Книга 2. Глава 14. Корнелиус Фадж

Гарри, Рон и Гермиона всегда знали, что у Хагрида была нездоровая страсть к существам большим и ужасным. На первом году их обучения в Хогвартсе он пытался вырастить в своей маленькой деревянной хижине дракона, и они не скоро смогут забыть огромного трёхголового пса, которого он окрестил «Пушком». И если бы в детстве Хагрид услышал, что где-то в замке спрятали монстра, Гарри был уверен, что он пошёл бы на что угодно, лишь бы взглянуть на него. Видимо, он решил, что обидно, что монстр так долго сидел взаперти, и он заслуживал возможности размять своё множество ног; Гарри с лёгкостью представлял, как тринадцатилетний Хагрид пытается надеть на монстра ошейник с поводком. Но он был также уверен, что Хагрид не хотел никого убивать.

Гарри почти жалел, что раскрыл секрет дневника. Снова и снова Рон и Гермиона заставляли его пересказывать увиденное, пока ему не стало плохо от этого рассказа и от бесконечных разговоров, следовавших за ним.

- Возможно, Риддл поймал не того, - сказала Гермиона. – Может, на людей нападал другой монстр…

- Сколько монстров, по-твоему, тут может поместиться? - без выражения спросил Рон.

- Мы всегда знали, что Хагрида исключили, - печально сказал Гарри. - И, должно быть, атаки прекратились после того, как Хагрида выкинули из школы. Иначе Риддл не получил бы свою награду.

Рон попытался сменить тему.

- Риддл и вправду смахивает на Перси… кто его за язык тянул?

- Но монстр кого-то убил, Рон, - сказала Гермиона.

- А Риддлу пришлось бы вернуться в маггловский приют, если бы они закрыли Хогвартс, - сказал Гарри. - Я не виню его за желание остаться здесь…

Рон закусил губу и неуверенно сказал:

- А ты ведь встретил Хагрида на Ноктюрн Аллее, Гарри.

- Он покупал средство от плотоядных слизней, - быстро сказал Гарри.

Они замолчали. После долгой паузы Гермиона решилась озвучить мучивший всех вопрос:

- Может, нам стоит пойти и спросить об этом Хагрида?

- Весёленький получится визит, - сказал Рон. - Привет, Хагрид, скажи-ка, ты в последнее время не выпускал в замке ничего бешеного и волосатого?

В конце концов, они решили, что ничего не скажут Хагриду, если только не произойдёт ещё одно нападение, а поскольку дни сменяли друг друга, а шёпот бестелесного голоса больше не было слышно, у них появилась надежда, что им не придётся разговаривать с ним о том, за что его исключили из школы. Прошло уже почти четыре месяца с тех пор, как окаменели Джастин и Почти Безголовый Ник, и, похоже, почти все решили, что тот, кто на них напал, наконец-то успокоился. Пивзу наконец наскучила песенка про «Нашего Поттера», однажды на уроке Гербологии Эрни Макмиллан вполне вежливо попросил Гарри передать ему ведро с прыгающими поганками, а в марте в третьем парнике несколько Мандрагор устроили чрезвычайно шумную вечеринку. Профессор Спраут была очень довольна.

- Как только они начнут пытаться перебраться друг к другу в горшки, мы будем знать, что они уже выросли, - сказала она Гарри. - И тогда мы сможем оживить всех бедолаг в больничном крыле.

*

Во время пасхальных каникул второкурсникам было о чём подумать. Пришло время выбирать предметы для третьего года обучения, и Гермиона отнеслась к этому очень серьёзно.

- Это может повлиять на наше будущее, - сказала она Гарри и Рону, когда они сосредоточенно изучали список новых предметов, помечая их галочками.

- Я брошу только Зельеварение, - сказал Гарри.

- Нельзя, - мрачно произнёс Рон. - У нас останутся все старые предметы, иначе бы и я расстался с Защитой от Тёмных Искусств.

- Но это же очень важный предмет! - удивилась Гермиона.

- Не тот, что преподаёт Локхарт, - сказал Рон. - Я ничему не научился, кроме того, что не следует выпускать на волю корнуолских пикси.

