2 16

- Сколько раз мы были в этом туалете, и она была там, всего в трёх кабинках от нас, - горько произнёс Рон на следующий день за завтраком. - Мы могли бы просто спросить её, а теперь…

Разыскивать пауков было непросто. Но убежать от учителей на время, достаточное для того, чтобы проникнуть в девчачий туалет, прямо возле места первого нападения, было бы почти невозможно.

Однако на первом уроке, Трансфигурации, произошло нечто, впервые за эти недели отвлёкшее их от Тайной Комнаты. Через десять минут после начала урока профессор МакГонагалл сообщила, что экзамены начнутся первого июня, ровно через неделю.

- Экзамены? - взвыл Шеймус Финниган. - У нас всё равно будут экзамены?

Позади Гарри раздался громкий удар, когда палочка Невилла Лонгботтома выскользнула из его рук, заставив одну из ножек стола исчезнуть. Профессор МакГонагалл взмахом своей палочки вернула её на место и, нахмурившись, повернулась к Шеймусу.

- Весь смысл того, что в такое время школа до сих пор открыта, в том, чтобы вы получили образование, - строго сказала она. - Поэтому экзамены пройдут как обычно, и я верю, что все вы усердно повторяете пройденное.

Усердно повторять! Гарри не предполагал, что сейчас, когда замок в таком положении, могут быть какие-то экзамены. Мятежный ропот заполнил класс, отчего профессор МакГонагалл нахмурилась ещё сильнее.

- Инструкции профессора Дамблдора заключались в том, чтобы обучение шло в соответствии с распорядком настолько, насколько это возможно, - сказала она. - И я должна подчеркнуть, что это означает - определить, чему вы научились за этот год.

Гарри посмотрел на двух белых кроликов, которых ему полагалось превратить в домашние тапочки. Чему он научился в этом году? Ничего, что пригодилось бы на экзамене, не приходило в голову.

Рон выглядел так, словно ему только что сообщили, что он должен отправиться жить в Запретный Лес.

- Представляешь, как я буду сдавать экзамены с этой штукой? - спросил он у Гарри, демонстрируя свою палочку, которая вдруг начала громко свистеть.

*

За три дня до первого экзамена, за завтраком, профессор МакГонагалл сделала ещё одно объявление.

- У меня хорошие новости, - сказала она, и Большой зал, вместо того, чтобы затихнуть, разразился шумом.

- Дамблдор возвращается! - радостно выкрикнули сразу несколько человек.

- Вы поймали наследника Слизерина! - взвизгнула девочка за столом Рэйвенкло.

- Мы снова играем в квиддитч! - восторженно завопил Вуд.

Когда гвалт затих, профессор МакГонагалл сказала:

- Профессор Спраут сообщила мне, что Мандрагора наконец может быть срезана. Сегодня ночью мы сможем оживить всех, кого обратили в камень. И я должна особо напомнить вам, что кто-нибудь из них, возможно, скажет нам, кто или что атаковало их. Я надеюсь, что этот ужасный год закончится поимкой виновника.

Началось ликование. Гарри посмотрел в сторону стола, где сидели Слизеринцы, и совершенно не удивился, увидев, что Драко Малфой не разделяет всеобщей радости. Рон, однако, выглядел счастливее, чем все эти дни.

- Раз так, то уже неважно, что мы не спрашивали Миртл! - сказал он Гарри. - У Гермионы, наверное, на всё найдутся ответы, когда её разбудят! Спорим, что она взбесится, когда узнает, что у нас будут экзамены, а осталось всего три дня. Она ведь ничего не повторяла. Было бы гуманнее оставить её как есть, пока экзамены не закончатся.

В этот момент к ним подошла Джинни Уизли и села возле Рона. Она выглядела напряжённой и нервной, и Гарри заметил, что руки у неё на коленях нервно дёргались.

- Что такое? - спросил Рон, накладывая себе на тарелку ещё овсянки.

Джинни ничего не ответила, оглядывая гриффиндорский стол с испуганным выражением лица, которое Гарри кого-то напомнило, хотя он не мог вспомнить, кого именно.

- Давай выкладывай, - сказал, глядя на неё, Рон.

Внезапно Гарри понял, кого напоминала Джинни. Она раскачивалась на своем стуле взад и вперед как и Добби, когда он был на грани того, чтобы раскрыть запретные сведения.

- Мне нужно тебе кое-что сказать, - пробормотала Джинни, стараясь не смотреть на Гарри.

- Что именно? - спросил Гарри.

Джинни выглядела так, будто не могла подобрать слова.

- Ну что? - сказал Рон.

