2 15

К окрестностям замка подкрадывалось лето, небо и озеро стали синими, как барвинки, а в парниках распустились цветы величиной с капусту. Но теперь, когда из окон замка нельзя было увидеть Хагрида, совершающего обход вместе с Клыком, следующего за ним по пятам, эта картина не радовала Гарри, как, впрочем, и внутренняя атмосфера в замке, где всё летело кувырком.

Гарри и Рон попытались навестить Гермиону, но теперь больничное крыло было закрыто для посетителей.

- Мы больше не станем рисковать - строго сказала им мадам Помфри, приоткрыв дверь. - Нет, извините, нападавший может вернуться, чтобы довершить начатое…

Теперь, когда в школе не было Дамблдора, страх охватил всех сильнее прежнего, так что, казалось, даже солнце за стенами замка застыло в окнах. В школе едва ли нашлось бы не хмурое лицо, и всякий смех, разносившийся по коридору, звучал резко, неестественно и быстро стихал.

Гарри часто повторял про себя последние слова Дамблдора: «На самом деле я покину Хогвартс только тогда, когда здесь не останется ни одного верного мне человека… Знайте, что в Хогвартсе помощь всегда придёт к тем, кто о ней попросит». Но какой с них толк? У кого просить помощи, когда все были напуганы и сбиты с толку так же, как и они?

Подсказку Хагрида о пауках понять было гораздо проще, но беда была в том, что, похоже, в замке не осталось ни одного паука, за которым бы можно было следовать. Гарри искал их повсюду, куда бы ни пошёл, а Рон (довольно неохотно) помогал ему. Конечно, их сдерживал тот факт, что им нельзя было перемещаться по замку самостоятельно, а приходилось передвигаться по Хогвартсу вместе с другими гриффиндорцами. Большинство их товарищей, похоже, были рады, что из класса в класс их провожают преподаватели, но Гарри это сильно донимало.

Однако кое-кто был очень рад атмосфере ужаса и подозрения. Драко Малфой расхаживал по школе с таким видом, будто его только что назначили Старостой. Гарри не понимал, отчего тот был таким довольным, пока на уроке Зельеварения, через две недели после отъезда Дамблдора и Хагрида, сидя позади Малфоя, Гарри не подслушал его разговор с Крэббом и Гойлом.

- Я всегда думал, что папа может избавиться от Дамблдора, - сказал он, даже не пытаясь понизить голос. - Я говорил вам, он думает, что Дамблдор - самый ужасный директор из всех, когда-либо работавших в школе. Может быть, теперь у нас появится нормальный директор. Тот, кто решит не закрывать Тайную Комнату. МакГонагалл долго не продержится, она всего лишь заместитель…

Снейп прошёл мимо Гарри, ничего не сказав о пустующем месте и котле Гермионы.

- Сэр, - громко произнёс Малфой. - Сэр, а почему бы вам не подать заявку на место директора?

- Ну, ну, Малфой, - ответил Снейп, но скрыть усмешку ему не удалось. - Профессор Дамблдор лишь отстранён попечителями. Я полагаю, он к нам скоро вернётся.

- Ага, как же, - сказал, ухмыляясь, Малфой. - Полагаю, отец проголосовал бы за вас, сэр, если бы вы пожелали подать заявку на это место. Я скажу отцу, что вы здесь лучший учитель, сэр…

Снейп усмехнулся и продолжил обход подземелья, к счастью, не замечая Шеймуса Финнигана, делавшего вид, что его рвёт в котёл.

- Я очень удивлён, что грязнокровки до сих пор не собрали вещички, - продолжал Малфой. – Готов поспорить на пять галлеонов, что следующий умрёт. Жаль, что это будет не Грэйнджер.

В этот момент как нельзя кстати прозвенел звонок: при последних словах Малфоя Рон соскочил с табуретки, и среди суеты, пока все собирали сумки и книги, его попытки добраться до Малфоя остались незамеченными.