Невиллу Лонгботтому пришла куча писем от всех волшебников и волшебниц в семье, и все давали ему советы о том, что стоит выбрать. Совершенно запутавшись и сильно беспокоясь, он сидел со списком предметов, высунув кончик языка, и спрашивал всех, что, по их мнению, может быть труднее: Арифмантика или изучение Древних Рун. Дин Томас, который, как и Гарри, вырос в семье магглов, в итоге просто закрыл глаза и несколько раз бросил палочку на список, отмечая предметы, на которые она попала. Гермиона не слушала ничьих советов и записалась на всё.

Гарри мрачно улыбнулся при мысли, что сказали бы дядя Вернон и тётя Петуния, если бы он попытался обсудить с ними свою будущую карьеру в мире волшебников. Не то, чтобы ему никто не подсказывал – Перси Уизли распирало от желания поделиться опытом:

- Всё зависит от того, чем ты хочешь заниматься, Гарри, - сказал он. - Никогда не рано думать о будущем, поэтому я бы рекомендовал Прорицание. Маггловедение считают не лучшим выбором, но лично я думаю, что волшебникам стоит получше знать немагическое общество, особенно если они собираются сотрудничать с ним - взгляни на моего отца, ему постоянно приходится общаться с магглами. Мой брат Чарли всегда любил свежий воздух, поэтому выбрал Уход за Волшебными Существами. Используй свои сильные стороны, Гарри.

Но единственной вещью, которую Гарри считал своей сильной стороной, был Квиддитч. В итоге он выбрал те же предметы, что и Рон, решив, что если по ним он будет учиться плохо, по крайней мере, поможет ему кто-то дружелюбный.

*

Следующий матч по Квиддитчу Гриффиндор должен был сыграть против Хаффлпаффа. Вуд заставлял команду тренироваться каждый вечер после ужина, поэтому Гарри едва хватало времени на что-то кроме Квиддитча и домашнего задания. К счастью, тренировки становились лучше, или хотя бы суше, и вечером перед субботним матчем он поднимался в спальню, чтобы положить метлу, чувствуя, что у Гриффиндора выше шансов выиграть Кубок по Квиддитчу ещё не было.

Однако его хорошее настроение долго не продержалось. Наверху лестницы, ведущей в их спальню, он встретил обезумевшего Невилла Лонгботтома.

- Гарри… я не знаю, кто это сделал. Я просто…

С опаской поглядывая на Гарри, Невилл распахнул дверь.

Содержимое чемодана Гарри было разбросано повсюду. Его плащ был разорван и валялся на полу. Простыни были стянуты с кровати, из прикроватной тумбочки был вытащен ящик, а его содержимое разбросано по всему матрасу.

Гарри, раскрыв рот, подошёл к кровати, ступая по вырванным страницам «Турне с Троллями».

Когда они с Невиллом перестилали постель, вошли Рон, Дин и Шеймус. Дин громко выругался.

- Что случилось, Гарри?

- Понятия не имею, - ответил Гарри. Но Рон изучал мантию Гарри. Все карманы были вывернуты.

- Кто-то что-то искал, - сказал он. - Что-нибудь пропало?

Гарри начал подбирать свои вещи и бросать их в чемодан. Только кинув туда последнюю книжку Локхарта, он наконец понял, что именно отсутствует.

- Дневник Риддла пропал, - тихо сказал он Рону.

- Что?

Гарри кивнул на дверь спальни, и они вышли. Они спустились в гриффиндорскую гостиную, уже наполовину опустевшую, и присоединились к Гермионе, которая сидела в одиночестве и читала книгу «Древние руны устроены просто».

Услышав новости, Гермиона была поражена.

- Но… только гриффиндорец мог украсть… больше никто не знает наш пароль…»

«Именно так», - согласился Гарри.

*

Когда они проснулись следующим утром, на улице светило яркое солнце и дул лёгкий свежий ветерок.

- Отличные условия для Квиддитча! - с энтузиазмом сказал Вуд за гриффиндорским столом, наваливая омлет в тарелки команде. - Гарри, просыпайся, тебе нужно хорошо позавтракать.

Гарри смотрел вдоль гриффиндорского стола, который был заполнен учениками, размышляя о том, не сидел ли прямо перед ним новый владелец дневника Риддла. Гермиона подначивала его заявить о краже, но Гарри эта мысль не нравилась. Ему пришлось бы рассказать преподавателю о дневнике, а много ли людей знало, за что Хагрид был исключён пятьдесят лет тому назад? Он не хотел быть тем, благодаря кому все бы узнали об этом.