Джинни открыла рот, но не издала ни звука. Гарри наклонился к ней и проговорил тихо, так, чтобы только Джинни и Рон могли его услышать.

- Это связано с Тайной Комнатой? Ты что-то видела? Кто-то странно себя ведёт?

Джинни набрала побольше воздуха, и в этот самый миг появился Перси Уизли, бледный и усталый.

- Джинни, если ты закончила завтракать, я здесь присяду. Я ужасно голоден, только что вернулся с патрулирования.

Джинни подскочила, словно стул ударил её током, бросила на Перси испуганный взгляд и умчалась прочь. Перси уселся и схватил кружку с середины стола.

- Перси! - сердито сказал Рон. - Она как раз собиралась сказать нам что-то важное!

Перси поперхнулся чаем.

- Что именно? - кашляя, спросил он.

- Я как раз спросил её, не видела ли она чего-нибудь необычного, и она хотела рассказать…

- А… это… это совершенно не относится к Тайной Комнате, - мгновенно ответил Перси.

- А ты откуда знаешь? - подняв брови, спросил Рон.

- Ну, ээ, видишь ли, Джинни, ээ, недавно зашла в комнату, когда я… ну, неважно… суть в том, что она видела, как я кое-что делал, и я, мм, попросил её никому об этом не рассказывать. Должен заметить, я думал, она сдержит слово. Но это пустяки, правда, лучше я…

Гарри никогда ещё не видел Перси таким смущённым.

- И что же это ты делал, Перси? - ухмыляясь, сказал Рон. - Ну, давай, скажи нам, мы не будем смеяться.

Перси не улыбнулся в ответ.

- Передай мне булочки, Гарри, я умираю с голоду.

*

Гарри знал, что загадка, возможно, завтра будет полностью раскрыта и без их с Роном помощи, но ему не хотелось упускать шанс переговорить с Миртл, если подвернётся такая возможность… и, к его удовольствию, так и вышло утром, когда Гилдерой Локхарт вёл их на урок Истории Магии.

Локхарт, часто уверявший их, что опасность миновала, для того только, чтобы быть тут же опровергнутым, теперь был искренне убежден, что сопровождать их по коридорам едва ли стоит затраченных сил. Волосы его не были приглажены как обычно… похоже, он не спал почти всю ночь, патрулируя четвёртый этаж.

- Помяните мои слова, - заявил он, заводя их за угол, - первыми словами из уст этих несчастных окаменелых будут «Это был Хагрид». Честно говоря, я поражён тем, что профессор МакГонагалл считает, что все эти меры безопасности всё ещё необходимы.

- Согласен, сэр, - сказал Гарри. От неожиданности Рон уронил книги.

- Спасибо, Гарри, - любезно ответил Локхарт, пока они стояли, пропуская длинную процессию хаффлпаффцев. - Ведь у нас, учителей, и без того дел хватает помимо развода студентов по классам и стояния всю ночь на карауле…

- Это точно, - подхватил Рон. - Почему бы вам, сэр, не оставить нас здесь, нам ведь осталось пройти всего лишь один коридор.

- Знаете, Уизли, я, пожалуй, так и сделаю, - сказал Локхарт. - Мне и в самом деле нужно пойти подготовиться к следующему уроку.

И он поспешно удалился.

- Подготовиться к уроку, - усмехнулся Рон. - Скорее всего, пошёл завивать свои локоны.

Они позволили пройти вперед остальным гриффиндорцам, а затем бросились в боковой проход и поспешили к туалету Плаксы Миртл. Но как раз тогда, когда они собирались поздравить друг друга с удачей…

- Поттер! Уизли! Что вы делаете?

Это была профессор МакГонагалл, и губы её были сжаты с самую тонкую из тончайших линий.

- Мы… мы… - запинался Рон, - мы собирались… собирались пойти посмотреть…

- На Гермиону, - сказал Гарри. Рон и профессор МакГонагалл вдвоём уставились на него.

- Мы давно её не видели, профессор, - торопливо продолжил Гарри, наступая Рону на ногу, - и подумали, что проберёмся в больничное крыло, ну знаете, сообщим ей, что Мандрагоры почти готовы, и, э, что ей не о чем беспокоиться.

Профессор МакГонагалл продолжала смотреть на него, и на мгновение Гарри подумал, что она вот-вот взорвётся, но, когда она заговорила, её голос был подозрительно хриплым.

