Книга 3. Глава 3. Автобус «Рыцарь»

Гарри уже прошёл несколько улиц, когда без сил рухнул на низкую ограду на Магнолия Кресент, тяжело дыша из-за того, что тащил чемодан. Он сидел неподвижно, всё ещё охваченный гневом, слушая бешеный стук сердца.
Но спустя десять минут в одиночестве на тёмной улице, им завладело новое чувство: паника. С какой стороны ни посмотри, хуже с ним ещё ничего не случалось. Он очутился совершенно один в тёмном мире магглов, и ему было совершенно некуда идти. И хуже всего было то, что он только что совершил довольно серьёзное колдовство, а это означало, что его, скорее всего, исключат из Хогвартса. Он настолько сильно нарушил Декрет «О Разумном Ограничении Колдовства Несовершеннолетних», что удивился, почему на него до сих пор не набросились представители Министерства Магии.

Гарри поёжился и посмотрел в обе стороны Магнолия Кресент. Что с ним будет? Арестуют ли его или просто изгонят из мира волшебников? Он вспомнил о Роне и Гермионе, и его сердце упало. Гарри был уверен, что – виноват он или нет – Рон и Гермиона помогли бы ему, но оба они были за границей, а без Хедвиги у него не было способа связаться с ними.

Маггловских денег у него тоже не было. В кошельке на дне чемодана лежало немного золотых волшебных монет, а остаток состояния, оставленного ему родителями, находился в хранилище волшебного банка Гринготтс в Лондоне. Но ему ни за что не дотащить чемодан до Лондона. Разве только…

Он посмотрел на волшебную палочку, которую по-прежнему сжимал в руке. Если его уже исключили из Хогвартса (его сердце забилось очень быстро), то ещё немного волшебства не повредит. У него был Плащ-Невидимка, который он унаследовал от отца… А что, если заколдовать чемодан, чтобы тот стал лёгким, как пёрышко, привязать его к метле, укрыться Плащом и полететь в Лондон? Тогда он сможет взять остаток своих денег из хранилища и… начать жизнь отшельника. Это была ужасная перспектива, но он не мог сидеть на этой ограде вечно, иначе вскоре ему придётся объяснять маггловской полиции, почему он бродит глубокой ночью с чемоданом, полным учебников по магии, и метлой.

Гарри снова открыл чемодан и отодвинул его содержимое в поисках Плаща-Невидимки… но прежде, чем ему удалось его найти, внезапно он выпрямился и оглянулся.

Из-за странного покалывания в затылке ему почудилось, будто за ним следят, но улица казалась безлюдной, и ни в одном из окон больших квадратных домов не было видно света.

Он снова склонился над чемоданом, но почти тут же поднялся, крепко сжимая в руке волшебную палочку. Он скорее почувствовал, чем услышал, что кто-то или что-то стоит в узком проходе между гаражом и забором позади него. Гарри вгляделся в тёмный проход. Если бы оно пошевелилось, тогда он узнал бы, была ли это просто заблудившаяся кошка или… что-то другое.

- Люмос, – пробормотал Гарри, и на конце его волшебной палочки вспыхнул свет, чуть не ослепив его. Он поднял её над головой, и шершавые стены дома номер два неожиданно блеснули; дверь гаража засияла, и между ними Гарри совершенно отчётливо увидел очертания чего-то огромного с большими блестящими глазами.

Гарри отступил назад. Его ноги задели чемодан и он оступился. Палочка вылетела, когда он выбросил руку, чтобы остановить падение, а затем он с размаху приземлился в сточную канаву.

Раздался оглушительный грохот, и Гарри прикрыл лицо от внезапной ослепительной вспышки света…

Вскрикнув, он откатился назад на тротуар – и как раз вовремя. Секундой позже на месте, где он только что лежал, со скрежетом остановилась пара огромных колес и фар. Подняв голову, Гарри увидел, что колеса принадлежат ярко-пурпурному трехэтажному автобусу, который будто с неба свалился. Золотая надпись над ветровым стеклом автобуса гласила: «Автобус «Рыцарь».

Долю секунды Гарри размышлял, не потерял ли он разум от удара при падении. Затем из автобуса выпрыгнул кондуктор в пурпурной униформе и громко заговорил.