Когда он выходил из Большого Зала вместе с Роном и Гермионой, чтобы забрать снаряжение для Квиддитча, к его растущему списку тревог добавилась ещё одна, весьма серьёзная. Он едва успел поставить ногу на мраморную лестницу, как услышал: «На этот раз убить… дай мне разорвать… разодрать…»

Он вскрикнул, и Рон с Гермионой в испуге отскочили от него.

- Голос! - сказал Гарри, оглядываясь через плечо. - Я только что снова слышал его… а вы не слышали?

Рон покачал головой, широко раскрыв глаза. Зато Гермиона хлопнула себя рукой по лбу.

- Гарри… я, кажется, кое-что поняла! Мне срочно нужно в библиотеку!

И она понеслась вверх по ступенькам.

- Что она поняла? - растерянно спросил Гарри, всё ещё оглядываясь и пытаясь определить, откуда донёсся голос.

- Куда больше, чем я, - покачал головой Рон.

- Но зачем ей идти в библиотеку?

- Потому что так делает Гермиона, - Рон пожал плечами. - Сомневаешься - иди в библиотеку.

Гарри стоял в нерешительности, пытаясь уловить голос снова, но из Большого Зала, громко разговаривая, выходили люди и направлялись на поле для Квиддитча.

- Тебе лучше идти, - сказал Рон. - Уже почти одиннадцать… матч.

Гарри помчался в гриффиндорскую башню, схватил свой «Нимбус-2000» и присоединился к большой толпе, пересекавшей территорию школы, но мысленно он всё ещё был в замке вместе с бестелесным голосом, и единственным утешением, когда он натягивал алую форму в раздевалке, было то, что сейчас все ушли, чтобы посмотреть игру.

Команды вышли на поле под шумные аплодисменты. Оливер Вуд сделал для разогрева круг вокруг колец, мадам Хуч выпустила мячи. Хаффлпаффцы, игравшие в канареечно-жёлтой форме, стояли кружком, напоследок обсуждая тактику игры.

Гарри уже взобрался на метлу, когда на поле почти выбежала профессор МакГонагалл с огромным сиреневым мегафоном.

Сердце Гарри ушло в пятки.

- Матч отменяется, - объявила профессор МакГонагалл в мегафон, обращаясь к переполненному стадиону. Послышались громкие неодобрительные крики. Оливер Вуд, выглядя опустошённым, приземлился и побежал к профессору МакГонагалл, не слезая с метлы.

- Но профессор! - кричал он. - Мы должны играть… Кубок… Гриффиндор…

Профессор МакГонагалл не обращала на него внимания и продолжала кричать в мегафон:

- Все ученики должны вернуться в свои гостиные, где Главы Домов сообщат им дальнейшую информацию. Побыстрее, пожалуйста!

Она опустила мегафон и подозвала Гарри.

- Поттер, думаю, вам лучше пойти со мной…

Теряясь в догадках, каким образом она может подозревать его на этот раз, Гарри заметил отделившегося от толпы Рона; он подбежал к ним, когда они направились к замку. К удивлению Гарри, профессор МакГонагалл не возражала.

- Да, возможно, вам тоже лучше пойти, Уизли.

Некоторые ученики, которые проходили мимо них, громко жаловались на отмену матча, остальные выглядели обеспокоенными. Гарри и Рон последовали за профессором МакГонагалл обратно в школу и вверх по мраморной лестнице. Но на этот раз ни в чей кабинет их не повели.

- Это будет шоком для вас, - удивительно мягким голосом сказала профессор МакГонагалл, когда они подошли к больничному крылу. - Произошло ещё одно нападение… ещё одно двойное нападение.

Гарри почувствовал, что внутри у него всё перевернулось. Профессор МакГонагалл открыла больничную дверь, и они с Роном вошли.

Мадам Помфри склонилась над шестикурсницей с длинными волнистыми волосами. Гарри узнал её – это была та самая девочка из Рэйвенкло, у которой они случайно спросили дорогу в гостиную Слизерина. А на соседней кровати лежала…

- Гермиона! - простонал Рон.

Она лежала очень спокойно, широко открыв остекленевшие глаза.