- Ну конечно, - сказала она, и изумлённый Гарри заметил слёзы, блеснувшие в её глазах. - Конечно, я понимаю, что тяжелее всего это было перенести друзьям тех, кто был… Я понимаю. Ну конечно, Поттер, вы можете навестить мисс Грэйнджер. Я сообщу профессору Биннсу, куда вы пошли. Скажите мадам Помфри, что я дала вам разрешение.

Гарри и Рон удалились, не решаясь поверить в то, что они избежали наказания. Когда они свернули за угол, они ясно услышали, как профессор МакГонагалл громко высморкалась.

- Это, - горячо сказал Рон, - была самая лучшая история, которую ты когда-либо выдумывал.

Теперь у них не было иного выбора, кроме как пойти в больничное крыло и сообщить мадам Помфри, что у них есть разрешение от профессора МакГонагалл навестить Гермиону.

Мадам Помфри позволила им войти, но неохотно.

- Нет абсолютно никакого смысла разговаривать с окаменевшими, - заявила она, и они должны были признать её правоту, когда присели возле Гермионы. Было очевидно, что Гермиона не имела ни малейшего представления о том, что у неё гости, и с тем же успехом о том, что всё в порядке, они могли бы рассказывать тумбочке.

- Интересно, видела ли она, кто на неё напал? - сказал Рон, печально глядя на её застывшее лицо. - Потому что, если он подкрадывался ко всем исподтишка, то никто так и не узнает…

Но Гарри не смотрел на лицо Гермионы. Его больше интересовала её правая рука. Крепко сжатая, она лежала поверх одеяла, и, наклонившись поближе, он заметил в её кулаке смятый клочок бумаги.

Убедившись, что мадам Помфри поблизости нет, он показал на него Рону.

- Попробуй достать, - прошептал Рон, передвигая свой стул так, чтобы загородить Гарри от мадам Помфри.

Это оказалось непросто. Рука Гермионы так сильно сжимала листок, что Гарри боялся его порвать. Пока Рон стоял на страже, он и тянул, и крутил, и, наконец, после нескольких томительных минут, бумажка оказалась на свободе.

Это была страница, вырванная из очень старой библиотечной книги. Гарри нетерпеливо разгладил её, и Рон наклонился ближе, чтобы тоже прочитать.

«Среди множества грозных тварей и чудовищ, бродящих по нашей земле, нет ничего любопытнее и смертоноснее Василиска, известного также как Король Змей. Змей этот, который вырастает до гигантских размеров и живет многие сотни лет, рождается из куриного яйца, высиженного жабой. Способы, которыми он убивает, наиболее удивительны, ибо, помимо смертоносных ядовитых зубов, Василиск обладает убийственным взглядом, и все, кто увидят сияние его глаз, умрут на месте. Пауки убегают при появлении Василиска, ибо он их заклятый враг, а сам Василиск бежит только от петушиного крика, который для него смертелен».

Под этими строчками почерком Гермионы было написано единственное слово. «Трубы».

Вдруг словно кто-то зажёг лампочку у него в голове.

- Рон, - выдохнул он, - вот оно. Это ответ. Чудовище в Комнате - Василиск - гигантская змея! Вот почему я повсюду слышал этот голос, а никто больше не слышал. Потому что я понимаю язык Змееустов…

Гарри посмотрел на кровати вокруг.

- Василиск убивает людей взглядом. Но никто не умер… потому что никто не смотрел ему прямо в глаза. Колин увидел его через объектив камеры. Василиск сжёг пленку внутри фотоаппарата, но Колин всего лишь окаменел. Джастин… Джастин, скорее всего, увидел Василиска сквозь Почти Безголового Ника! Весь заряд достался Нику, но он не мог умереть снова… а рядом с Гермионой и префектом Рэйвенкло нашли зеркало. Гермиона только что поняла, что чудовище - это Василиск. Готов поспорить на что угодно, она предупредила первого же встречного о том, чтобы всегда проверять, что там за углом, с помощью зеркала! И эта девушка вытащила свое зеркало… и…

У Рона отвисла челюсть.

- А Миссис Норрис? - нетерпеливо прошептал он.

Гарри задумался, представляя сцену в ночь Хэллоуина.

- Вода… - медленно произнёс он, - потоп из туалета Плаксы Миртл. Уверен, что Миссис Норрис видела только отражение…

Он жадно перечитал книжную страницу, которую держал в руках. Чем дольше он на неё смотрел, тем понятнее всё становилось.

- Крик петуха смертелен для него! - прочитал он вслух. - Петухов Хагрида кто-то убил! Наследник Слизерина хотел, чтобы ни одного из них не оказалось поблизости после того, как Комната будет открыта! Пауки убегают при его появлении! Всё сходится!

