Книга 4. Глава 9. Тёмная Метка

— Только матери не говорите, что играли в азартные игры, — умоляюще обратился к Фреду и Джорджу мистер Уизли, пока они спускались вниз по ступеням, устланным фиолетовым ковром.

— Не волнуйся, пап, — ухмыльнулся Фред, — мы рассчитываем на эти деньги. Нам не нужно, чтобы их конфисковали.

Мистер Уизли будто секунду поколебался, не спросить ли, на что именно они рассчитывали, но, после краткого размышления, видимо, решил, что ему не хочется этого знать.

Вскоре их подхватил поток волшебников, направляющихся со стадиона обратно в палаточный лагерь. Пока они возвращались по освещённой фонарями тропинке, в ночном воздухе до них доносилось пение охрипших голосов, а Лепреконы носились у них над головами, смеясь и размахивая своими фонариками. Наконец, добравшись до палатки, они поняли, что им совершенно не хочется спать, и Мистер Уизли, учитывая уровень шума в лагере, согласился, что всей компании не мешало бы выпить ещё по чашечке горячего шоколада перед тем, как лечь спать. Вскоре они оживлённо обсуждали игру. Мистер Уизли затеял спор с Чарли, и лишь когда Джинни уснула прямо на маленьком столе, опрокинув при этом чашку и пролив горячий шоколад на пол, мистер Уизли прервал все обсуждения и настоял на том, что пора ложиться. Гермиона и Джинни направились в соседнюю палатку, а Гарри и остальные Уизли переоделись в пижамы и залезли в кровать. С другой стороны лагеря всё ещё доносились пение и какой-то странный шум.

— Как же я рад, что не дежурю сегодня, — сонно пробормотал мистер Уизли. — Не хотел бы я быть на месте того, кто должен будет объявить ирландцам, что пора закругляться с гуляниями.

Гарри лежал на верхнем ярусе над Роном, уставившись в брезентовый потолок палатки, через который время от времени просачивался свет от фонаря какого-нибудь лепрекона, пролетающего над палатками, и представлял самые лихие пируэты Крама. Ему не терпелось сесть на собственную «Молнию» и попробовать Финт Вронского… Почему-то Оливеру Вуду, несмотря на все его извивающиеся диаграммы, толком не удалось объяснить ему, как выполнять этот приём… Гарри представил себя в мантии с фамилией на спине, услышал громогласный рёв стотысячной толпы в ответ на возглас Людо Бэгмэна: — Представляю вам… Поттера!

Гарри так и не понял, уснул он или нет, поскольку ему вполне могло присниться, что он летал как Крам, но внезапно он понял, что слышит крик мистера Уизли:

— Вставайте! Рон… Гарри… давайте, вставайте немедленно!

Гарри быстро сел, ударившись головой о брезентовый потолок.

— Что такое? — спросил он.

До него доходило, что что-то было не так. Снаружи теперь доносились уже совсем другие звуки. Пение прекратилось. Теперь он слышал крики и топот бега. Он слез вниз и потянулся за одеждой, но мистер Уизли, который уже натянул джинсы прямо поверх пижамных штанов, сказал: — Нет времени, Гарри… бери куртку и выходи… быстро!

Схватив куртку, Гарри выскочил из палатки. За ним по пятам следовал Рон.

При свете немногочисленных костров он различил очертания людей, бежавших к лесу, пытаясь скрыться от чего-то, надвигающегося на них со стороны поля, издающего звуки, похожие на выстрелы и выпускающего странные вспышки света. Громкое улюлюканье, раскаты хохота и пьяные крики становились всё громче, и вдруг, яркая вспышка зелёного света озарила поляну.

Сгрудившись в кучу, к ним медленно приближалась толпа волшебников, с направленными вверх волшебными палочками. Гарри прищурился… он никак не мог разглядеть их лиц… и вдруг он понял, что лица магов скрывали маски, а головы покрывали капюшоны. Над ними, отчаянно барахтаясь в воздухе, плыли четыре беспомощные фигуры, извиваясь в уродливых позах. Казалось, что люди в воздухе просто марионетки, которыми управляют с земли кукольники-маги при помощи невидимых нитей, которыми куклы привязаны к волшебным палочкам. Две из четырёх фигур, бултыхающихся в воздухе, были совсем маленькими.

К марширующей группе присоединялось всё больше и больше народу. Они гоготали и тыкали своими волшебными палочками в беспомощные фигурки в небе. Шагающая толпа сметала палатки на своём пути. Время от времени один из замаскированных волшебников взрывал ту или иную палатку, оказывающуюся у него на дороге. Вокруг уже горело несколько палаток. Крики стали громче.

Плывущая в воздухе группа озарилась пламенем горящей палатки, и Гарри узнал в одной из жертв мистера Робертса, управляющего палаточным городком. Остальные три, скорее всего, были его женой и детьми. В этот момент один из магов взмахнул своей волшебной палочкой и перевернул миссис Робертс вверх ногами. Ночная рубашка упала ей на голову, обнажив пышные панталоны. Несчастная тщетно пыталась прикрыться под улюлюканье и весёлый гогот толпы.

— Кошмар какой-то, — пробормотал Рон, указывая на младшего маггловского ребёнка, крутящегося, как волчок, на шестидесятифутовой1 высоте. Его голова беспомощно болталась из стороны в сторону. — Просто кошмар…

Навстречу им бежали Гермиона и Джинни, поспешно натягивая кофты поверх ночных рубашек, а за ними следовал мистер Уизли. Билл, Чарли и Перси выскочили из своей палатки, одетые и с палочками наготове.

— Нам нужно помочь Министерству! — закатывая рукава, крикнул мистер Уизли, пытаясь перекричать шум голосов, — а вы — бегите в лес и держитесь все вместе. Я приду за вами, как только мы разберёмся здесь с этим недоразумением.

Билл, Чарли и Перси уже рванулись навстречу толпе в масках. Мистер Уизли ринулся вслед за ними. Со всех сторон сюда сбегались маги из министерства. Толпа и болтающаяся над ними семья Робертс придвигалась всё ближе.