- Добро пожаловать в автобус «Рыцарь», неотложный транспорт для потерявшихся волшебниц и волшебников. Просто вытяните вперед руку, которой держите волшебную палочку, заходите внутрь – и мы доставим вас, куда пожелаете. Меня зовут Стэн Шанпайк, и сегодня вечером я ваш кон…

Внезапно кондуктор замолчал. Он только что заметил Гарри, который по-прежнему сидел на земле. Гарри подобрал свою волшебную палочку и поднялся на ноги. Вблизи он увидел, что Стэн Шанпайк всего на несколько лет старше его – что ему восемнадцать, или, самое большее, девятнадцать, у него большие торчащие уши и довольно много прыщей.

- Ты чё там делал? – спросил Стэн, оставляя весь свой профессиональный тон.

- Споткнулся, – ответил Гарри.

- А чё ты споткнулся? – хихикнул Стэн.

- Я не специально, – разозлился Гарри. Его джинсы порвались на коленке, а из раны на руке, которой он тормозил, шла кровь. Вдруг он вспомнил, из-за чего споткнулся, и быстро обернулся, чтобы посмотреть на проход между гаражом и изгородью. Фары автобуса освещали его ярким светом, но он был пуст.

- Куда смотришь? – сказал Стэн.

- Там было что-то большое и чёрное, – сказал Гарри, неуверенно указывая на проход. – Как собака… но огромная…

Он посмотрел на Стэна, стоявшего с приоткрытым ртом. Гарри стало не по себе, когда он заметил, как Стэн посмотрел на шрам у него на лбу.

- Чё это у тя на голове? – внезапно спросил Стэн.

- Ничего, – поспешно сказал Гарри, приглаживая волосы поверх шрама. Если Министерство Магии ищет его, он не станет облегчать им задачу.

- Как тя зовут? – упорствовал Стэн.

- Невилл Лонгботтом, – Гарри назвал первое имя, которое пришло ему в голову. – Так… так этот автобус, – быстро продолжил он, надеясь отвлечь Стэна, – ты сказал, он ездит повсюду?

- Да, – гордо сказал Стэн, – куда захочешь, но только на земле. Под водой не ездит. Слышь, – сказал он, словно снова что-то подозревая, – ты ведь вызывал нас? Выставлял руку, которой держишь палочку?

- Да, – быстро сказал Гарри. – Послушай, сколько стоит доехать до Лондона?

- Одиннадцать сиклей, – сказал Стэн, – но за тринадцать получишь вдобавок горячий шоколад, а за пятнадцать – бутылку-грелку, и зубную щётку какого хочешь цвета.

Гарри снова порылся в чемодане, вытащил кошелёк и сунул Стэну в руку немного серебра. Затем они со Стэном подняли чемодан с клеткой Хедвиги сверху по ступенькам автобуса.

Внутри не было сидений. Вместо них около занавешенных окон стояло полдюжины латунных кроватей. Около кроватей в подсвечниках горели свечи, освещая обитые деревянными панелями стены. В задней части автобуса маленький волшебник в ночном колпаке пробормотал: «Спасибо, не сейчас, я мариную слизней», – и во сне повернулся на другой бок.

- Твоя будет, – прошептал Стэн, засовывая чемодан Гарри под кровать, стоящую прямо позади водителя, который сидел в кресле за рулем. – Это наш водитель, Эрни Прэнг. Это Невилл Лонгботтом, Эрн.

Эрни Прэнг, пожилой волшебник в очках с очень толстыми стеклами, кивнул Гарри, который снова нервно пригладил челку и сел на кровать.

- Трогай, Эрн, – сказал Стэн, садясь в кресло рядом с Эрни.

Раздался ещё один оглушительный грохот, и в следующую секунду скоростью Автобуса «Рыцарь» Гарри отбросило на кровать. Поднявшись, Гарри выглянул в тёмное окно и увидел, что теперь они едут по совершенно другой улице. Стэн с большим удовольствием следил за изумлённым лицом Гарри.

- Мы были здесь перед тем, как ты нас вызвал, – сказал он. – Где мы, Эрн? Где-то в Уэльсе?

- Ага, – ответил Эрни.