- Но как Василиск перемещался по школе? - сказал Рон. - Огромная мерзкая змея… кто-нибудь наверняка бы увидел…

Однако Гарри указал на слово, написанное Гермионой внизу страницы.

- Трубы, - сказал он. – Трубы… Рон, он использовал канализацию. Я всё время слышал этот голос внутри стен…

Рон неожиданно схватил Гарри за руку.

- Вход в Тайную Комнату! - хрипло сказал он. – А что, если это туалет? А что, если он в…

- …туалете Плаксы Миртл, - сказал Гарри.

Они сидели, чувствуя, как нарастает волнение, не решаясь поверить в это.

- Значит, - сказал Гарри, - я не единственный Змееуст в школе. Наследник Слизерина тоже. Вот как он управлял Василиском.

- Что же нам делать? - спросил Рон, сверкая глазами. - Пойдем прямо к МакГонагалл?

- Пошли в учительскую, - сказал Гарри, вскакивая на ноги. - Она будет там через десять минут. Скоро перемена.

Они побежали вниз. Не желая, чтобы их заметили болтающимися по коридору, они вошли прямо в пустую учительскую комнату. Это была большая комната со стенами из деревянных панелей, уставленная тёмными деревянными креслами. Гарри и Рон ходил по ней взад-вперёд, слишком взволнованные, чтобы присесть.

Но колокола на перерыв так и не последовало.

Вместо него по коридорам эхом прокатился магически усиленный голос профессора МакГонагалл.

- Всем студентам немедленно вернуться в спальни своих Домов. Всем учителям вернуться в учительскую. Пожалуйста, немедленно.

Гарри обернулся и взглянул на Рона.

- Надеюсь, это не очередное нападение? Не сейчас же.

- Что будем делать? - в ужасе спросил Рон. – Вернёмся в спальню?

- Нет, - оглядываясь, сказал Гарри. Слева от него стоял довольно уродливый платяной шкаф, забитый мантиями преподавателей. - Давай сюда. Послушаем, в чём дело. А потом мы сможем рассказать им, что мы выяснили.

Они спрятались внутри, прислушиваясь к громыханию шагов сотен человек у них над головой, и услышали, как с грохотом открылась дверь в учительскую. Через затхлые складки мантий они увидели, как учителя зашли в комнату. Некоторые из них выглядели озадаченными, другие были явно напуганы. Наконец, появилась профессор МакГонагалл.

- Это всё-таки случилось, - произнесла она в тишине. - Монстр утащил ученицу. Прямо в Комнату.

Профессор Флитвик взвизгнул. Профессор Спраут прижала ладони к губам. Снейп крепко сжал спинку кресла и сказал:

- Вы уверены?

- Наследник Слизерина, - ответила очень бледная профессор МакГонагалл, - оставил ещё одно послание. Прямо под первым. «Её скелет будет лежать в Комнате вечно».

Профессор Флитвик разрыдался.

- Кто это? - падая в кресло, спросила мадам Хуч. - Кто эта ученица?

- Джинни Уизли, - сказала профессор МакГонагалл.

Гарри почувствовал, как за спиной у него Рон беззвучно соскользнул на пол шкафа.

- Завтра мы должны будем отправить всех студентов домой, - сказала профессор МакГонагалл. - Это конец Хогвартса. Дамблдор всегда говорил…

Дверь в комнату снова распахнулась с грохотом. На какое-то безумное мгновение Гарри был уверен, что это Дамблдор. Но это был Локхарт, и он лучился улыбкой.

- Прошу прощения… задремал… что я пропустил?

Похоже, он не замечал, что другие учителя смотрят на него с выражением, весьма похожим на ненависть. Снейп вышел вперед.

- А вот и он, - сказал он. - Он самый. Монстр схватил девочку, Локхарт. Утащил её прямо в Тайную Комнату. Наконец-то пришёл ваш час.

Локхарт побледнел.

- Вот именно, Гилдерой, - вмешалась профессор Спраут. - Не вы ли говорили как раз прошлой ночью, что вы всё это время знали, где находится вход в Тайную Комнату?

- Я… ну, я… - пролепетал Локхарт.

- Да, разве вы не говорили мне, что знаете наверняка, что находится внутри? - вступил профессор Флитвик.

- Р-разве? Не припоминаю…

- Я точно помню, как вы сожалели о том, что не имели возможности схватиться с монстром до того, как арестовали Хагрида, - сказал Снейп. - Не вы ли говорили, что дело велось с ошибками и что вам с самого начала следовало дать свободу действий?

Локхарт озирался на своих коллег, стоявших с каменными лицами.