- Пустите меня, - прорычал Рон, когда Гарри и Дин повисли у него на руках. – Мне всё равно, мне не нужна волшебная палочка, я убью его голыми руками…

- Поторопитесь, я провожу вас на Гербологию, - рявкнул Снейп, и они отправились в путь гуськом. Гарри, Рон и Дин замыкали шествие, а Рон всё ещё пытался вырваться на волю. Отпустить его они смогли только тогда, когда Снейп вывел их из замка, и они пошли через грядки к парникам.

На уроке Гербологии все чувствовали себя подавленными, ведь теперь не хватало двоих – Джастина и Гермионы.

Профессор Спраут дала им задание подрезать Абиссинский Съёжинжир. Гарри пошёл выбросить охапку сухих стеблей на кучу компоста и оказался лицом к лицу с Эрни Макмилланом. Эрни набрал воздуха и очень церемонно сказал:

- Я только хотел сказать, Гарри, что мне очень жаль, что я подозревал тебя. Я знаю, ты бы никогда не напал на Гермиону Грэйнджер, и я прошу прощения за всё, что наговорил. Теперь мы все в одной лодке, ну и…

Он протянул пухлую руку, а Гарри пожал её.

Эрни и его подруга Ханна присоединились к Гарри и Рону, чтобы помочь со Съёжинжиром.

- Этот Драко Малфой, - сказал Эрни, отламывая сухие сучки, - кажется, он всем этим весьма доволен. Знаете, я думаю, он бы мог быть наследником Слизерина.

- Да ты гений, - сказал Рон, который, похоже, не собирался прощать Эрни так же быстро, как Гарри.

- Так по-твоему, это Малфой, Гарри? - спросил Эрни.

- Нет, - сказал Гарри так уверенно, что Эрни и Ханна уставились на него.

Но уже через секунду Гарри заметил то, из-за чего он стукнул Рона секатором по руке.

- Ай! Что ты…

Гарри указывал на место в нескольких футах от них. По земле бежало несколько больших пауков.

- А, да, - сказал Рон, безуспешно пытаясь выглядеть довольным. - Мы не можем пойти за ними сейчас…

Эрни и Ханна с любопытством их слушали.

Гарри смотрел, как пауки куда-то убегали.

- Похоже, они направляются в Запретный Лес…

И от этого Рон помрачнел ещё больше.

В конце занятия профессор Спраут проводила учеников на урок Защиты от Тёмных Искусств. Гарри и Рон отстали от остальных, чтобы поговорить подальше от чужих ушей.

- Нам снова придётся воспользоваться Плащом-Невидимкой, - сказал Гарри Рону. - Мы можем взять с собой Клыка. Он привык ходить в Лес с Хагридом и может пригодиться.

- Верно, - сказал Рон, нервно крутя в пальцах волшебную палочку. – Ээ… а там… там, в Лесу, разве не водятся оборотни? - добавил он, когда они заняли свои обычные места в самом конце аудитории Локхарта.

Предпочитая не отвечать на этот вопрос, Гарри сказал:

- Там есть и хорошие существа. Кентавры и единороги…

Рон никогда не был в Запретном Лесу. Гарри был там лишь однажды и надеялся, что больше никогда туда снова не попадёт.

Локхарт вошёл в аудиторию, и все уставились на него. Все остальные преподаватели выглядели серьёзнее, чем обычно, но Локхарт явно пребывал в хорошем расположении духа.

- Ну что же вы, - сияя, воскликнул он. – Почему все такие мрачные?

Ученики обменялись недоуменными взглядами, но никто не ответил.

- Как же вы не поймёте, - произнес Локхарт медленно, будто разговаривая с идиотами, - что опасность миновала! Виновника увели.

- Кто сказал? - громко воскликнул Дин Томас.

- Мой дорогой юноша, Министр Магии не забрал бы Хагрида, если бы на сто процентов не был уверен, что он виновен, - сказал Локхарт тоном человека, объясняющего, что один и один равно двум.

- Ещё как забрал бы, - ещё громче Дина сказал Рон.

- Я смею думать, что знаю об аресте Хагрида куда больше, чем вы, мистер Уизли, - самодовольно произнес Локхарт.