- Их нашли возле библиотеки, - сказала профессор МакГонагалл. - Не думаю, что кто-то из вас сможет объяснить, в чём дело. Рядом с ними обнаружили вот это…

Она показала маленькое круглое зеркальце.

Гарри и Рон покачали головами, всё ещё глядя на Гермиону.

- Я отведу вас в гриффиндорскую башню, - мрачно сказала профессор МакГонагалл. – В любом случае мне нужно обратиться к ученикам.

*

- Всем ученикам нужно возвращаться в гостиные своих Домов к шести часам вечера. Никто из учеников не должен покидать их после этого времени. На каждый урок вас будут сопровождать учителя. Ни один студент не должен идти в уборную без сопровождения учителя. Все дальнейшие тренировки и матчи по Квиддитчу будут отложены. Все вечерние занятия будут отменены.

Гриффиндорцы, набившиеся в гостиную, молча слушали профессора МакГонагалл. Она свернула пергамент, который читала и сказала слегка хриплым голосом:

- Могу лишь добавить, что раньше мне нечасто приходилось так сильно расстраиваться. Вероятно, школу закроют, если только виновник не будет пойман. Я бы попросила откликнуться того, кто хоть что-нибудь об этом знает.

Она немного неловко удалилась через портретный ход, и гриффиндорцы тут же заговорили.

- Это уже два гриффиндорца, не считая гриффиндорского привидения, одна ученица Рэйвенкло и один ученик Хаффлпаффа, - сказал друг близнецов Уизли Ли Джордан, загибая пальцы. - Разве никто из учителей не заметил, что ни один Слизеринец не пострадал? Разве не очевидно, что всё идет от Слизерина? Наследник Слизерина, монстр Слизерина… почему бы просто не выгнать всех Слизеринцев? - взревел он, некоторые закивали и захлопали.

Перси Уизли сидел на стуле позади Ли, но на этот раз он не стремился высказать своё мнение. Он был бледен и выглядел потрясённым.

- Перси в шоке, - тихо объяснил Гарри Джордж. - Та девочка из Рэйвенкло - Пенелопа Клируотер - Префект. Я думаю, он не предполагал, что монстр посмеет атаковать Префекта.

Но Гарри почти не слушал. Он не мог отделаться от воспоминания об Гермионе, застывшей на больничной койке, похожей на высеченную из камня статую. И если виновника вскоре не поймают, ему придётся всю оставшуюся жизнь провести с Дёрсли. Том Риддл сдал Хагрида, потому что иначе его ждал детский приют. Теперь Гарри точно знал, что он тогда чувствовал.

- Что будем делать? - тихо спросил Рон у Гарри. - Думаешь, они подозревают Хагрида?

- Нам нужно пойти и поговорить с ним, - решительно сказал Гарри. - Я не верю, что он делает это сейчас, но если это он освободил монстра в прошлый раз, то он знает, как попасть в Тайную Комнату, а это уже кое-что.

- Но профессор МакГонагалл сказала, чтобы мы оставались в башнях, если у нас нет занятий…

- По-моему, - ещё тише сказал Гарри, - самое время достать Плащ моего отца.

*

От отца Гарри унаследовал только одну вещь: длинный серебристый Плащ-Невидимку. Это была их единственная возможность незаметно выскользнуть из школы и навестить Хагрида. Они легли спать как обычно, подождали, пока Невилл, Дин и Шеймус наконец перестанут обсуждать Тайную Комнату и заснут, поднялись, снова оделись и накинули Плащ.

Прогулка по тёмным и пустынным коридорам оказалась совсем не приятной. Гарри, который до этого несколько раз бродил ночью по замку, никогда не видел столько народу после заката. Преподаватели, Префекты и привидения парами патрулировали коридоры, озираясь по сторонам в поисках чего-нибудь необычного. Плащ-Невидимка не скрывал шум, поэтому однажды возник особенно неприятный момент, когда Рон стукнул палец всего лишь в паре ярдов1 от того места, где стоял на страже Снейп. К счастью, Снейп чихнул в тот самый момент, когда Рон выругался. Они добрались до дубовой парадной двери и с облегчением открыли её.

Снаружи стояла ясная звёздная ночь. Они торопливо направились к освещённым окнам хижины Хагрида и сняли Плащ только на пороге.