- Я… я, право, никогда… наверное, вы меня не так поняли…

- Мы предоставляем это вам, Гилдерой, - сказала профессор МакГонагалл. - Сегодня ночью как раз самое время. Мы позаботимся о том, чтобы никто не оказался на вашем пути. Вы сможете схватиться с монстром один на один. Наконец-то, свобода действий.

Локхарт в отчаянии озирался вокруг, но никто не шёл ему на помощь. Он выглядел уже не так привлекательно, как раньше. Губы его дрожали, и без своей белозубой улыбки он казался безвольным и слабым.

- Н-ну ладно, - сказал он. – Я… я буду в своем кабинете – гото… готовиться.

И он вышел из комнаты.

- Отлично, - сказала профессор МакГонагалл, раздувая ноздри, - теперь он не будет путаться у нас под ногами. Главы Домов должны пойти и сообщить ученикам, что произошло. Скажите им, что первым делом завтра же Хогвартс-Экспресс отвезет их домой. Остальных я прошу позаботиться о том, чтобы все ученики оказались в спальнях.

Учителя поднялись и вышли, один за другим.

*

Вероятно, это был самый ужасный день в жизни Гарри. Он, Рон, Фред и Джордж сидели рядом в углу гостиной Гриффиндора, не в состоянии что-либо сказать. Перси не было. Он послал сову мистеру и миссис Уизли, после чего заперся в своей спальне.

Ещё ни один вечер не тянулся так долго, и никогда ещё в башне Гриффиндора не было так много людей, и в то же время - такой тишины. Незадолго до заката Фред и Джордж отправились в постели, не в состоянии дольше сидеть и ждать.

- Она что-то знала, Гарри, - сказал Рон, подав голос впервые после того, как они залезли в шкаф в учительской. - Поэтому её и схватили. Это были вовсе не глупости о Перси. Она что-то разузнала о Тайной Комнате. Поэтому её… - Рон яростно вытер глаза. – Она же чистокровная. Не может быть другой причины.

Гарри смотрел, как кроваво-красное солнце опускается за горизонт. Никогда ещё ему не было так плохо. Если бы только они могли хоть что-то сделать. Хоть что-нибудь.

- Гарри, - сказал Рон, - как ты думаешь, ещё есть надежда, что она не… ну, знаешь…

Гарри не знал, что ответить. Он не мог представить, каким образом Джинни ещё могла остаться живой.

- Знаешь что? - сказал Рон. - Я думаю, мы должны пойти к Локхарту. Рассказать ему всё, что мы знаем. Он собирается проникнуть в Комнату. Мы можем сообщить ему, где, по-нашему она находится, и что там прячется Василиск.

Гарри был уже не в состоянии придумать что-то другое, но и сидеть без дела он тоже не мог, и поэтому он согласился. Гриффиндорцы вокруг них были так опечалены, что, когда они встали и вышли через портретный ход, никто даже не попытался их остановить.

Пока они спускались к кабинету Локхарта, темнело. Похоже, внутри кипела бурная деятельность. Они слышали звуки, будто кто-то скрёб стены, стук и торопливые шаги.

Гарри постучал в дверь, и внутри всё внезапно затихло. Затем дверь приоткрылась, и сквозь тоненькую щёлку они увидели смотрящий на них глаз Локхарта.

- А… мистер Поттер… мистер Уизли… - сказал он, приоткрывая дверь чуточку шире. - Я сейчас немного занят. Не могли бы вы побыстрее…

- Профессор, у нас для вас кое-какие сведения, - сказал Гарри. - Мы думаем, они вам помогут.

- Э… ладно… это не страшно… - часть лица Локхарта, которую они могли видеть, выглядела очень неловкой. – То есть… что ж… ладно…

Он открыл дверь, и они вошли.

Кабинет был почти полностью ободран. Два больших чемодана стояли открытыми на полу. Мантии, нефритово-зелёная, сиреневая, тёмно-синяя, как ночное небо, были наспех сложены в одном; в другом были кучей свалены книги. Фотографии, ранее покрывавшие стены, были распиханы по ящикам на столе.

- Вы куда-то уезжаете? - спросил Гарри.

- Э, ну, да, - ответил Локхарт, срывая с двери свой портрет в натуральную величину и сворачивая его. - Срочный вызов… неотложный… надо ехать…

- А как же моя сестра? - отрывисто спросил Рон.

- Ну, что касается её… очень прискорбно, - сказал Локхарт, стараясь не смотреть им в глаза, в то же время рывком открыв ящик стола и выгребая его содержимое в мешок. - Никто не сожалеет более чем я…

- Вы же учитель Защиты от Тёмных Искусств! - сказал Гарри. - Вы не можете уйти сейчас! Сейчас, когда здесь происходит столько тёмного!