Рон начал было говорить, что он так не считает, но остановился на середине предложения, когда Гарри сильно пнул его под партой.

- Нас там не было, помнишь? - пробормотал Гарри.

Но отвратительная радость Локхарта, его намеки, что он всегда думал, что от Хагрида мало толка, его уверенность, что теперь всё закончилось, так раздражала Гарри, что ему хотелось запустить «Ужином с Упырями» прямо в тупое лицо Локхарта. Он переборол себя, нацарапав Рону записку: «Давай сегодня ночью».

Рон прочитал записку, сглотнул и бросил взгляд в сторону пустовавшего места Гермионы. Это, вероятно, укрепило его решимость, и он кивнул.

*

В гриффиндорской гостиной в эти дни было людно, потому что гриффиндорцам после шести податься было некуда. К тому же им было, о чём переговорить, так что гостиная зачастую не пустела до полуночи.

Сразу же после ужина Гарри вынул из чемодана Плащ-Невидимку и вечер провёл, сидя на нём, ожидая, когда комната опустеет. Фред и Джордж предложили Гарри и Рону сыграть несколько партий в Подрывного Дурака, а Джинни, которая выглядела очень подавленной, наблюдала за ними, сидя на стуле Гермионы. Гарри и Рон нарочно проигрывали, пытаясь скорее закончить игру, но всё равно было уже далеко за полночь, когда Фред, Джордж и Джинни ушли спать.

Гарри и Рон подождали, пока не раздались отдалённые звуки закрывающихся дверей двух спален, затем схватили Плащ, набросили его и пробрались сквозь портретный ход.

Это было ещё одно нелёгкое путешествие по замку, минуя учителей. Наконец, они дошли до вестибюля, отодвинули засов на дубовой парадной двери, протиснулись в неё, стараясь не скрипеть, и вышли на территорию, залитую лунным светом.

- Конечно, - вдруг заговорил Рон, когда они шагали по тёмной траве, - мы можем пойти в Лес и не обнаружить пауков. Может быть, те пауки шли вовсе не туда. Я понимаю, было похоже, что они движутся как бы в общем направлении, но…

Он замолчал с надеждой.

Они дошли до дома Хагрида. Тёмные окна придавали ему грустный вид. Когда Гарри толкнул дверь, Клык, увидев их, сошёл с ума от радости. Беспокоясь, что он своим громким лаем может перебудить всех в замке, они быстро скормили ему паточную помадку из жестяной банки на каминной полке, отчего у него склеились челюсти.

Гарри оставил Плащ на столе Хагрида. В совершенно тёмном Лесу они в нём не нуждались.

- Пошли, Клык, мы идём гулять, - сказал Гарри, притоптывая, и счастливый Клык выбежал из дома вслед за ними, ринулся к опушке Леса и поднял ногу у большого платанового дерева.

Гарри достал волшебную палочку, пробормотал: «Люмос!» - и на конце палочки возник крошечный огонек, достаточный, чтобы найти тропинку и пауков.

- Хорошая мысль, - сказал Рон. - Я бы тоже свою зажёг, но знаешь… она может взорваться, или ещё чего-нибудь сделать…

Гарри похлопал Рона по плечу, указывая на траву. Два одиноких паука поспешно удалялись от света палочки в тень деревьев.

- Ну ладно, - вздохнул Рон, словно смиряясь с неизбежным. - Я готов. Пошли.

И, с Клыком, бегающим вокруг них и обнюхивающим листья и корни деревьев, они вошли в Лес. Около двадцати минут при свете палочки Гарри они молча шли за бегущими по тропинке пауками, напряжённо прислушиваясь к шорохам, но не слыша ничего, кроме треска сломанных веток и шелеста листьев. Затем, когда деревья стали настолько густыми, что звёзды перестало быть видно, а палочка Гарри была единственным источником света в море тьмы, они заметили, что их пауки-проводники свернули с тропинки.