— Пошли, — сказал Фред, схватив Джинни за руку и увлекая её за собой к лесу. Гарри, Рон, Гермиона и Джордж побежали следом. У леса они обернулись и увидели, что на земле под летящей семьёй Робертс собралась уже огромная толпа. Волшебники из Министерства с большим трудом пытались протолкнуться в центр группы к волшебникам в капюшонах. Похоже было, что они колеблются, не зная что делать и опасаясь, что семья Робертс рухнет на землю.

Цветные фонарики, доселе ярко освещавшие дорогу на стадион, потухли. Между деревьев мелькали тени, слышался плач детей. Тревожные крики и панические вопли звенели в холодном ночном воздухе. Гарри чувствовал, что на него наталкиваются люди, чьих лиц он не видел в кромешной тьме. Вдруг Рон вскрикнул от боли.

— Что такое? — тревожно спросила Гермиона и так резко остановилась, что Гарри налетел на неё в темноте. — Где ты, Рон? Какая глупость… Люмос!

Кончик её волшебной палочки засветился и бросил узкую полоску света на тропинку, где, распластавшись, лежал Рон.

— Споткнулся о корень, — сердито пробормотал он, поднимаясь на ноги.

— С такими ходулями несложно, — протянул чей-то голос позади них.

Гарри, Рон и Гермиона быстро обернулись. Неподалёку от них, развалившись, стоял Драко Малфой, прислоняясь спиной к дереву. Скрестив руки на груди, он наблюдал за сценой в палаточном лагере через просвет между деревьями.

Рон посоветовал Малфою сделать что-то, чего бы он не посмел пожелать ему в присутствии миссис Уизли.

— Следи за языком, Уизли! — произнёс Малфой, сверкая белесыми глазами. — Мотал бы ты отсюда! Не думаю, что ты сильно обрадуешься, если они обнаружат её.

Он кивнул в сторону Гермионы. В этот самый момент со стороны лагеря послышался грохот взрыва, и вспышка зелёного света на мгновение озарила деревья вокруг них.

— И на что это ты намекаешь? — вызывающе бросила Гермиона.

— Грэйнджер, они же охотятся за магглами, — протянул Малфой, — ты что, хочешь продемонстрировать всем свои подштанники, проплывая по воздуху? Потому что если тебе уж очень сильно этого хочется, то подожди, не уходи, они идут сюда… так мы здорово повеселимся.

— Гермиона — колдунья! — рявкнул Гарри.

— Думай, как хочешь, Поттер, — злобно ухмыльнулся Малфой, — и если ты считаешь, что они не смогут распознать грязнокровку — оставайся здесь.

— Заткни свою пасть! — заорал Рон. Всем присутствующим было известно, что слово «грязнокровка» было страшным оскорблением для волшебников, чьи родители были магглами.

— Оставь, Рон, — быстро сказала Гермиона, хватая Рона за руку в попытке удержать его от драки с Малфоем.

Но тут позади них раздался неслыханной силы громовой удар. Вокруг послышались вопли.

Малфой усмехнулся.

— Их так легко напугать, правда? — лениво протянул он. — Небось, папуля вам сказал, чтоб вы все спрятались здесь? Он что, там - спасает магглов?

— А где твои родители? — спросил Гарри, начиная злиться, — небось, в той толпе, с масками на лицах?

Малфой повернулся к Гарри с той же омерзительной улыбкой на лице: — Что ж, Поттер, если они и там, тебе я этого не скажу.

— Хватит, — сказала Гермиона, с отвращением взглянув на Малфоя, — пошли, найдём остальных.

— А ты особо не задирай свою лохматую голову, Грэйнджер, — ехидно бросил Малфой.

— Пошли, — повторила Гермиона и потянула за собой Рона и Гарри.

— Я даже не сомневаюсь, что его отец один из тех в масках! — гневно заметил Рон.

— И я надеюсь, что Министерство его поймает! — с жаром откликнулась Гермиона. — Ой, куда же делись остальные?

Фреда, Джорджа и Джинни и след простыл. На тропе было не протолкнуться, люди нервно озирались по сторонам.

Перед ними жарко спорила группа подростков в пижамах. Увидев Рона, Гарри и Гермиону, одна из девочек с копной кудрявых волос обернулась к ним и спросила: — Ou est Madame Maxime? Nous l'avons perdue…

— Эээ… чего? — переспросил Рон.

— А… — сказала девочка и отвернулась. Проходя мимо, они отчётливо услышали, как она произнесла: — Огвартс…

— Бобатон, — пробормотала Гермиона.

— Что? — сказал Гарри.

— Они, должно быть, учатся в Бобатоне, — ответила Гермиона, — ну, знаешь, Академия Волшебства Бобатон… Я читала об этой школе в книге «Оценка Волшебного Образовании в Европе».

— А… ну да… ладно… — сказал Гарри.

— Не может быть, чтобы Фред и Джордж так далеко ушли, — вдруг сказал Рон, вытаскивая свою волшебную палочку, зажигая её и освещая тропинку перед собой. Гарри сунул руку в карман, чтобы достать свою собственную палочку, но ничего не нашёл. В кармане одиноко лежали Омниокли.

— Нет… не может быть… я потерял свою волшебную палочку!

— Да ты что!

Рон и Гермиона подняли высоко над головами свои палочки и осветили тропинку. Гарри рыскал глазами по земле в поисках своей палочки, но безуспешно.

— А ты не оставил её случайно в палатке? — спросил Рон.

— Или, может, она выпала у тебя из кармана, когда мы бежали по лесу? — нервно предложила Гермиона.

— Ага, наверно, — рассеянно согласился Гарри.

Он никогда не расставался со своей волшебной палочкой, когда жил в мире волшебников, и поэтому почувствовал себя совершенно беззащитным, оказавшись без неё в такой ситуации.

