от холода, Гарри прошёл мимо классов, где проходили занятия, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. Профессор МакГонагалл кричала на кого-то, кто, судя по всему, превратил друга в барсука. Поборов желание заглянуть внутрь, Гарри прошел мимо, подумав, что Джастин, скорее всего, использует свое свободное время, чтобы немного поработать, и решив первым делом отправиться в библиотеку.

Группа учеников из Хаффлпаффа, у которых должна была быть Гербология, действительно сидели в дальнем конце библиотеки, но, похоже, занимались вовсе не учёбой. Между длинными книжными полками Гарри увидел, что они близко наклонились друг к другу и были увлечены беседой. Ему не удалось рассмотреть, есть ли среди них Джастин. Он как раз шёл к ним, когда до его ушей долетели обрывки их разговора, и он остановился, чтобы послушать, спрятавшись в разделе Невидимости.

- Ну и вот, - сказал крепкий мальчик, - я подсказал Джастину спрятаться в нашей спальне. Ведь если Поттер наметил его следующей жертвой, то лучше ему какое-то время не высовывать носа. Конечно, Джастин ждал чего-то такого с тех пор, как проболтался Поттеру, что он - магглорожденный. Он даже рассказал ему, что его хотели направить в Итон. По-моему, с наследником Слизерина, сорвавшимся с поводка, о таких вещах не треплются.

- Ты точно думаешь, что это Поттер, Эрни? – беспокойно спросила девочка с двумя светлыми хвостиками.

- Ханна! – сказал крепкий мальчик, - он Змееуст. Каждому известно, что это признак тёмного волшебника. Ты когда-нибудь слышала, чтобы порядочный волшебник разговаривал со змеями? Самого Слизерина называли Змеиный Язык.

После этих слов начался оживлённый шёпот, и Эрни продолжил:

- Помните, что было написано на стене? «Враги наследника, берегитесь!» Поттер поссорился с Филчем. И сразу после этого на кошку Филча напали. Тот первокурсник, Криви, надоел Поттеру во время матча по Квиддитчу, фотографировал, когда тот лежал в грязи. И сразу после этого на Криви напали.

- Но он всегда казался таким милым, - неуверенно сказала Ханна, - и это ведь он заставил исчезнуть Сами-Знаете-Кого. Он ведь не может быть плохим, правда?

Эрни загадочно понизил голос, хаффлпаффцы наклонились ещё ближе, а Гарри придвинулся, чтобы расслышать слова Эрни.

- Никто не знает, почему он выжил после нападения Сами-Знаете-Кого. Он ведь был младенцем, когда это случилось. Он должен был разлететься на кусочки. Только очень сильный Тёмный Волшебник мог выжить после такого проклятия. - Он понизил голос почти до шёпота и сказал. - Наверное, поэтому Сами-Знаете-Кто и хотел убить его. Он не хотел конкуренции со стороны ещё одного Тёмного Лорда. Интересно, какие ещё силы скрывает Поттер?

Гарри больше не мог этого вынести. Громко прокашлявшись, он вышел из своего укрытия за книжными шкафами. Если бы он не был так зол, то картина умилила бы его: при виде его все хаффлпаффцы замерли, словно окаменев, а лицо Эрни начало бледнеть.

- Привет, - сказал Гарри. - Я ищу Джастина Финч-Флетчли.

Самые худшие опасения хаффлпаффцев подтвердились. Все они в страхе посмотрели на Эрни.

- Что тебе от него нужно? - спросил Эрни дрожащим голосом.

- Я хочу рассказать ему, что на самом деле произошло с той змеей в Клубе Дуэлянтов, - сказал Гарри.

Эрни облизнул свои белые губы и, набрав воздуха, сказал:

- Мы все там были. Мы видели, что произошло.

- Тогда вы заметили, что после разговора со мной змея от него отстала? - сказал Гарри.