Гарри остановился, пытаясь рассмотреть, куда шли пауки, но повсюду, за исключением их маленького огонька, стояла непроглядная темень. Он никогда не был в такой чаще Леса. В прошлый раз Хагрид наказывал им не сходить с тропинки. Но теперь Хагрид был за много миль отсюда и, вероятно, сидел в камере в Азкабане, и, кроме того, он сказал им идти за пауками.

Что-то влажное коснулось руки Гарри, и он отпрыгнул назад, наступив Рону на ногу, но это был всего лишь нос Клыка.

- Ну, что думаешь? - спросил Гарри у Рона, различая лишь его глаза, в которых отражался свет палочки.

- Мы уже зашли далеко, - сказал Рон.

И они двинулись вслед за тенью пауков вглубь леса. Им пришлось идти медленнее, так как на пути встречались корни деревьев и пни, еле видимые в окружающей темноте. Гарри чувствовал на своей руке горячее дыхание Клыка. Они не раз останавливались, чтобы Гарри мог нагнуться и отыскать пауков в свете палочки.

Казалось, они шли уже не меньше получаса, их мантии цеплялись за низкие ветки и заросли ежевики. Спустя некоторое время, они заметили, что местность понижается, хотя деревья были густы, как и прежде.

Вдруг Клык залаял, так что Гарри и Рон от неожиданности вздрогнули.

- Ну что? - громко спросил Рон, вглядываясь в темноту и хватая Гарри за локоть.

- Там что-то движется, - тихо сказал Гарри. – Послушай… похоже, что-то большое…

Они вслушались. Невдалеке, справа от них, что-то большое, треща ветками, проламывалось сквозь деревья.

- О нет, - сказал Рон. - О нет, о нет, о…

- Замолчи! - сердито шепнул Гарри. - Оно услышит тебя!

- Услышит меня? – взвизгнул Рон. - Оно уже услышало Клыка!

Казалось, темнота давила на глаза, они стояли, испуганные, и ждали. Странный рокот сменился тишиной.

- Как думаешь, что оно делает? - спросил Гарри.

- Наверное, готовится к прыжку, - сказал Рон.

Они ждали, дрожа, не отваживаясь шевельнуться.

- Думаешь, оно ушло? - прошептал Гарри.

- Не знаю…

Внезапно справа от них вспыхнул свет, такой яркий среди всей этой темноты, что они закрыли глаза ладонями. Клык заскулил и бросился бежать, но застрял в терновом кусте и заскулил ещё громче.

- Гарри, - крикнул Рон, в его голосе слышалась радость. - Гарри, это же наша машина!

- Что?

- Пошли!

Гарри, спотыкаясь, пошёл за Роном к свету, и, спустя мгновение, они очутились на поляне.

Под сенью густых ветвей, окруженный толстыми стволами, стоял пустой автомобиль мистера Уизли, его фары горели. Когда Рон пошёл к нему с разинутым ртом, он медленно двинулся к нему навстречу, словно большая бирюзовая собака, приветствующая своего хозяина.

- Она всё время была здесь! - обходя машину, восхищенно сказал Рон. – Только посмотри на неё. Лес превратил её в дикарку…

Бока машины были поцарапаны и измазаны грязью. Похоже, она рыскала по Лесу сама. Клыку она, похоже, совсем не нравилась; дрожа, он жался к Гарри. Успокоившись, Гарри спрятал палочку обратно в мантию.

- А мы-то думали, что она собирается напасть на нас! - сказал Рон, прислонившись к машине и похлопывая по ней. - А я всё думал, куда она пропала!

Гарри прищурился и стал осматривать освещённую фарами землю в поисках пауков, но они разбежались подальше от света.

- Мы потеряли след, - сказал он. – Пойдём, нужно их найти.

Рон не ответил. Он не двигался. Его взгляд застыл на чём-то в футах десяти от земли, прямо позади Гарри. Его лицо было мертвенно-бледным от ужаса.

Гарри даже не успел обернуться. Раздалось громкое щёлканье, и он почувствовал, как что-то длинное и волосатое обхватило его вокруг талии, оторвало от земли, и он повис вниз головой. Испуганно отбиваясь, он опять услышал щёлканье, увидел, как ноги Рона тоже оторвались от земли, услышал, как Клык громко скулит… в следующее мгновение их потащили в тёмную чащу.