Внезапно в кустах позади них послышалось шуршание, и все трое подпрыгнули от неожиданности. Из гущи растительности выбралась Винки. Она продвигалась как-то странно, с трудом, как будто что-то невидимое тянуло её назад.

— Там нехорошие волшебники! — рассеянно пропищала она, кренясь назад и изо всех сил пытаясь продвинуться вперёд. — Люди высоко-высоко в воздухе! Винки убегает от них!

И она исчезла за деревьями по другую сторону тропинки, тяжело дыша и попискивая, борясь с невидимой силой, пытающей её удержать.

— Чего это с ней? — удивился Рон. — Почему она не может нормально бежать?

— Наверно, она не попросила разрешения спрятаться, — сказал Гарри, вспоминая Добби, который отчаянно колотил себя каждый раз, когда делал что-то, чего не одобрило бы семейство Малфоев.

— Знаете, у домовых — ужасная жизнь, — возмущённо сказала Гермиона. — Ну просто чистое рабство! Этот мистер Крауч заставил её подняться на самый верх стадиона, а она была просто в ужасе! И он заколдовал её, чтобы она не смогла убежать даже, когда пошли сметать палатки! Почему никто не вступается за их права?

— Но ведь они не жалуются, — сказал Рон, — ты же слышала старушку Винки на матче: «Домовые не должен веселиться…» — им нравится такая жизнь, когда ими командуют.

— Это такие как ты поддерживают несправедливую и гнилую систему потому, что слишком ленивы и…

Её перебил ещё один раскат грома.

— Пошли-ка отсюда, — сказал Рон, бросив на Гермиону раздражённый взгляд. Гарри подумал, что Малфой, вероятно, был прав и, возможно, Гермионе действительно угрожала большая, чем им опасность. Все трое отправились дальше вглубь леса. Гарри продолжал шарить в карманах, хоть и понимал, что ничего там не найдёт.

Они шагали по тёмной тропинке глубже и глубже в лес, всё ещё надеясь наткнуться на Фреда, Джорджа и Джинни. Они прошли мимо группы гоблинов, сгрудившихся над мешком золота, которое они, несомненно, выиграли, сделав ставку на матч. Их, очевидно, не трогала суматоха в лагере. Дальше на тропинке они наткнулись на полоску серебристого сияния и, через просвет между деревьями увидели трёх высоких и красивых Виил, стоящих на полянке в окружении громко и оживлённо говорящих молодых волшебников.

— Я мешками галеоны гребу! — кричал один из них. — Я — истребитель драконов в Комитете по Избавлению от Опасных Существ.

— А вот и нет! — закричал его друг. — Ты – посудомойщик в «Дырявом Котле»… зато я — охотник за вампирами, и убил их уже штук девяносто…

Тут вмешался третий волшебник, такой прыщавый, что это было очевидно даже при тусклом свете, исходившим от Виил:

— А я вот-вот стану самым молодым Министром Магии.

Гарри фыркнул от смеха. Он узнал этого прыщавого мага. Его звали Стэн Шанпайк, и он работал кондуктором в Автобусе «Рыцарь».

Он повернулся, чтобы сказать об этом Рону. Но лицо Рона вдруг странно расплылось, и он закричал: — А я говорил, что изобрёл метлу, на которой можно долететь до Юпитера?

— Ради всего святого! — сказала Гермиона и вместе с Гарри схватила Рона за руки, вдвоём они развернули его и потащили прочь от поляны. Звуки голосов Виил и их обожателей постепенно таяли в воздухе — они забирались уже в самую гущу леса. Казалось, кроме них здесь никого не было. Стояла полная тишина.

Гарри осмотрелся. — Наверное, мы можем здесь остановиться. Мы услышим шаги любого, кто захочет к нам подойти, за милю.

Едва он закончил говорить, как прямо перед его носом из-за дерева появился Людо Бэгмэн.

Даже при слабом свете, исходящим от двух волшебных палочек, Гарри увидел, насколько преобразился Людо. Краска сошла с его лица. На нём не осталось и следа былого оживления и подпрыгивающей походки. Он был натянут и бледен.

— Кто здесь? — спросил он, прищурившись в попытке разглядеть их лица, — и что вы здесь делаете одни?

Они удивлённо переглянулись.

— А… там же происходят какие-то беспорядки, — заметил Рон.

Бэгмэн бросил на него рассеянный взгляд: — Что?

— Там, в лагере, кто-то захватил семью магглов…

Бэгмэн громко выругался.

— Ах, что б их! — сказал он и с тихим хлопком дизаппарировал.

— Он плохо информирован, этот мистер Бэгмэн, — нахмурившись, заметила Гермиона.

— Но он был отличным Вышибалой, — сказал Рон, увлекая за собой Гарри и Гермиону на небольшую полянку между деревьями и, усаживаясь на клочок сухой травы под деревом. — «Уимборнские Осы» три раза подряд становились первыми в лиге, когда он за них играл.

Он вытащил из кармана фигурку Крама, поставил её на землю и несколько минут смотрел, как она марширует. Как и настоящий Крам, фигурка ходила, косолапя и сутулясь — выглядела она гораздо менее внушительно, чем на метле. Гарри прислушивался к шуму, доносящемуся из лагеря. Всё было тихо — наверно, нарушителей утихомирили.

— Я надеюсь, что все остальные в целости и сохранности, — помолчав, сказала Гермиона.

— Не сомневаюсь, — откликнулся Рон.

— Представляешь себе, если твой отец поймал Люциуса Малфоя? — сказал Гарри, усаживаясь рядом с Роном и, разглядывая фигурку Крама, растянувшуюся на сухой листве, — он всегда говорил, что хотел бы поймать его с поличным.

— Вот уж это сотрёт усмешку с мерзкой рожи Драко, — усмехнулся Рон.

— Бедные магглы, — взволнованно сказала Гермиона, — а что если их не смогут спустить вниз?

— Смогут, — быстро ответил Рон, — как-нибудь справятся.