- Должен сказать… когда я брался за эту работу… - пробормотал Локхарт, скидывая носки в кучу поверх своих мантий, - в перечне обязанностей ничего… не ожидал…

- Вы хотите сказать, что вы удираете? - не веря своим ушам, спросил Гарри. - После всего, что описано в ваших книгах?

- Книги могут вводить в заблуждение, - деликатно заметил Локхарт.

- Их же вы написали! - закричал Гарри.

- Дорогой мой, - сказал Локхарт, выпрямляясь и хмурясь, глядя на Гарри. - Рассуждай здраво. Мои книги и вполовину бы не продавались так хорошо, если бы люди не думали, что я сам всё это сделал. Никто не захочет читать про старого уродливого колдуна из Армении, даже если тот действительно спас деревню от оборотней. На книжной обложке он выглядел бы отвратительно. А у ведьмы, изгнавшей Бандонскую Баньши, была заячья губа. Да ладно же…

- То есть, вы просто присвоили себе заслуги кучи других людей? - недоверчиво спросил Гарри.

- Гарри, Гарри, - сказал Локхарт, укоризненно качая головой, - это далеко не так просто. Это потребовало усилий. Мне нужно было разыскать этих людей. Расспросить их в точности, как им удалось это сделать. Затем я должен был наложить на них Заклинание Памяти, чтобы они не вспомнили, что они сделали. Если есть на свете что-то, чем я горжусь, так это мои Заклинания Памяти. Нет, Гарри, это была огромная работа. Видишь ли, подписывать книги и фотографии - это ещё не всё. Если ты жаждешь славы, ты должен быть готов к долгому, тяжёлому и изнурительному труду.

Он со стуком захлопнул крышки чемоданов и запер их.

- Итак, - сказал он. – По-моему, всё. Ах да, ещё кое-что.

Он вытащил свою волшебную палочку и направил на них.

- Ужасно сожалею, мальчики, но я должен применить Заклинание Памяти и к вам. Я не могу позволить, чтобы вы выболтали мои секреты. А то мне никогда больше не продать ни одной книги…

Гарри выхватил свою палочку как раз вовремя. Локхарт едва поднял свою палочку, когда Гарри завопил: «Экспеллиармус!»

Локхарт отлетел назад, завалившись за чемоданы. Его палочка взлетела высоко в воздух; Рон поймал её и выкинул в открытое окно.

- Не следовало позволять профессору Снейпу учить нас этому заклинанию, - яростно сказал Гарри, отпихивая чемодан. Локхарт испуганно глядел на него снизу вверх, ещё более ничтожный. Гарри продолжал целиться в него своей палочкой.

- Чего вы от меня хотите? - промямлил Локхарт. - Я не знаю, где находится Тайная Комната. Я ничем не могу помочь.

- Вам повезло, - сказал Гарри, под прицелом своей палочки заставляя его встать. - Мы думаем, что мы знаем, где она находится. А также что находится внутри. Пошли.

Они вывели Локхарта из его кабинета и повели вниз по ближайшей лестнице, через тёмный коридор, на стенах которого сияли надписи, к двери туалета Плаксы Миртл.

Они пропустили Локхарта вперед. Гарри с удовольствием заметил, что он дрожит.

Плакса Миртл сидела на бачке в самой дальней кабинке.

- А, это ты, - сказала она, увидев Гарри. - Чего тебе теперь нужно?

- Спросить тебя, как ты умерла, - сказал Гарри.

Весь облик Миртл моментально изменился. Она выглядела так, будто ей ещё никогда не задавали столь лестного вопроса.

- Ооо, это было ужасно, - со смаком произнесла она. - Это случилось как раз тут. Я умерла в этой самой кабинке. Я спряталась, потому что Оливия Хорнби дразнила меня из-за моих очков. Дверь была заперта, и я плакала, а потом услышала, как кто-то вошёл. И сказал что-то странное. Наверное, это был какой-то другой язык. Но вот что меня действительно удивило - так это то, что говорил мальчик. Так что я отперла дверь, чтобы сказать ему, чтобы он шёл в свой туалет, а потом… - Миртл просияла, важно напыжилась, - я умерла.

- Каким образом? - спросил Гарри.