Вися вниз головой, Гарри увидел, что то существо, которое держало его, шло на шести невероятно длинных волосатых ногах, а две передних сжимали его тело под парой чёрных блестящих клешней. Он слышал, что за ними следовало ещё одно существо, которое, без сомнения, тащило Рона. Они направлялись в самую чащу Леса. Гарри слышал, как Клык сражается с третьим чудовищем, пытаясь освободиться, и громко скулит, но сам Гарри не смог бы крикнуть, даже если бы захотел. Казалось, его голос остался возле машины, на поляне.

Он не знал, сколько времени провел в лапах чудовища; он лишь понял, что внезапно темнота расступилась настолько, чтобы он мог различить покрытую листьями землю, по которой сновали пауки. Взглянув по сторонам, он понял, что они достигли края широкой лощины. Лощины, которая была расчищена от деревьев, и звёзды ярко освещали самую ужасную картину, какую ему только доводилось видеть.

Пауки. Не крошечные паучки, шелестящие в листве на земле. Пауки размером с ломовых лошадей, восьмиглазые, восьминогие, чёрные, волосатые, огромные. Тот огромный паук, что нёс Гарри, направился вниз по крутому склону к дымчатой куполообразной паутине в самом центре лощины, в то время как его товарищи приближались к нему, радостно щёлкая клешнями при виде ноши.

Гарри упал на землю на четвереньки, когда паук отпустил его. Рон и Клык свалились рядом с ним. Клык больше не скулил, вместо этого он съёжился на месте. Рон выглядел именно так, как чувствовал себя Гарри. Его рот был широко открыт в беззвучном крике, а глаза выпучены.

Неожиданно Гарри понял, что паук, бросивший его, что-то говорит. Было трудно разобрать, что именно, потому что он щёлкал клешнями при каждом слове.

- Арагог! – кричал он. - Арагог!

Из середины дымчатой куполообразной паутины очень медленно появился паук размером с маленького слона. На чёрном теле и лапах виднелась седина, и каждый глаз на его уродливой голове был молочно-белым. Он был слеп.

- В чем дело? - спросил он, быстро щёлкая клешнями.

- Люди, - прощёлкал паук, который поймал Гарри.

- Это Хагрид? - спросил Арагог, придвигаясь ближе, бессмысленно водя бледными глазами.

- Незнакомцы, - щёлкнул паук, принёсший Рона.

- Убейте их, - раздражённо щёлкнул Арагог. - Я спал…

- Мы - друзья Хагрида, - крикнул Гарри. Его сердце, казалось, выскочило из груди и колотилось в горле.

Щёлк, щёлк, щёлк раздавалось по всей лощине.

Арагог остановился.

- Хагрид раньше не присылал людей в нашу лощину, - медленно сказал он.

- Хагрид в беде, - объяснил Гарри, отрывисто дыша. - Вот почему мы пришли.

- В беде? – сказал пожилой паук, и Гарри показалось, что сквозь щёлканье клешней он расслышал беспокойство. - Но почему он послал вас?

Гарри хотел встать, но передумал, решив, что не удержится на ногах. И он продолжал говорить с земли, как можно спокойнее.

- В школе думают, что Хагрид натравливал… ээ… кого-то на учеников. Они забрали его в Азкабан.

Арагог яростно щёлкнул клешнями, и по всей лощине пауки эхом подхватили этот звук; это было похоже на аплодисменты, за исключением того, что при звуке аплодисментов Гарри не становилось тошно от страха.

- Но это было много лет назад, - раздражённо сказал Арагог. - Много-много лет назад. Я хорошо это помню. Вот из-за чего его заставили бросить школу. Они считали, что я был чудовищем, которое живет в так называемой Тайной Комнате. Они думали, что Хагрид открыл Комнату и выпустил меня.

- А вы… вы появились не из Тайной Комнаты? - спросил Гарри и ощутил холодный пот на лбу.