— Вообще-то, они просто не в своём уме. Сделать такое, когда здесь присутствует всё Министерство Магии! — продолжала Гермиона. — Я не представляю, чего они ожидали? Думали, им это пройдёт безнаказанно? Или они просто перепили немножко? Или…

Она остановилась на полуслове и оглянулась. Гарри и Рон посмотрели в ту же сторону. Казалось, кто-то, спотыкаясь, шёл в их направлении. Они ждали, напряжённо прислушиваясь к шелесту неровных шагов, доносящихся из леса, но шаги остановились.

— Эй, — позвал Гарри.

Никто не ответил. Гарри вскочил на ноги и заглянул за дерево. В темноте ничего не было видно, но он нутром чувствовал, что там кто-то стоит.

— Кто там? — сказал он.

И вдруг, внезапно, тишину прорезал голос, не похожий ни на один другой. И этот голос издал не панический вопль, а спокойно произнёс что-то похожее на заклинание.

— МОРСМОРДРЕ!

И тут же что-то огромное, зелёное и блестящее вырвалось из тьмы, которую безуспешно сверлили глаза Гарри. Оно взлетело над деревьями прямо в небо.

— Что за…? — выдохнул Рон, вскочив на ноги, и уставился на появившееся в небе изображение.

Сначала Гарри показалось, что это лепреконы, но в воздухе возник огромный череп, составленный из изумрудных звёздочек, со змеем, высовывающимся из бестелесного рта, как страшное подобие языка. Застыв на месте, Гарри, Рон и Гермиона во все глаза глядели на череп, который поднимался всё выше и выше, пылая в дымке зеленоватого огня и выделяясь на фоне чёрного неба, как новоявленное созвездие.

Тотчас же лес вокруг них взорвался истошными воплями. Должно быть, причиной этих воплей был этот самый череп, который уже поднялся так высоко, что осветил весь лес, подобно какому-то жуткому неоновому знаку. Гарри вглядывался во тьму, пытаясь разглядеть того, кто вызвал заклинанием этот череп, но безуспешно.

— Кто там? — повторил он.

— Гарри, Гарри, пошли отсюда! — закричала Гермиона, схватив его за куртку и пытаясь тащить за собой.

— Что? Что случилось? — Гарри ошарашено посмотрел на её побледневшее и искажённое ужасом лицо.

— Это — Тёмная Метка, Гарри, — простонала Гермиона, изо всех сил пытаясь столкнуть его с места, — знак Сам-Знаешь-Кого!

— Волдеморта…

— Гарри, ну пошли же!

Гарри обернулся. Позади него Рон поспешно схватил с земли малютку-Крама и побежал вслед за Гарри и Гермионой через поляну к деревьям. Не успев пройти и пары шагов, они услышали хлопки, и увидели, что вокруг них появилось из воздуха около двадцати волшебников.

Гарри быстро осмотрелся и увидел, что все маги держат в руках волшебные палочки и эти палочки направлены прямо на него, Рона и Гермиону. Гарри в ужасе вскрикнул: — ПРИГНИТЕСЬ! — и, схватив Рона и Гермиону за руки, изо всех сил дёрнул их за собой вниз на землю.

— СТУПЕФАЙ! — прогремело двадцать голосов, и несколько вспышек ослепили Гарри. Он почувствовал, что волосы у него на голове зашевелились, как от сильного порыва ветра. Чуть приподняв голову, он увидел струйки огненно-красного света, вылетевшие из волшебных палочек магов и пронёсшиеся прямо над его головой. Они пересеклись друг с другом, отразились от стволов деревьев, и отскочили назад в темноту.

— Стойте! — вдруг закричал знакомый голос. — СТОЙТЕ! Это — мой сын!

Почувствовав, что волосы у него на голове перестали шевелиться, Гарри приподнял голову чуть повыше. Ближайший к нему маг опустил вниз свою волшебную палочку. Гарри перевернулся на спину и увидел бегущего к ним мистера Уизли с искажённым от ужаса лицом.

— Рон, Гарри, — сказал он дрожащим голосом, — Гермиона — вас не задели?

— Отойди, Артур, — коротко произнёс холодный голос, принадлежащий мистеру Краучу.

Группа магов из Министерства окружила их плотным кольцом. Гарри поднялся на ноги и взглянул на мистера Крауча, лицо которого исказилось от ярости.

— Кто из вас это сделал? — резко произнёс он, переводя прищуренный взгляд с одного на другого, — кто из вас вызвал Тёмную Метку?

— Мы её не вызывали! — возразил Гарри, указывая на череп.

— Мы вообще ничего не сделали! — сказал Рон, потирая ушибленный локоть и возмущённо глядя на отца. — С какой стати вы на нас набросились?

— Не лгите, сэр! — закричал мистер Крауч. Его волшебная палочка всё так же была направлена прямо на Рона, а глаза были готовы выскочить из орбит. Похоже было, что он тронулся. — Вас обнаружили на месте преступления!

— Барти, — тихо сказала колдунья в длинном шерстяном халате, — они же ещё дети, они ни за что не смогли бы…

— Откуда взялась Метка? — быстро спросил мистер Уизли.

— Оттуда, — дрожащим голосом сказала Гермиона, указывая пальцем в том направлении, откуда до них донёсся голос, — за деревьями кто-то стоял, он прокричал слова — заклинание…

— Ах вот как, там стояли, а? — сказал мистер Крауч, переводя свои вылупленные глаза на Гермиону. Всем своим видом он выражал недоверие. — Произнёс заклинание, а? Вы, кажется, чрезвычайно хорошо проинформированы о том, как надлежит вызывать Знак, барышня.

Но кроме Крауча ни один из магов, казалось, не допускал и мысли, что Гарри, Рон или Гермиона могли вызвать изображение черепа, напротив, в ответ на слова Гермионы они снова подняли свои волшебные палочки и направили их в сторону, указанную Гермионой, сощурившись, в попытке разглядеть ни стоит ли кто-нибудь за деревьями.