- Понятия не имею, - приглушенно сказала Миртл. - Я только помню, что увидела пару огромных жёлтых глаз. Всё моё тело будто онемело, а затем я почувствовала, что меня уносит… - она мечтательно смотрела на Гарри. - А потом я вернулась. Мне, видишь ли, было предначертано являться Оливии Хорнби. О, как же она пожалела, что когда-то смеялась над моими очками.

- А где именно ты увидела те глаза? - спросил Гарри.

- Где-то там, - сказала Миртл, неуверенно показывая в направлении раковины перед её туалетом.

Гарри и Рон кинулись к раковине. Локхарт стоял довольно далеко с выражением крайнего ужаса на лице.

Раковина выглядела совершенно обыкновенной. Они обследовали каждый дюйм внутри и снаружи, и даже трубы под ней. А затем Гарри кое-что увидел: на боку одного из медных кранов была нацарапана крошечная змейка.

- Это кран никогда не работал, - оживленно объяснила Миртл, пока он пытался повернуть его.

- Гарри, - сказал Рон, - скажи что-нибудь. Что-нибудь на языке Змееустов.

- Но… - Гарри сильно задумался. У него получалось говорить на языке змей только когда он встречался с настоящей змеей. Он пристально смотрел на миниатюрную гравировку, пытаясь вообразить её живой.

- Откройся, - сказал он.

Он взглянул на Рона, который покачал головой.

- Английский, - сказал Рон.

Гарри снова посмотрел на змейку, стараясь поверить, что она живая. Когда он повернул голову, ему показалось в неверном свете свечей, что змейка движется.

- Откройся, - сказал он.

Только на этот раз он не услышал слов; странное шипение сорвалось с его губ, и в то же мгновение кран засветился ярким белым светом и начал поворачиваться. В следующую секунду раковина рухнула вниз, открывая большую трубу, достаточно широкую, чтобы в неё мог проскользнуть человек.

Гарри услышал тяжёлое дыхание Рона и снова посмотрел на трубу. Он уже решил, что он будет делать дальше.

- Я спускаюсь, - сказал он.

Теперь, когда они нашли вход в Комнату, пока ещё оставался самый слабый, самый маленький, самый безумный шанс, что Джинни жива, он не мог не идти туда.

- И я, - сказал Рон.

Повисла пауза.

- Ну, похоже, я вам совсем не нужен, - сказал Локхарт, улыбаясь бледной тенью своей прежней улыбки. - Я просто…

Он положил ладонь на ручку двери, но и Рон, и Гарри направили на него свои волшебные палочки.

- Ты пойдешь первым, - прорычал Рон.

Бледный, без волшебной палочки, Локхарт приблизился к отверстию.

- Мальчики, - сказал он, и его голос упал, - мальчики, какой с этого толк?

Гарри ткнул его своей палочкой в спину. Локхарт просунул ноги в трубу.

- Я не думаю… - начал он, но Рон толкнул его, и он исчез из виду. Гарри последовал за ним. Он медленно опустился в трубу, а затем отпустил руки.

Это напоминало спуск по бесконечной, склизкой, тёмной горке. Он мог видеть другие трубы, отходящие во всех направлениях, но ни одна из них не была такой большой, как их труба, извивавшаяся и поворачивавшаяся, плавно спускаясь вниз, и Гарри знал, что летит уже глубже школьных подземелий. Он мог слышать, как позади него Рон на поворотах стукается о стенки.

И как раз, когда он уже начал беспокоиться о том, что может произойти, когда он достигнет дна, труба выровнялась, и он вывалился из неё, с мокрым шлепком приземлившись на сырой пол тёмного каменного туннеля, достаточно большого, чтобы встать в полный рост. Неподалеку от него поднимался Локхарт, обвешанный тиной и бледный, как привидение. Гарри посторонился как раз когда из трубы со свистом вылетел Рон.

- Должно быть, мы на много миль глубже школы, - сказал Гарри, и голос его эхом отозвался в чёрном тоннеле.

- Может, под озером, - сказал Рон, прищурившись, разглядывая тёмные, покрытые слизью стены.

Все трое повернулись, вглядываясь в темноту впереди.

- Люмос! - пробормотал Гарри своей палочке, и она снова засветилась. - Пошли, - сказал он Рону и Локхарту, и они тронулись в путь, громко шлёпая по мокрому полу.

В туннеле было так темно, что они едва могли разглядеть что-нибудь на расстоянии вытянутой руки. В свете волшебной палочки их тени на мокрых стенах выглядели ужасающе.