Они постучали, и через несколько секунд Хагрид распахнул дверь. Он целился в них из арбалета, а за спиной у него громко лаял волкодав Клык.

- А, - сказал Хагрид, опуская оружие. – Чего это вы тут делаете?

- А это ещё зачем? - спросил Гарри, показывая на арбалет, когда они вошли.

- Неважно… неважно… - пробормотал Хагрид. - Я ждал… неважно… садитесь… сейчас чай сделаю…

Он едва понимал, что делает. Он чуть не затушил камин, вылив в него воду из чайника, а потом разбил заварник, нервно дёрнув огромной рукой.

- Хагрид, ты в порядке? - сказал Гарри. – Ты слышал о Гермионе?

- Ну да, ещё бы, - сказал Хагрид слегка дрогнувшим голосом.

Он продолжал бросать встревоженные взгляды на окна. Он налил им две большие кружки кипятка (забыв добавить чайные пакетики) и как раз выкладывал на тарелку кусок фруктового пирога, когда раздался громкий стук в дверь.

Хагрид уронил пирог. Гарри и Рон обменялись встревоженными взглядами, накинули Плащ-Невидимку и забились в угол. Хагрид проверил, хорошо ли они спрятались, схватил арбалет и снова распахнул дверь.

- Добрый вечер, Хагрид.

Это был Дамблдор. Очень серьёзный, он вошёл в комнату, и через секунду за ним вошёл очень странный человек.

Незнакомец был невысок и тучен, с взъерошенными седыми волосами и беспокойным выражением лица. На нём было странное сочетание вещей: костюм в тонкую полоску, алый галстук, длинный чёрный плащ и сиреневые туфли с заострёнными носами. Подмышкой он держал ярко-зелёную шляпу-котелок.

- Это папин босс! - выдохнул Рон. - Корнелиус Фадж, Министр Магии!

Гарри сильно ткнул Рона локтем, чтобы тот замолчал.

Хагрид побледнел и вспотел. Он рухнул на один из стульев, переводя взгляд с Дамблдора на Корнелиуса Фаджа.

- Плохи дела, Хагрид, - промямлил Фадж. - Очень плохи. Пришлось приехать. Четыре нападения на магглорожденных. Это зашло слишком далеко. Министерству необходимо действовать.

- Я никогда, - сказал Хагрид, в поисках поддержки посмотрев на Дамблдора, - вы же знаете, я никогда, профессор Дамблдор, сэр…

- Я хочу, чтобы ты понял, Корнелиус, я полностью доверяю Хагриду, - сказал Дамблдор, бросая на Фаджа хмурый взгляд.

- Послушай, Альбус, - смутился Фадж. - Прошлое Хагрида против него. Министерство должно что-то сделать… со мной связался совет попечителей.

- Корнелиус, я повторяю, что арест Хагрида не спасёт положения, - сказал Дамблдор. В его глазах был огонь, которого Гарри раньше не видел.

- Войди в мое положение, - сказал Фадж, вертя в руках котелок. - На меня оказывают сильнейшее давление. Нужно, чтобы увидели, что я что-то предпринимаю. Если выяснится, что это не Хагрид, он вернётся и всё. Но я вынужден его забрать. Вынужден. Я бы не выполнил свой долг…

- Забрать меня? - спросил Хагрид, которого трясло. - Куда забрать?

- Лишь на короткий срок, - сказал Фадж, стараясь пересекаться с Хагридом взглядом. – Не наказание, Хагрид, а, скорее, предосторожность. Если кого-то ещё поймают, вас выпустят со всеми извинениями…

- Не в Азкабан же? - прохрипел Хагрид.

Прежде чем Фадж успел ответить, в дверь снова громко постучали.

Дамблдор открыл её. Теперь настал черёд Гарри получить локтем под ребро: он очень громко ахнул.

Мистер Люциус Малфой, облачённый в длинный дорожный плащ, довольно улыбаясь, вплыл в хижину Хагрида. Клык зарычал.

- Уже здесь, Фадж, - одобрительно произнёс он. – Отлично, отлично…

- Что вы тут делаете? - яростно сказал Хагрид. - Выметайтесь из моего дома!