— Мы опоздали, — сказала колдунья в шерстяном халате, качая головой, — они уже дезаппарировали.

— Не думаю, — сказал волшебник с запутанной каштановой бородой. Это был Эймос Диггори, отец Седрика. — Наши Оглушители пролетели между деревьями, может быть, один из них попал в цель…

— Осторожно, Эймос! — раздалось несколько голосов, когда мистер Диггори, расправив плечи, поднял волшебную палочку, пересёк поляну и исчез в темноте.

Гермиона, закрыв рот обеими руками, смотрела, как темнота поглотила его.

Не прошло и минуты, как раздался крик мистера Диггори:

— Ага, таки мы кого-то задели! Тут кто-то есть! Без сознания! Это… однако… а чтоб тебя!…

— Ты кого-то нашёл? — с недоверием кричал мистер Крауч. — Но кого? Кто там?

Послышался хруст ломающихся сучков, шелест листьев, а затем шаги мистера Диггори. Он вышел из-за деревьев с малюсенькой фигуркой, безжизненно свисавшей с его ладоней. Гарри тут же узнал кухонное полотенце. Это была Винки.

Мистер Крауч не шевельнул ни одним мускулом и не сказал ни слова, когда мистер Диггори положил домового перед ним на землю. Все маги Министерства в упор смотрели на него. Несколько минут Крауч стоял, застыв на месте, уставившись на Винки горящими глазами на побелевшем лице. Наконец, он овладел собой.

— Не может… быть, — судорожно прошептал он, — нет…

Он обошёл мистера Диггори и направился вглубь леса, туда, где тот нашёл Винки.

— Смысла нет, мистер Крауч, — позвал его мистер Диггори, — там больше никого нет.

Но мистер Крауч не собирался верить ему на слово. Из леса доносились шелест листьев и хруст ломающихся сучков с того места, где он шарил в кустах.

— Щекотливое положение, — угрюмо произнёс мистер Диггори, взглянув на безжизненное тело Винки, — эльф Барти Крауча… ну я вам скажу…

— Да ладно, Эймос, — тихо сказал мистер Уизли, — ты же не допускаешь возможности того, что этот домовой мог вызвать Метку? Тёмная Метка — знак волшебника, и для того, чтобы её вызвать, необходимо иметь волшебную палочку…

— Вот именно, — отозвался мистер Диггори, — у неё была волшебная палочка.

— Что? — недоверчиво переспросил мистер Уизли.

— А вот взгляни, — мистер Диггори поднял волшебную палочку и показал её мистеру Уизли. — И это — нарушение пункта номер три Положения о пользовании волшебными палочками, который гласит: — Только человеческие существа имеют право держать при себе и использовать волшебные палочки.

В этот момент раздался очередной хлопок и перед носом у мистера Уизли аппарировал Людо Бэгмэн. Он тяжело дышал, и, казалось, плохо понимал, где находится. Людо развернулся и вытаращил глаза на изумрудно-зелёный череп.

— Тёмная Метка! — с трудом переводя дыхание, сказал он, чуть не наступив при этом на Винки, лежавшую у его ног. Он повернулся лицом к коллегам. — Кто это сделал? Его поймали? Барти! Что происходит?

Мистер Крауч вернулся с пустыми руками. Его лицо всё ещё было мертвенно-бледным, а руки и тоненькие усики нервно подёргивались.

— Где ты был, Барти? — спросил Бэгмэн, — почему тебя не было на матче? Твой домовой держал тебе место… Горгулья меня подери! — Бэгмэн заметил Винки, лежащую у его ног. — Что с ней случилось?

— Я был занят, Людо, — ответил мистер Крауч, продолжая говорить отрывистыми фразами, едва шевеля губами, — а моего домового оглушили.

— Оглушили? Вы все? Но зачем?..

Но тут на его блестящем от пота лице появилось осмысленное выражение. Он взглянул вверх на череп, вниз на Винки, а потом перевёл глаза на Крауча.

— Ни за что! — сказал он. — Винки? Вызвала Тёмную Метку? Да откуда она могла знать, как это делается? И для начала ей нужна бы была волшебная палочка!

— У неё была волшебная палочка, — устало повторил мистер Диггори, — когда я нашёл её, она держала её в руках, Людо. И если вы не возражаете, мистер Крауч, я бы хотел услышать от неё самой, что произошло.

Крауч ни словом, ни жестом не показал мистеру Диггори, что он слышал его слова. Но тот, тем не менее, посчитал его молчание за знак согласия. Он поднял свою волшебную палочку, направил её на Винки и произнёс: — Эннервате!

Винки слабо пошевелилась. Она открыла свои огромные карие глаза и несколько раз моргнула, с удивлением оглядываясь вокруг. Окружённая стоящими вокруг неё безмолвными магами, она медленно поднялась и села. Увидев перед собой ноги мистера Диггори, она, дрожа всем телом, медленно подняла глаза к его лицу, а затем, ещё медленнее перевела их на небо. Гарри ясно увидел двойное отражение черепа в её широко распахнутых, подёрнутых поволокой глазах. Она судорожно вдохнула, дикими глазами осмотрелась вокруг и разразилась душераздирающими рыданиями.

— Эльф! — строго сказал мистер Диггори. — Ты знаешь кто я такой? Я – член Отдела по Управлению и Контролю Волшебных Существ!

Сидевшая на земле Винки раскачивалась взад и вперёд, прерывисто дыша. Она здорово напоминала Гарри Добби в моменты его крайнего неповиновения.

— Как видишь, эльф, здесь недавно вызвали Тёмную Метку, — продолжал мистер Диггори, — и тебя нашли через несколько минут после этого прямо под Меткой. Объяснись, будь добра!

— Я… я… я… не делать этого, сэр! — Винки с трудом перевела дыхание, — я не знает, как это делать, сэр!

— Когда тебя нашли, у тебя в руках была волшебная палочка! — гаркнул мистер Диггори, махая ею перед носом у Винки. И в тот момент, когда на палочку упал зелёный свет от черепа над головой, Гарри тут же узнал её.