- Запомните, - тихо сказал Гарри, пока они осторожно пробирались вперёд, - при малейшем признаке движения тотчас же закройте глаза…

Но в тоннеле стояла мёртвая тишина, и первым неожиданным звуком, который они услышали, был громкий хруст, когда Рон наступил на то, что оказалось черепом крысы. Гарри опустил свою палочку, чтобы осветить пол, и увидел, что он усыпан мелкими костями животных. Изо всех сил стараясь не думать о том, как может выглядеть Джинни, если они её найдут, Гарри двинулся вперёд вдоль тёмного изгиба тоннеля.

- Гарри, там что-то есть… - прохрипел Рон, хватая Гарри за плечо.

Они замерли и посмотрели вперёд. Гарри лишь видел очертания чего-то огромного и изогнутого, лежащего поперёк тоннеля. Оно не двигалось.

- Может быть, он спит, - выдохнул он, оглядываясь на остальных. Руки Локхарта были крепко прижаты к глазам. Гарри вновь повернулся, чтобы взглянуть на то, что лежало впереди, чувствуя, как колотится сердце.

Очень медленно, сильно прищурившись, он двинулся вперед, высоко держа волшебную палочку.

Свет скользнул по гигантской змеиной коже ядовито-зелёного цвета, которая была пустой и скрученной на полу тоннеля. Существо, сбросившее её, должно было быть, по меньшей мере, двадцати футов длиной.

- Господи, - растерянно сказал Рон.

Внезапно позади них что-то зашевелилось. У Локхарта подкосились коленки.

- Вставай, - отрезал Рон, направляя на Локхарта свою палочку.

Локхарт поднялся на ноги… и вдруг бросился на Рона, сбив его с ног.

Гарри прыгнул вперёд, но было поздно. Локхарт выпрямился, тяжело дыша. Палочка Рона была в его руке, а на лице вновь сияла улыбка.

- Приключение закончится здесь, ребятки! - сказал он. - Я принесу кусок этой кожи в школу, скажу им, что не успел спасти девочку, и что вы двое трагически лишились разума при виде её истерзанного тела. Прощайтесь с памятью!

Он поднял склеенную Волшескотчем палочку Рона высоко над головой и крикнул: «Обливиэйт!»

Палочка взорвалась с силой небольшой бомбы. Гарри обхватил голову руками и, оскальзываясь на кольцах змеиной кожи, бросился подальше от здоровенных кусков потолка тоннеля, которые с грохотом падали на пол. В следующий миг он уже стоял в одиночестве, глядя на стену из каменных обломков.

- Рон! - крикнул он. - Ты в порядке? Рон!

- Я здесь! - донёсся из-за стены приглушённый голос Рона. - Я в порядке. А вот уроду этому досталось… он получил по полной от палочки.

Послышался глухой удар и громкое «ай!». Похоже, Рон пнул Локхарта в голень.

- Что теперь? – в отчаянии произнёс Рона. - Мы не сможем пробраться. Это займёт уйму времени…

Гарри взглянул на потолок тоннеля. На нём появились огромные трещины. Он никогда ещё не пытался разбить такие большие камни с помощью магии, но сейчас было не самое лучшее время пробовать - что, если обрушится весь тоннель?

Из-за камней послышался ещё один удар и очередное «ай!». Они теряли время. Джинни провела в Тайной Комнате очень много времени. Гарри знал, что остаётся только одно.

- Жди меня здесь, - крикнул он к Рону. - Жди с Локхартом. Я пойду дальше. Если не вернусь через час…

Повисла многозначительная пауза.

- Я попробую убрать камни, - сказал Рон, изо всех сил стараясь говорить твёрдо. – Чтобы ты смог… смог выбраться. И ещё, Гарри…

- Скоро увидимся, - сказал Гарри, стараясь, чтобы у него не дрожал голос.

И он пошёл мимо гигантской змеиной кожи.

Скоро отдалённый шум, который издавал Рон, пытаясь сдвинуть камни, затих. Тоннель продолжал изгибаться. Каждый нерв в теле Гарри был натянут. Он хотел, чтобы тоннель кончился, но в то же время испытывал ужас перед тем, что он обнаружит в конце. И, наконец, когда он прокрался за очередной поворот, впереди оказалась твёрдая стена, на которой были вырезаны две сплетающиеся змеи с глазами из больших сверкающих изумрудов.

Гарри приблизился. В горле пересохло. Ему не надо было воображать, что эти каменные змеи настоящие; их глаза выглядели удивительно живыми.

Он догадывался, что он должен делать. Гарри прочистил горло, и изумрудные глаза, казалось, замерцали.

- Откройся, - сказал Гарри слабым, низким шипением.

Змеи разделились, стена треснула, её половины медленно раздвинулись, и Гарри, дрожа с ног до головы, вошёл внутрь.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License