- Я! - сказал Арагог, гневно щёлкая клешнями. - Я родился не в замке. Я прибыл издалека. Путешественник отдал меня Хагриду, когда я был в яйце. Хагрид был ещё маленьким мальчиком, но он заботился обо мне, спрятал меня в чулане замка, подкармливал объедками со стола. Хагрид – хороший мой друг и хороший человек. Когда меня обнаружили и обвинили в смерти девочки, он защитил меня. С тех пор я живу здесь, в Лесу, где Хагрид всё ещё навещает меня. Он даже нашёл мне жену, Мосаг, и вы видите, как наша семья разрослась, всё благодаря доброте Хагрида…

Гарри собрал остатки мужества.

- Так вы никогда… никогда ни на кого не нападали?

- Никогда, - прохрипел старый паук. - Это мой инстинкт, но, уважая Хагрида, я не причинял зла людям. Тело убитой девочки было найдено в туалете. Я никогда не видел других частей замка, кроме чулана, в котором вырос. Наш род любит темноту и тишину…

- Но тогда… Вы знаете, что на самом деле убило ту девочку? - спросил Гарри. – Потому что, что бы это ни было, оно вернулось и снова нападает на людей…

Его слова потонули в громком возмущенном щёлканье и злобном шуршании множества длинных лап; чёрные тени пауков придвинулись ближе.

- То, что живет в замке, - сказал Арагог, - это древнее существо, которого мы, пауки, боимся больше всего. Я помню, как я попросил Хагрида выпустить меня, когда почувствовал, что это чудовище передвигается по школе.

- Что это? - настойчиво спросил Гарри.

Щёлканье и шуршание становились всё громче; видимо, пауки замыкали круг.

- Мы не говорим о нём! - свирепо сказал Арагог. - Мы не называем его! Я никогда, даже Хагриду, не называл имени этого чудовища, хотя он спрашивал меня много раз.

При более благоприятных обстоятельствах Гарри так просто бы не уступил, но только не в присутствии живой стены, подползавшей ближе и ближе. Казалось, Арагог устал от разговора. Он медленно забирался в свою куполообразную паутину, а его собратья-пауки продолжали дюйм за дюймом придвигаться к Гарри и Рону.

- Тогда мы пойдём, - отчаянно крикнул Гарри вслед Арагогу, слыша шуршание листьев за спиной.

- Пойдёте? - медленно спросил Арагог. - Не думаю…

- Но… но…

- Мои сыновья и дочери не причиняют вреда Хагриду по моему приказу, но я не могу отказать им в свежем мясе, раз уж оно само попало в наши лапы. Прощайте, друзья Хагрида.

Гарри обернулся. В нескольких футах от него возвышалась сплошная стена пауков со светящимися глазами.

Даже доставая палочку, Гарри понимал, что это не поможет - их было слишком много, но он попытался подняться на ноги, уже готовый умереть, сражаясь, и тут прозвучал громкий гудок и лощину осветил свет фар.

На склон с грохотом вылетел автомобиль мистера Уизли, озаряя окрестности светом и оглушая звуками клаксона. Он сбивал пауков, опрокидывая их на спины, и они бессильно размахивали вслед ему волосатыми лапами. Автомобиль остановился перед Гарри с Роном и распахнул двери.

- Бери Клыка! - ныряя на переднее сиденье, крикнул Гарри; Рон схватил визжащего волкодава и бросил его на заднее сиденье. Двери захлопнулись. Рон не касался педали газа, но автомобиль не нуждался в водителе, двигатель взревел, и они ринулись вперёд, сбив ещё больше пауков. Машина буквально взлетела по склону, вон из лощины, и они вломились в лес, ветки хлестали по стёклам, когда автомобиль прокладывал дорогу прямо через прогалины, следуя по одному ему известной тропе.

Гарри посмотрел на Рона. Рот у того всё ещё был открыт в беззвучном крике, но глаза уже не вылезали из орбит.

- Ты в порядке?

Рон смотрел вперёд, не в силах что-либо сказать.