— Эй, это моя палочка! — сказал он.

Все присутствующие немедленно оглянулись на него.

— Что ты сказал? — недоверчиво спросил мистер Диггори.

— Это — моя палочка, — повторил Гарри, — я уронил её!

— Ты её уронил? — повторил мистер Диггори, не веря своим ушам. — Это что, признание вины? Ты выбросил её, после того, как вызвал Метку?

— Эймос, опомнись, посмотри, с кем ты говоришь, — со злостью сказал мистер Уизли, — ты допускаешь возможность того, что Гарри Поттер мог вызвать Тёмную Метку?

— А… конечно нет, — смущённо пробормотал мистер Диггори, — я чересчур увлёкся…

— Я её где-то обронил, — сказал Гарри, — и обнаружил потерю, как только мы зашли в лес.

— Итак, — снова повернувшись к Винки, которая съёжилась под его суровым взглядом, сказал мистер Диггори, — так ты нашла эту волшебную палочку, не так ли? И ты подняла её и решила немножко с ней поиграть?

— Я не делает волшебства с ней, сэр, — пропищала Винки, слёзы ручьями лились у неё из глаз по расплющенному носу картошкой, — я только… я только… я только поднимает её, сэр! Я не вызывать Тёмную Метку, сэр, я не знает как!

— Она не виновата! — вмешалась Гермиона. Она, очевидно, очень нервничала, выступая против всех этих магов из министерства, но, тем не менее, продолжала. — У Винки голосок тоненький, а голос, который произнёс заклинание, был гораздо ниже! — Она оглянулась на Гарри и Рона за поддержкой. — Этот голос совсем не был похож на голос Винки, правда?

— Не был, — покачал головой Гарри, — этот голос не был голосом домового.

— Ага, — подтвердил Рон, — это, определённо, был человеческий голос.

— Ну что ж, посмотрим, — промолвил явно не убеждённый мистер Диггори, — на самом деле узнать, какое последнее заклинание было произведено волшебной палочкой, эльф, очень просто, ведь ты этого не знала?

Винки задрожала, как осиновый листок и изо всех сил замотала головой. Её уши при этом болтались из стороны в сторону. Мистер Диггори вытащил свою волшебную палочку и приложил её кончик к кончику палочки Гарри.

— Приори Инкантатем! — громко сказал он.

Гермиона громко вздохнула от страха, когда огромный череп со змеёй вместо языка, вырвался из точки соприкосновения двух палочек, но он был лишь тенью зелёного черепа у них над головами. Казалось, этот второй череп состоял из густого серого дыма — словно призрак.

— Делетриус! — вскричал мистер Диггори, и дымчатый череп растворился в воздухе, оставив за собой только лёгкую дымку.

— Ну, — произнёс мистер Диггори с выражением жестокой радости на лице, глядя сверху вниз на трясущуюся от страха Винки.

— Я не делает этого, — пропищала она, закатывая от ужаса глаза, — я — нет, я — нет, я — нет, я не знает как! Я — хороший домовой, я не трогает волшебные палочки, я не знает как!

— Тебя поймали с поличным, — прорычал мистер Диггори, — поймали с волшебной палочкой в руках!

— Эймос, — прервал его мистер Уизли, — о чём ты говоришь, лишь горстка магов знает, как сотворить это заклинание. Откуда ей знать?…

— Возможно, Эймос полагает, — холодно перебил его мистер Крауч, — что я учу всех моих слуг заклинанию, вызывающему Тёмную Метку?

Наступило напряжённое молчание.

Эймос Диггори ужаснулся:

— Мистер Крауч, что вы, что вы, совсем нет…

— Вы практически предъявили обвинение двум людям, участие которых в этом деле наименее вероятно, — рявкнул мистер Крауч, — Гарри Поттеру и мне. Я надеюсь, вам известна история этого мальчика, Эймос?

— Безусловно, её знают все, — пробормотал чрезвычайно сконфуженный мистер Диггори.

— Ну а что касается меня, мне кажется, что за многие годы работы в Министерстве я неоднократно продемонстрировал, насколько я презираю и ненавижу Тёмные силы и тех, кто ими пользуется, — мистер Крауч опять повысил голос до крика, его глаза вновь, казалось, готовы были выскочить из орбит.

— Мистер Крауч, я… мне даже и в голову не пришло предложить, что вы имеете какое-либо отношение к Метке! — пробормотал мистер Диггори, заливаясь густой краской под спутанной каштановой бородой.

— Когда вы обвиняете моего домового, вы обвиняете меня, Диггори! — кричал мистер Крауч. — Кто ещё мог научить её это делать?

— Она… она могла это где-нибудь подхватить…

— Вот именно, Эймос, — сказал мистер Уизли, — где-нибудь подхватить… Винки, — мягко сказал он, повернувшись к домовёнку, но она отшатнулась от него, как будто он тоже кричал на неё, — где ты нашла волшебную палочку Гарри?

Винки так отчаянно крутила краешек своего кухонного полотенца, что он прямо на глазах превращался в бахрому.

— Я находит… я находит, я находит её вот там, сэр, — прошептала она, — там, между деревьев, сэр.…

— Ну, видишь, Эймос, — сказал мистер Уизли, — тот, кто вызвал Метку, вероятно, сразу же после этого дезаппарировал и выбросил волшебную палочку Гарри. И очень хитроумно с его стороны не пользоваться своей собственной палочкой. Ведь тогда бы его легче было найти. А Винки просто не повезло, что она нашла её буквально сразу же после этого. Нашла и подняла с земли.

— Но тогда, она была всего лишь в нескольких шагах от преступника, — нетерпеливо перебил его мистер Диггори, — эльф, ты кого-нибудь видела?

Винки задрожала пуще прежнего. Она переводила свои огромные глаза с мистера Диггори на Людо Бэгмэна, а потом на мистера Крауча.