- Я лишь видел, - упрямо повторил Эрни, хотя его и трясло от страха, - что ты разговаривал на языке Змееустов и натравливал змею на Джастина.

- Я не натравливал её! - крикнул Гарри, и голос его задрожал от гнева. - Она его даже не тронула!

- Она просто чуть-чуть промахнулась, - сказал Эрни. - И, если тебе интересно, - добавил он поспешно, - можешь проверить моих родственников до девятого колена, все они были магами и колдуньями, а кровь моя чиста, так что…

- Да мне плевать на твою кровь! - разъярённо сказал Гарри. - Зачем мне нападать на магглорожденных?

- Я слышал, ты ненавидишь тех магглов, у которых живёшь, - быстро сказал Эрни.

- Нельзя жить с Дёрсли и не ненавидеть их, - сказал Гарри. – Я бы на тебя посмотрел.

Он резко повернулся и вылетел из библиотеки, заработав недовольный взгляд мадам Пинс, тщательно полировавшей позолоченную обложку большой книги заклинаний.

Гарри нёсся по коридору, от злости едва замечая, куда идёт. В итоге, он налетел на что-то большое и твёрдое и отскочил назад, упав на пол.

- Привет, Хагрид, - сказал Гарри, взглянув вверх.

Лицо Хагрида скрывал запорошённый снегом шерстяной вязаный шлем, но это не мог быть никто иной, потому что в своём кротовом пальто он занимал почти весь коридор. С одной из его больших рук в перчатках свисал дохлый петух.

- Как дела, Гарри? - спросил Хагрид, оттянув шлем, чтобы можно было говорить. - Ты почему не на занятиях?

- Отменили, - поднимаясь ответил, Гарри. - А ты что здесь делаешь?

Хагрид показал безжизненного петуха.

- Уже второго убили за семестр, - объяснил он. - Это либо лисы, либо Бука-Кровопийца, и мне нужно разрешение директора, чтобы оградить курятник заклинанием.

Он внимательнее присмотрелся к Гарри из-под густых припорошенных снегом бровей.

- Ты уверен, что всё в порядке? Какой-то ты обеспокоенный.

Гарри не смог заставить себя повторить то, что о нём говорили Эрни и другие хаффлпаффцы.

- Всё нормально, - сказал он. - Я лучше пойду, Хагрид, следующим уроком у нас Трансфигурация, и мне ещё нужно взять учебники.

Он пошёл дальше, всё ещё думая о том, что сказал о нём Эрни.

«Джастин ждал чего-то такого с тех пор, как проболтался Поттеру, что он - магглорожденный…»

Гарри поднялся по лестнице и свернул в очередной коридор, который был особенно тёмным; факелы погасли от сильного ледяного ветра, который дул сквозь выпавший ромбик на окне. Гарри уже преодолел половину пути, как вдруг споткнулся обо что-то на полу.

Он обернулся и прищурился, чтобы увидеть, на что же он налетел, и почувствовал, как желудок его сжался.

На полу лежал неподвижный и холодный Джастин Финч-Флетчли, удивлённое выражение застыло на его лице, а глаза уставились в потолок. И это было ещё не всё. Рядом с ним была ещё одна фигура, и это была самая странная вещь, которую Гарри видел в своей жизни.

Это был Почти Безголовый Ник, который больше не был жемчужно-белым и прозрачным, а стал чёрным и дымчатым. Он застыл в воздухе, примерно в шести дюймах от пола, в горизонтальном положении. Его голова наполовину отвалилась, а на лице было тоже удивлённое выражение, что и у Джастина.

Тяжело дыша, Гарри поднялся на ноги. Сердце барабанной дробью стучало о рёбра. Он окинул взглядом пустынный коридор и увидел вереницу пауков, со всех ног убегавших от неподвижных тел. Единственным звуком, доносившимся сюда, были приглушённые голоса учителей из классов по обеим сторонам коридора.