- А почему магглы не слышат автобус? – сказал Гарри.

- Они? – презрительно сказал Стэн. – Они ж и не слушают как следует. И как следует не смотрят. И никогда ничё не замечают.

- Лучше пойди разбуди мадам Марш, Стэн, – сказал Эрн. – Через минуту будем в Эбергавенни.

Стэн прошел мимо кровати Гарри исчез на узкой деревянной лестнице. Гарри всё ещё смотрел в окно, всё больше и больше нервничая. Похоже, Эрни не знал, как обращаться с рулём. Автобус «Рыцарь» то и дело залезал на тротуар, но ни с чем не сталкивался; ряды фонарей, почтовых ящиков и мусорных баков отпрыгивали в сторону, когда он приближался, и возвращались на свои прежние места, как только он проезжал мимо.

Стэн спустился вниз; за ним следовала закутанная в дорожный плащ волшебница со слегка позеленевшим лицом.

- Вот вы и приехали, мадам Марш, – радостно сказал Стэн, когда Эрн дал по тормозам и все кровати выехали вперёд примерно на фут. Мадам Марш прижала ко рту носовой платок и неуверенно спустилась по ступенькам. Стэн выбросил вслед за ней её сумку и захлопнул дверь. Раздался еще один грохот, и они уже неслись по узкой просёлочной дороге, а деревья прыгали прочь с их пути.

Гарри не смог бы заснуть, даже если бы путешествовал не в громыхающем автобусе, который мог прыгнуть на сто миль сразу. Всё внутри него сжалось, когда он откинулся назад, размышляя, что произойдет с ним дальше, и удалось ли Дёрсли снять тётю Мардж с потолка.

Стэн развернул экземпляр «Ежедневного Пророка» и теперь читал, прикусив язык. Большая фотография человека с впалым лицом и длинными спутанными волосами медленно моргала Гарри с передовицы. Этот человек показался ему подозрительно знакомым.

- Этот человек! – сказал Гарри, на миг забывая о своих неприятностях. – Он был в новостях магглов!

Стэнли посмотрел на первую страницу и усмехнулся.

- Сириус Блэк, – кивая, сказал он. – Конечно, он был в новостях у магглов, Невилл. Ты где был?

При виде выражения лица Гарри он высокомерно усмехнулся, снял передовицу и передал её Гарри.

- Тебе надо бы читать газеты, Невилл.

Гарри поднес газету ближе к свече и прочитал:

СИРИУС БЛЭК ПО-ПРЕЖНЕМУ НА СВОБОДЕ
Как подтвердило сегодня Министерство магии, Сириус Блэк – возможно, самый опасный заключенный из всех, когда-либо находившихся в тюрьме Азкабан – по-прежнему ускользает от поимки.
«Мы делаем все, что в наших силах, чтобы поймать Блэка, – сообщил министр магии Корнелиус Фадж сегодня утром, – и мы просим все волшебное общество сохранять спокойствие».
Фадж подвергся критике со стороны некоторых членов Международной Федерации Колдунов за то, что сообщил о кризисе премьер-министру магглов.
«Мне ничего другого не оставалось, – ответил рассерженный Фадж. – Блэк безумен. Он представляет опасность для любого человека, встретившегося на его пути, будь то волшебник или маггл. Премьер-министр магглов заверил меня, что никто не узнает, кем Блэк является на самом деле. Да уж если говорить начистоту, кто ему поверит, если он расскажет правду?»
В то время как магглам сообщили, что у Блэка есть пистолет (что-то вроде волшебной палочки из металла, которые магглы используют, чтобы убивать друг друга), сообщество волшебников живет в страхе перед кровопролитием, подобным произошедшему двенадцать лет назад, когда одним заклинанием Блэк убил тринадцать человек.

Гарри посмотрел в обведенные темными кругами глаза Сириуса Блэка – единственное, что казалось живым на его осунувшемся лице. Гарри никогда не встречал вампиров, но он видел их на картинках на уроках Защиты от Тёмных Искусств, и Блэк, с белой, как воск, кожей, был похож на одного из них.

- Жутко выглядит, да? – сказал Стэн, наблюдавший за тем, как Гарри читал.