Судорожно сглотнув, она выдавила из себя:

— Я не видит никого, сэр, совсем никого…

— Эймос, — вмешался мистер Крауч, — я прекрасно понимаю, что при обычных обстоятельствах вам полагалось бы забрать Винки в свой отдел, чтобы подвергнуть её тщательному допросу, но я прошу вас позволить мне самому разобраться с ней.

У мистера Диггори был такой вид, как будто это предложение совсем не пришлось ему по вкусу, но было очевидно, что такому представительному члену министерства, как Барти Краучу, отказать было нельзя.

— Вы можете не сомневаться в том, что она будет наказана, — холодно добавил мистер Крауч.

— Х-х-хозяин… — заикаясь, произнесла Винки, взглянув снизу вверх на мистера Крауча полными слёз глазами, — х-х-хозяин, по-по-пожалуйста…

Мистер Крауч отвернулся. Его черты заострились, каждая линия на лице казалась ещё более чёткой. В его глазах не было ни тени жалости. — Сегодня вечером Винки вела себя так, как не подобает вести себя домовому, — медленно произнёс он, — я приказал ей остаться в палатке. Я приказал ей сидеть там пока я разбираюсь со случившимся. И я вижу, что она ослушалась меня. А за это полагается одежда.

— Нет, — взвизгнула Винки, падая навзничь перед мистером Краучем, — нет, хозяин, только не одежду, не одежду!

Гарри знал, что домовой получает свободу, только тогда, когда его хозяин даёт ему настоящую одежду. Сердце разрывалось от жалости при виде Винки, которая обеими руками цеплялась за своё кухонное полотенце и рыдала у ног мистера Крауча.

— Но она испугалась! — вмешалась рассерженная Гермиона, сверля мистера Крауча сердитым взглядом, — она боится высоты, а эти маги в масках подняли людей в воздух! Конечно же, она хотела сбежать от них!

Мистер Крауч отступил назад, освобождаясь от назойливых ручек Винки и глядя на неё так, как будто она была чем-то мерзким и грязным, и оскверняла его начищенные до блеска ботинки.

— Мне не нужен домовой, который не выполняет моих указаний, — холодно сказал он, взглянув на Гермиону, — мне не нужен слуга, который забывает, что ему надлежит вести себя подобающе достоинству своего хозяина и его безупречной репутации.

Винки плакала в три ручья, её всхлипывания разносились по всей поляне.

Повисла неловкая тишина, которую нарушил мистер Уизли, проговорив: — Ну что ж, я заберу своих ребят назад в палатку, если никто не возражает. Эймос, эта волшебная палочка рассказала нам всё, что смогла — нельзя ли Гарри получить её назад?

Мистер Диггори послушно протянул Гарри его волшебную палочку, которую тот с радостью положил в карман.

— Давайте, идите, — тихо сказал мистер Уизли. Но Гермиона не двинулась с места. Она стояла, не сводя глаз с рыдающей Винки. — Гермиона, — громче позвал мистер Уизли. Она обернулась и поплелась вслед за Гарри и Роном через поляну в лес.

— Что же станет с Винки? — спросила Гермиона, как только они ушли с полянки.

— Не знаю, — ответил мистер Уизли.

— Как они ужасно с ней обращались! — с силой сказала Гермиона, — мистер Диггори называл её не иначе как «эльф», а мистер Крауч!… Он же знает, что она не виновата, и всё же собирается выгнать ее! Ему наплевать, что ей было страшно, что она была расстроена, как будто… как будто она — не человек!

— Ну, ведь она и не человек, — заметил Рон.

— Но это не значит, что она не способна чувствовать, — обрушилась на него Гермиона, — Рон, это просто отвратительно…

— Гермиона, ты совершенно права, — перебил её мистер Уизли, подгоняя её вперёд, — но сейчас не время обсуждать права домовых. Я хочу как можно скорее вернуться в палатку. А где остальные?

— Мы разошлись в темноте, — ответил Рон, — папа, почему все сходят с ума из-за этого черепа?

— Я объясню тебе в палатке, — напряжённо сказал мистер Уизли.

Но когда они вышли из леса, им пришлось остановиться.

На их пути стояла огромная толпа испуганных волшебников и волшебниц. Увидев мистера Уизли, они ринулись к нему навстречу: — Артур, что происходит? Кто вызвал Метку? Это не ОН?

— Естественно, не он, — раздражённо ответил мистер Уизли, — и мы не знаем, кто это сделал. Похоже, что виновник дезаппарировал. А теперь, извините меня, я бы хотел пройти к своей палатке. Я очень хочу спать.

И он повёл Гарри, Рона и Гермиону через толпу в лагерь, в котором сейчас царила тишина. Замаскированных магов уже нигде не было видно, но несколько палаток всё ещё продолжали дымиться.

Из мужской палатки выглянула голова Чарли.

— Папа, что происходит? — крикнул он. — Фред, Джордж и Джинни вернулись, но где остальные?

— Они со мной, — ответил мистер Уизли, нагибаясь и залезая в палатку. За ним залезли Гарри, Рон и Гермиона.

Билл сидел за кухонным столом, прижимая простыню к руке, из которой обильно текла кровь. Рубашка Чарли была порвана, а у Перси кровоточил нос. Фред, Джордж и Джинни были не ранены, но сильно потрясены.

— Ну что, папа, вы их поймали? — быстро спросил Билл. — Тех, кто вызвал Тёмную Метку?

— Нет, — ответил мистер Уизли, — мы нашли домового Барти Крауча с волшебной палочкой Гарри в руках, но это не помогло нам найти того, кто вызвал Метку.

— Что? — хором сказал Билл, Чарли и Перси.

— Волшебная палочка Гарри? — повторил Фред.

— Домовой мистера Крауча? — в шоке сказал Перси.

С помощью Гарри, Рона и Гермионы, мистер Уизли поведал им о том, что произошло в лесу. К концу рассказа Перси возмущённо надулся.