Он мог бы убежать, и никто никогда не узнал бы, что он здесь был. Но он не мог просто оставить их здесь… нужно было позвать на помощь. Но поверит ли кто-нибудь, что он не имеет к этому отношения?

Пока он стоял на месте и паниковал, прямо рядом с ним с грохотом открылась дверь. Из неё вылетел полтергейст Пивз.

- Да это же пупсик Поттер! - закудахтал Пивз, пролетая мимо и сбивая Гарри набок очки. – Что же задумал Поттер? Почему же Поттер прячется…

Пивз остановился, замерев посреди сальто в воздухе. Зависнув вверх ногами, он увидел Джастина и Почти Безголового Ника. Он перевернулся, набрал полную грудь воздуха и, прежде чем Гарри смог остановить его, заорал:

- НАПАДЕНИЕ! НАПАДЕНИЕ! ЕЩЁ ОДНО НАПАДЕНИЕ! ВСЕ СМЕРТНЫЕ И ПРИЗРАКИ В ОПАСНОСТИ! СПАСАЙТЕ СВОИ ЖИЗНИ! НАПАДЕНИЕ!

Бах – бах - бах - двери вдоль коридора распахивалась одна за другой, из них высыпали люди. В течение нескольких длинных минут царила такая неразбериха, что Джастина чуть было не раздавили, а некоторые то и дело вставали прямо в Почти Безголового Ника. Гарри обнаружил, что, пока учителя пытались всех успокоить, его прижали к стене. Прибежала профессор МакГонагалл, а за ней - весь её класс. У одного из учеников волосы до сих пор были раскрашены в чёрно-белую полоску. Она с грохотом, восстановившим тишину, взмахнула палочкой и приказала всем возвращаться в классы. Не успели все разойтись, как, тяжело дыша, прибежал Эрни из Хаффлпаффа.

- Пойман на месте преступления! - побледнев, заорал он, театральным жестом указывая на Гарри.

- Довольно, Макмиллан, - отрезала профессор МакГонагалл.

Пивз всё ещё парил вверху, злобно ухмыляясь и осматривая место происшествия. Он просто обожал всяческий беспорядок. Когда учителя склонились над Джастином и Почти Безголовым Ником, обследуя их, Пивз запел:

На нашего Поттера нету управы,
Он всех убивает ради забавы…

- Хватит, Пивз! - рявкнула профессор МакГонагалл, и Пивз улетел прочь задом наперёд, показывая Гарри язык.

Профессор Флитвик и профессор Синистра из отдела астрономии отнесли Джастина в лазарет, но, похоже, никто понятия не имел, что делать с Почти Безголовым Ником. В конце концов, профессор МакГонагалл сотворила большой веер и передала его Эрни, наказав поднять Почти Безголового Ника по лестнице. И Эрни махал веером на Ника, а тот плыл, как большой чёрный дирижабль. Профессор МакГонагалл и Гарри остались одни.

- Сюда, Поттер, - сказала она.

- Профессор, - быстро сказал Гарри, - клянусь, я не…

- Это не в моей компетенции, Поттер, - сказала профессор.

В полной тишине они повернули за угол и остановились возле огромной и жутко безобразной каменной гаргулии.

- Лимонный шербет! - сказала она. Видимо, это был пароль, потому что гаргулия внезапно ожила, отступила в сторону, а стена за ней разделилась надвое. Даже охваченный страхом перед тем, что ждало его впереди, Гарри не мог не удивиться. За стеной располагалась спиральная лестница, которая плавно двигалась вверх. Когда он с профессором МакГонагалл ступили на лестницу, Гарри услышал, как стена позади них с шумом захлопнулась. Они поднимались кругами всё выше и выше, пока Гарри, которого немного укачало, наконец, не увидел перед собой сияющую дубовую дверь. На двери висел медный молоток в форме грифона.

Он знал, куда его вели. Это наверняка было то место, где жил Дамблдор.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License