- Он убил тринадцать человек? – спросил Гарри, возвращая газетную страницу Стэну. – Одним заклинанием?

- Ага, – подтвердил Стэн, – при свидетелях. Средь бела дня. Из-за этой истории потом было много шума, правда, Эрн?

- Ага, – мрачно согласился Эрн.

Положив руки на спинку стула, Стэн повернулся, чтобы лучше видеть Гарри.

- Блэк был убежденным сторонником Сам-Знаешь-Кого, – сказал он.

- Волдеморта? – не подумав, спросил Гарри.

У Стэна даже прыщи побледнели; Эрн так резко дернул руль, что целому фермерскому дому пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы избежать столкновения с автобусом.

- Ты что, дурак? – едва выговорил Стэн. – Зачем имя-то говорить?

- Простите, – поспешно сказал Гарри. – Простите, я… я забыл…

- Забыл! – пробормотал Стэн. – Чтоб мне провалиться, мое сердце так колотится…

- Так Блэк был сторонником Сам-Знаешь-Кого? – сказал Гарри извиняющимся тоном.

- Да, – сказал Стэн, все еще потирая грудь. – Именно. Говорят, Блэк был очень к нему близок. Во всяком случае, когда малыш Гарри Поттер справился с Сам-Знаешь-Кем…

Гарри снова нервно пригладил челку.

- …то всех сторонников Сам-Знаешь-Кого выследили, так ведь, Эрн? Большинство из них поняло, что всё кончено – ведь Сам-Знаешь-Кто исчез – и притихли. Но не Сириус Блэк. Я слышал, что будто бы он рассчитывал, что когда Сам-Знаешь-Кто возьмет власть в свои руки, то он станет его правой рукой.

- Во всяком случае, они окружили Блэка посреди улицы, полной магглов, а он достал волшебную палочку и взорвал половину улицы, убив при этом одного волшебника и дюжину магглов, которые там оказались. Страшно, правда? И знаешь, что Блэк сделал потом? – продолжал Стэн театральным шепотом.

- Что? – спросил Гарри.

- Засмеялся, – сказал Стэн. – Он просто стоял и смеялся. И когда туда прибыло подкрепление из Министерства Магии, он сдался совсем без сопротивления, все ещё смеясь до слез. Потому что он сумасшедший, так ведь, Эрн?

- Если он не был сумасшедшим, когда попал в Азкабан, то сейчас он точно сошел с ума, – неторопливо согласился Эрн. – Я бы взорвал себя, только бы там не оказаться. Поделом ему… После всего, что он сделал…

- Им пришлось потрудиться, чтобы скрыть эту историю, правда, Эрн? – перебил его Стэн. – Вся улица была в обломках, и столько магглов погибло. Как они сказали, что там произошло, Эрн?

- Взрыв газа, – хмыкнул Эрни.

- А теперь он на свободе, – продолжал Стэн, снова рассматривая газетную фотографию с изможденным лицом Блэка. Из Азкабана никому ещё не удавалось сбежать, так ведь, Эрн? Ума не приложу, как он это сделал. А это пугает, да? Не представляю себе, как он справился со стражей Азкабана, а, Эрн?

Эрн внезапно вздрогнул.

- Стэн, старина, давай поговорим о чём-нибудь другом. У меня мурашки по коже, как подумаю о стражах Азкабана.

Стэн неохотно отложил газету в сторону, и Гарри, чувствуя себя хуже прежнего, прислонился к окну. Вдруг он представил себе, что Стэн будет рассказывать своим пассажирам через несколько дней.

- Вы слышали, что сделал Гарри Поттер? Надул свою тётю, как воздушный шарик. Он был здесь у нас, в «Рыцаре», правда ведь, Эрн? Пытался сбежать…

Он, Гарри, как и Сириус Блэк, нарушил законы волшебников. Было ли надувание тёти Мардж достаточно серьезным преступлением для того, чтобы оказаться в Азкабане? Гарри ничего не знал о тюрьме волшебников, однако у всех, кто когда-либо рассказывал о ней, в голосе звучал страх. Хагрид, лесничий Хогвартса, только в прошлом году провел там два месяца. Гарри никогда не забудет ужас на лице Хагрида, когда тот понял, куда его отправят, а ведь Хагрид был одним из самых смелых людей, которых знал Гарри.