Машина прокладывала дорогу через подлесок, Клык громко выл на заднем сиденье, а Гарри увидел, как откололось боковое зеркало, когда они едва протиснулись мимо большого дуба. Через десять оглушительных минут тряски деревья поредели, и Гарри смог снова увидеть участки неба.

Машина остановилась так внезапно, что они чуть не вылетели сквозь лобовое стекло. Они были на опушке Леса. Клык кинулся к окну, желая вылезти наружу, и, едва Гарри открыл дверь, бросился к хижине Хагрида, поджав хвост. Гарри тоже вылез, а через минуту-другую и Рон, кажется, пришёл в сознание и тоже выбрался из машины, хотя он всё ещё смотрел вперёд и, казалось, не мог повернуть голову. Гарри благодарно похлопал автомобиль, тот дал обратный ход в Лес и исчез из виду.

Гарри зашёл в хижину Хагрида забрать Плащ-Невидимку. Клык дрожал в своей корзине, забившись под одеяло. Когда Гарри вышел обратно, Рона он обнаружил на тыквенной грядке. Того тошнило.

- Следовать за пауками, - проговорил Рон слабым голосом, вытирая рот рукавом. - Никогда не прощу Хагрида. Нам повезло, что мы остались живы.

- Вряд ли он думал, что Арагог причинит вред его друзьям, - сказал Гарри.

- Именно в этом беда Хагрида! - сказал Рон, стукнув в стену хижины. - Он всегда думает, что чудовища не так плохи, как они выглядят, и посмотри, куда его это привело! В камеру в Азкабане! – Теперь его трясло. - Для чего он нас туда послал? Что мы выяснили, хотел бы я знать?

- Что Хагрид никогда не открывал Тайную Комнату, - сказал Гарри, накидывая плащ на Рона и тыкая ему в руку, чтобы он шёл вперёд. - Он невиновен.

Рон громко фыркнул. Видимо, выведение Арагога в чулане явно не вязалось с его представлениями о невиновности.

Приблизившись к замку, Гарри одёрнул Плащ, чтобы убедиться, что их ноги скрыты, а затем толкнул скрипнувшую входную дверь. Они осторожно прошли обратно через вестибюль, поднялись по мраморной лестнице, сдерживая дыхание, когда пересекали коридоры, где стояли на страже бдительные часовые. Наконец они добрались невредимыми до безопасной гриффиндорской гостиной, где поленья в камине уже прогорели до золы. Они сняли Плащ и поднялись по винтовой лестнице в спальню.

Рон упал на кровать, даже не потрудившись раздеться. Гарри, однако, не ощущал сонливости. Он присел на край постели, раздумывая обо всём, что сказал Арагог.

Существо, скрывающееся где-то в замке, было очень похоже на Волдеморта среди монстров… даже другие чудовища не хотели называть его имени. Но они с Роном так и не узнали, что это такое или как оно обращает в камень свои жертвы. Даже Хагрид не знал, кто живет в Тайной Комнате.

Гарри забросил ноги на кровать и откинулся на подушки, глядя на луну, светившую в окно башни.

Он не знал, что ещё они могли бы сделать. Они повсюду заходили в тупик. Риддл поймал не того человека, наследник Слизерина спасся, и никто не мог сказать, был ли открывший Комнату в этот раз тем же самым человеком, или же другим. Больше спрашивать было не у кого. Гарри лёг, всё ещё раздумывая о том, что сказал Арагог. Он уже засыпал, когда на ум ему пришло нечто похожее на их самую последнюю надежду, и он подскочил.

- Рон, - зашипел он в темноте. – Рон!

Рон проснулся, взвизгнув, как Клык, и дико оглянувшись, увидел Гарри.

- Рон… та девочка, которая погибла. Арагог сказал, что её нашли в туалете, - сказал Гарри, не обращая внимания на храп Невилла в углу. - А что, если она его не покинула? Что, если она ещё там?

Рон, хмурясь, протёр глаза. А потом он понял.

- Ты же не думаешь… неужели Плакса Миртл?

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License