— Мистер Крауч был совершенно прав. Кому нужен такой домовой? — сказал он. — Убежать, когда ей ясно наказали оставаться на месте, опозорить его перед всем Министерством… как бы это всё выглядело, если бы ей пришлось отвечать перед Отделом по контролю волшебных…

— Она ни в чём не виновата, она просто оказалась не в том месте не в то время! — набросилась на Перси Гермиона, и он немного обалдел. Гермиона всегда ладила с Перси, гораздо лучше, чем все остальные.

— Гермиона, такой маг, как мистер Крауч не может простить домового, который безответственно обращается с волшебной палочкой! — напыщенно ответил Перси, овладев собой.

— Она не обращалась безответственно, — кричала на него Гермиона, — она просто подняла её с земли!

— Послушайте, вы мне можете объяснить, что это за череп? — раздражённо сказал Рон. — Он никого не трогал, почему все сходят из-за него с ума?

— Я же сказала тебе, Рон, что это знак Сам-Знаешь-Кого, — как всегда первая с ответом выскочила Гермиона, — я читала об этом в книге «Восхождение и упадок Тёмных сил».

— И он не появлялся вот уже тринадцать лет, — тихо продолжил мистер Уизли, — естественно, что люди впали в панику… Как будто увидели самого Сами-Знаете-Кого.

— Не понимаю, — нахмурился Рон, — это всё-таки всего лишь картинка в небе…

— Рон, Сам-Знаешь-Кто и его сторонники посылали в небо Тёмную Метку, когда кого-то убивали, — сказал мистер Уизли, — она вселяет ужас… ты даже не можешь себе представить, ты слишком мал. Представь себе, ты возвращаешься домой, а над домом висит Тёмная Метка, и ты знаешь, что ты увидишь, когда войдёшь в дом… — мистер Уизли содрогнулся, — то, чего ты больше всего страшишься… самое ужасное…

Наступила тишина.

Билл приподнял простыню с руки, чтобы проверить состояние своей раны. — Сегодня ночью он нам помешал — тот, кто вызвал Знак. Как только Пожиратели Смерти увидели его, они испугались и тут же дезаппарировали. Мы не успели добраться до них и снять с них маски. Но нам удалось вовремя поймать семью Робертс, до того, как они грохнулись на землю. Сейчас их память подвергается модификации.

— Пожиратели Смерти? — спросил Гарри. — Это кто такие?

— Так называли себя сторонники Сам-Знаешь-Кого, — ответил Билл, — мы видели сегодня тех, кто уцелел — тех, кому удалось избежать Азкабана.

— У нас нет доказательств, Билл, — сказал мистер Уизли, — хотя я вполне с тобой согласен, скорее всего, это действительно были они, — безнадёжно добавил он.

— Ага, я не сомневаюсь в этом, — внезапно вмешался Рон, — папа, мы наткнулись в лесу на Драко Малфоя, так он чуть ли не сказал нам так прямо, что его папаша был одним из тех гадов в масках! А всем известно, что семья Малфой в своё время поддерживала Сами-Знаете-Кого.

— Но почему сторонники Волдеморта, — начал Гарри но, заметив, что все Уизли содрогнулись, так как подобно многим в мире волшебников они старались не произносить вслух имя Волдеморта, поправился, — простите… почему сторонники Сами-Знаете-Кого подняли в воздух магглов? То есть, зачем им это было нужно?

— Зачем? — повторил мистер Уизли с глухим смешком. — Гарри, они так развлекаются. Половина убитых магглов во времена Сам-Знаешь-Кого была убита для развлечения. Думаю, они немножко подвыпили вчера вечером, решили развлечься и напомнить нам всем, что многие из них всё ещё на свободе. Прелестное собраньице Пожирателей Смерти, — с отвращением добавил он.

— Но если это действительно были Пожиратели Смерти, почему же они дезаппарировали, когда увидели Тёмную Метку? — спросил Рон. — Они ведь должны были обрадоваться, а не испугаться?

— Пошевели мозгами, Рон, — ответил Билл, — если это действительно были Пожиратели Смерти, они здорово поработали, чтобы не попасть в Азкабан после того, как Сам-Знаешь-Кто потерял власть, и наговорили кучу сказок о том, как он принуждал их пытать и убивать людей. Я думаю, что они больше нас боятся того, что он вернётся. Они отрицали малейшую причастность к нему, когда он лишился сил, и вернулись к нормальному образу жизни… Не думаю, что он сильно будет ими доволен, если вернётся, как ты считаешь?

— Так тот, кто вызвал Тёмную Метку… — задумчиво сказала Гермиона, — сделал это, чтобы поддержать Пожирателей Смерти или для того, чтобы испугать их?

— Для меня это тоже загадка, — сказал мистер Уизли, — но одно я знаю: только Пожиратели Смерти знали заклинание, которым вызывается Метка. Я почти уверен, что тот, кто сегодня вызвал Тёмную Метку, был когда-то Пожирателем Смерти, даже если сейчас он уже и не поддерживает Сами-Знаете-Кого… Но, послушайте, уже очень поздно, и если ваша мать узнала, что произошло, она страшно волнуется. Давайте поспим пару часов и вернёмся домой с первым же Портключом.

Гарри влез на верхнюю койку. Его голова гудела. Он вроде бы должен был чувствовать усталость, ведь было уже три часа ночи, но по какой-то причине ему совсем не хотелось спать. Он не хотел спать и сильно нервничал.

Три дня назад (казалось, что целую вечность назад, но всего лишь три дня) его разбудила жгучая боль в шраме. А сегодня, впервые за тринадцать лет, Знак Лорда Волдеморта появился в небе. Что бы это могло значить?

Он вспомнил, что отправил Сириусу письмо ещё с Привит Драйв. Получил ли он его? Когда же придёт ответ? Гарри смотрел в брезентовый потолок. Теперь уже в его голове не возникало никаких убаюкивающих фантазий о полётах. Лишь спустя целую вечность после того, как раздался громкий храп Чарли, Гарри, наконец, тоже погрузился в сон.


Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License