Автобус «Рыцарь» катился сквозь тьму, разгоняя кусты и урны, деревья и телефонные будки, а Гарри, несчастный и не находящий себе покоя, лежал на своей пуховой кровати. Через некоторое время Стэн вспомнил, что Гарри заплатил за горячий какао, но разлил всю чашку на подушку Гарри, когда автобус внезапно перепрыгнул из Энглси в Абердин. Волшебники и волшебницы в халатах и домашних тапочках один за другим спускались с верхних этажей и выходили из автобуса. Похоже, они были рады, что покидают автобус «Рыцарь». Наконец, Гарри оказался единственным оставшимся пассажиром.

- Отлично, Невилл, – сказал Стэн, хлопнув в ладоши, – куда в Лондоне?

- Диагон Аллея, – ответил Гарри.

- Ладно, – согласился Стэн, – тогда держись!

Бум!

Автобус загромыхал вдоль Чаринг Кроссроуд. Гарри сел, следя, как здания и скамьи отпрыгивают в разные стороны. Небо стало понемногу светлеть. Он приляжет на пару часов, потом пойдет в Гринготтс, как только банк откроется, а затем уедет куда-нибудь далеко-далеко – куда, он не знал.

Эрн ударил по тормозам, и автобус «Рыцарь» остановился перед неприметным баром под названием «Дырявый Котёл», позади которого находился волшебный вход на Диагон Аллею.

- Спасибо, – сказал Гарри Эрну.

Он спрыгнул по ступенькам вниз и помог Стэну спустить свой чемодан и клетку Хедвиги на тротуар.

- Ну, – сказал Гарри, – тогда – до свидания!

Но Стэн не обращал на него внимания. Все еще стоя в дверях автобуса, широко раскрытыми глазами он смотрел на тёмный вход в «Дырявый котел».

- А вот и ты, Гарри, – раздался голос.

Не успев обернуться, Гарри почувствовал, как на его плечо легла чья-то рука. В тот же миг Стэн воскликнул: «Чтоб мне провалиться на месте! Эрн, иди сюда! Иди сюда!»

Гарри поднял глаза на человека, чья рука лежала на его плече, и все внутри него похолодело: он наткнулся прямо на Корнелиуса Фаджа, самого Министра Магии.

Стэн спрыгнул на тротуар около них.

- Как Вы назвали Невилла, Министр? – восхищенно спросил он.

Фадж, невысокий представительный человек в длинной полосатой мантии, выглядел усталым и озябшим.

- Какой Невилл? – повторил он, хмурясь. – Это же Гарри Поттер.

- Я знал! – ликующе воскликнул Стэн. – Эрн! Эрн! Угадай, кто такой Невилл на самом деле, Эрн! Он Гарри Поттер! Я видел его шрам!

- Да, – раздраженно сказал Фадж. – Конечно, я очень рад, что автобус «Рыцарь» подобрал Гарри, но теперь мы зайдем в «Дырявый Котёл»…

Фадж сильнее сдавил плечо Гарри, и Гарри почувствовал, как его ведут внутрь. Из-за стойки бара появился сутулый человек, несущий фонарь. Это был Том, седой, беззубый владелец бара.

- Вы нашли его, министр! – сказал Том. – Могу ли я вам что-нибудь предложить? Пиво? Бренди?

- Может быть, чаю, – согласился Фадж, по-прежнему не отпуская Гарри от себя.

Позади них раздалось громкое шарканье и пыхтение, и появились растерянно оглядывающиеся Стэн и Эрн с чемоданом Гарри и клеткой.

- Почему же ты не сказал нам, кто ты на самом деле, а, Невилл? – спросил Стэн, сияющими глазами глядя на Гарри, в то время как совиное лицо Эрни с интересом выглядывало из-за плеча Стэна.

- И комнату, где нам никто не помешает, пожалуйста, Том, – многозначительно произнес Фадж.

- Пока, – печально сказал Гарри Стэну и Эрну, когда Том указал Фаджу на проход за стойкой бара.

- Пока, Невилл! – крикнул Стэн.