- Мой дорогой, поверьте, мне не доставляет никакого удовольствия находиться в вашем… эээ… вы зовёте это домом? - произнёс Люциус Малфой, усмехаясь и оглядывая маленькую хижину. - Я просто зашёл в школу и мне сообщили, что директор здесь.

- И что же ты хочешь от меня, Люциус? - спросил Дамблдор. Он говорил вежливо, но в глазах его всё ещё горел огонь.

- Это ужасно, Дамблдор, - неторопливо проговорил мистер Малфой, вынимая длинный свиток пергамента, - но попечители решили, что вам пора отойти в сторону. Вот Приказ об Отстранении… там вы найдёте все двенадцать подписей. Боюсь, мы сошлись на том, что вы теряете хватку. Сколько нападений уже совершено к данному моменту? И ещё два сегодня днём, верно? Такими темпами в Хогвартсе скоро не останется магглорожденных, а все мы знаем, какой ужасной потерей это будет для школы.

- О, сейчас, послушайте, Люциус, - встревоженно сказал Фадж. - Дамблдор отстранён… нет, нет… последнее, чего нам не хватало…

- Назначение - или отстранение - директора - дело попечителей, Фадж, - мягко сказал мистер Малфой. - А так как Дамблдору не удалось прекратить нападения…

- Послушай, Люциус, если уж Дамблдор не может их прекратить… - сказал Фадж, у которого вспотела верхняя губа. – Тогда кто сможет?

- Увидим, - сказал мистер Малфой, мерзко улыбаясь. - Но так как все двенадцать из нас проголосовали…

Хагрид вскочил на ноги, и его чёрная лохматая голова коснулась потолка.

- А скольких ты уговорил угрозами и шантажом, а, Малфой? - взревел он.

- Боже мой, знаешь, твой нрав когда-нибудь доведёт тебя до неприятностей, Хагрид, - сказал мистер Малфой. - Я бы не советовал так орать на охранников в Азкабане. Им это совсем не понравится.

- Вы не можете убрать Дамблдора! - рявкнул Хагрид так, что волкодав Клык съёжился в корзинке и заскулил. - Уберите его, и у магглорожденных не останется и шанса! А там недолго и до убиений!

- Успокойся, Хагрид, - отрезал Дамблдор. Он посмотрел на Люциуса Малфоя.

- Если попечители хотят, чтобы я отошёл от дел, я, безусловно, подчинюсь их решению.

- Но… - заикнулся Фадж.

- Нет! - прорычал Хагрид.

Дамблдор не сводил своих ярких голубых глаз с серых глаз мистера Малфоя.

- Однако, - сказал Дамблдор, говоря медленно и чётко, чтобы никто из них не пропустил ни слова, - вы поймёте, что на самом деле я покину Хогвартс только тогда, когда здесь не останется ни одного верного мне человека. Знайте, что в Хогвартсе помощь всегда придёт к тем, кто о ней попросит.

Гарри был почти уверен, что на секунду Дамблдора бросил взгляд в направлении угла, где прятались они с Роном.

- Какие нежности, - раскланиваясь, сказал Малфой. - Всем нам будет не хватать вашего… э… глубоко неординарного подхода ко всему, Альбус, но я надеюсь, что твой преемник сможет предотвратить эти… мм… «убиения».

Он прошёл к двери, открыл её и с поклоном пропустил вперёд Дамблдора. Фадж, вертя в руках свой котелок, подождал, пока выйдет Хагрид, но Хагрид набрал воздуху в грудь и сказал, тщательно подбирая слова: «Если кто-нибудь захочет кое-что выяснить, всё, что ему нужно - это следовать за пауками. Это выведет его на верный след! Вот всё, что я хочу сказать».

Фадж посмотрел на него с удивлением.

- Ладно, иду, - сказал Хагрид, натягивая своё кротовое пальто. Но когда он уже выходил за Фаджем в дверь, то вновь остановился и громко произнёс. - И кому-то в моё отсутствие придётся кормить Клыка.

Дверь захлопнулась, и Рон стянул Плащ-Невидимку.

- Ну и влипли мы, - прохрипел он. - Дамблдора нет. Школу могут закрыть уже сегодня. Теперь, когда его нет, нападения будут происходить ежедневно.

Клык начал скулить и скрестись в закрытую дверь.


Гарри Поттер и Тайная Комната
Главы: 01, 02, 03, 04, 05, 06, 07, 08, 09, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License