Том с высоко поднятым фонарем двинулся вперед по узкому коридору, за ним Фадж провел Гарри в маленькую комнату. Том щёлкнул пальцами, зажигая огонь в камине, и с поклоном вышел из комнаты.

- Садись, Гарри, – сказал Фадж, указывая на кресло возле огня.

Гарри сел; несмотря на пылающий в камине огонь, он чувствовал, как руки покрываются мурашками. Фадж снял свою полосатую мантию и бросил её в сторону, затем подтянул бутылочно-зеленые брюки и сел напротив Гарри.

- Я - Корнелиус Фадж, Гарри. Министр магии.

Конечно, Гарри уже знал это: однажды он уже видел Фаджа, но так как тогда он был скрыт Плащом-Невидимкой своего отца, то Фаджу лучше было не знать об этой истории.

Снова появился хозяин бара Том, в фартуке поверх ночной рубашки, неся поднос с чаем и плюшками. Он поставил поднос на стол между Гарри и Фаджем и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

- Ну, Гарри, – сказал Фадж, разливая чай в чашки, – скажу прямо, ты нас всех напугал. Вот так вот убежать из дома дяди и тёти! Я было уже начал думать… но теперь ты в безопасности, и это самое главное.

Фадж намазал себе булочку маслом и подвинул тарелку Гарри.

- Поешь, Гарри, ты выглядишь усталым. Итак… Думаю, тебе будет приятно узнать, что мы уладили историю с надуванием мисс Марджори Дёрсли. Два сотрудника из Отряда Исправления Непроизвольного Волшебства несколько часов назад были направлены в Привит Драйв. Они прокололи мисс Дёрсли и немного изменили её память, так что у неё не осталось никаких воспоминаний о происшествии. Так что все улажено, и ничего плохого не произошло.

Фадж улыбнулся Гарри поверх края своей чашки, совсем как дядя, глядящий на любимого племянника. Гарри не мог поверить своим ушам; он открыл рот, но в голову не пришло ничего, что он мог бы сказать, и он молча закрыл его и стал слушать.

- А, ты беспокоишься о реакции дяди и тёти? – спросил Фадж. – Правда, я не стану отрицать, что они очень рассержены. Но они готовы принять тебя в своем доме следующим летом, если ты останешься в Хогвартсе на Рождество и весенние каникулы.

Гарри кашлянул, чтобы прочистить горло.

- Я всегда остаюсь в Хогвартсе на рождественские и весенние каникулы, – сказал он. – И не хочу никогда больше возвращаться на Привит Драйв.

- Конечно, конечно. Я уверен, что когда ты успокоишься, то передумаешь, – сказал Фадж с нескрываемым беспокойством в голосе. – В конце концов, они твоя семья, и я уверен, что все вы любите друг друга… э… в глубине души.

Гарри не хотелось объяснять Фаджу, как всё обстоит на самом деле. Его больше беспокоило, что же с ним теперь будет.

- Нам осталось только решить, – сказал Фадж, намазывая маслом вторую булочку, – где ты проведешь три последние недели каникул. Я предлагаю тебе снять здесь, в «Дырявом котле», комнату, и…

- Подождите, – выпалил Гарри, – а как же моё наказание?

Фадж моргнул:

- Какое наказание?

- Я нарушил закон! – сказал Гарри. – Декрет «О Разумном Ограничении Колдовства Несовершеннолетних»!

- Мой дорогой мальчик, не станем же мы наказывать тебя из-за такой мелочи! – воскликнул Фадж, нетерпеливо размахивая своей булочкой. – Это был просто несчастный случай! Мы не отправляем людей в Азкабан только потому, что они надули свою тётю!

Это было очень не похоже на то, что Гарри знал о Министерстве магии.

- В прошлом году я получил официальное предупреждение только из-за того, что домашний эльф разбил в доме моего дяди блюдо с пудингом! – сказал он Фаджу, нахмурившись. – Министерство магии предупредило, что если я ещё раз займусь там колдовством, то меня исключат из Хогвартса!

Если глаза не обманывали Гарри, Фадж растерялся.

- Ситуация изменилась, Гарри… При сложившихся обстоятельствах… мы должны принимать во внимание… Ты ведь не хочешь, чтобы тебя исключили?

- Конечно, нет, – сказал Гарри.

- Прекрасно, и зачем же тогда так волноваться? – рассмеялся Фадж. – Вот, возьми булочку, Гарри, а я пока пойду узнаю, есть ли у Тома комната для тебя.

Фадж вышел в коридор, а Гарри недоуменно смотрел ему вслед. Происходило что-то чрезвычайно странное. Зачем Фадж ждал его в «Дырявом котле», если не для того, чтобы наказать за проступок? Кроме того, рассуждал Гарри, неужели сам министр магии лично занимается несовершеннолетними волшебниками?

Фадж вернулся с Томом.

- Комната одиннадцать свободна, Гарри, – сказал Фадж. – Я уверен, что здесь тебе будет хорошо. И ещё кое-что; надеюсь, ты поймешь меня… Мне не хотелось бы, чтобы ты бродил по Лондону магглов, хорошо? Оставайся на Диагон Аллее. И ты должен возвращаться сюда каждый вечер до наступления темноты. Уверен, что ты меня понимаешь. Том по моей просьбе будет за тобой присматривать.

- Хорошо, – медленно сказал Гарри, – но почему?..

- Мы ведь не хотим снова потерять тебя, – сказал Фадж, искренне смеясь. – Нет, нет… нам лучше знать, где ты… то есть…

Фадж громко прокашлялся и взял свой полосатый плащ.

- Что ж, я пойду - много дел, знаешь ли.

- А что там с Блэком? – спросил Гарри.

Пальцы Фаджа скользнули по серебряным застежкам плаща.

- Что? А, ты слышал… ну, нет, пока нет, но это только вопрос времени. Стражи Азкабана никогда ещё не терпели поражений… а такими злыми я их ещё никогда не видел.

Фадж слегка вздрогнул.

– Итак, пора прощаться.

Он протянул руку, и когда Гарри пожимал её, ему в голову внезапно пришла идея.

- Э… Министр? Можно у вас кое-что спросить?

- Конечно, – улыбнулся Фадж.

- Ну, третьекурсникам Хогвартса можно посещать Хогсмид, но мои тётя и дядя не подписали письмо с разрешением. Может быть, вы подпишете?

Фаджу, похоже, стало неловко.

- А, – сказал он. – Нет. Нет, мне очень жаль, Гарри, но поскольку я не твой родитель или опекун…

- Но ведь вы – Министр Магии, – пылко сказал Гарри. – Если вы дадите мне разрешение…

- Нет, прости, Гарри, но правила есть правила, – решительно сказал Фадж. – Возможно, ты сможешь посещать Хогсмид в следующем году. На самом деле, я думаю, будет лучше, если ты не… да… что ж, мне пора. Всего хорошего, Гарри.

И, в последний раз улыбнувшись и пожав Гарри руку, Фадж вышел из комнаты. Улыбаясь, к Гарри подошёл Том.

- Следуйте за мной, мистер Поттер, – сказал он. – Я уже перенёс ваши вещи наверх…

Гарри последовал за Томом вверх по красивой деревянной лестнице, к двери с медным номером «одиннадцать», которую для него отворил и распахнул Том.

Внутри стояли очень удобная с виду кровать и отполированная до блеска мебель из дуба, в камине весело потрескивал огонь, а на верху гардероба сидела…

- Хедвига! - ахнул Гарри.

Полярная сова щёлкнула клювом и слетела вниз, на руку Гарри.

- У вас очень умная сова, - ухмыльнулся Том. – Прибыла примерно через пять минут после вас. Если вам что-то понадобится, мистер Поттер, не стесняйтесь - обращайтесь.

Он снова поклонился и вышел.

Ещё долго, сидя на кровати, Гарри рассеянно поглаживал Хедвигу. Небо за окном быстро превращалось из чернильно-синего в холодное серое, а затем, медленно, в золотисто-розовое. Гарри с трудом верилось, что он покинул Привит Драйв всего несколько часов назад, что его не исключили из Хогвартса и что впереди его ждали целых две недели без Дёрсли.

- Это была очень странная ночь, Хедвига, – зевнул он.

И даже не сняв очки, он откинулся на подушки и уснул.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License