Книга 6. Глава 6. КРИВАЯ ДОРОЖКА ДРАКО

Следующие несколько недель Гарри не покидал пределы двора Норы. Больше всего времени он проводил, играя в Квиддич во фруктовом саду семьи Уизли двое на двое (он и Гермиона против Рона и Джинни: Гермиона играла ужасно, а Джинни — хорошо, поэтому они разделились действительно подходяще), а вечером съедал тройную порцию всего, чего бы только не предложила ему миссис Уизли.

Это были бы счастливые, мирные каникулы, если бы не огромное количество исчезновений, происшествий и даже смертей, сообщения о которых каждый день появлялись в «Ежедневном Пророке». Иногда Билл или мистер Уизли приносили такие новости домой, прежде чем они успевали появиться в газете. К неудовольствию миссис Уизли, празднование шестнадцатилетия Гарри было испорчено ужасными известиями, которые принес Ремус Люпин. Он выглядел усталым и мрачным, его каштановые волосы были уже изрядно поседевшими, а одежда — оборвана и заплатана, как никогда.

— Еще парочка нападений дементоров, — объявил он, когда миссис Уизли передала ему огромный кусок пирога. — Нашли тело Игоря Каркарова в хижине на севере. Над ней висела темная метка. Я, честно говоря, удивлен, что он оставался в живых почти целый год, после того, как сбежал от Пожирателей Смерти. Насколько я помню, брат Сириуса, Регулус, смог прожить всего лишь несколько дней.

— Да, ну, — нахмурившись, произнесла миссис Уизли, — может, мы поговорим о чем-нибудь дру…

— Ремус, слышал о Флореане Фортескью? — спросил Билл, которому Флер наливала вино. — Тот, что держал…

— …кафе-мороженое на Диагон Аллее? — перебил его Гарри, у которого неприятно засосало под ложечкой. — Он часто кормил меня мороженым бесплатно. Что с ним случилось?

— Похищен, если судить по тому, что стало с его магазином…

— Почему? — спросил Рон, а миссис Уизли многозначительно посмотрела на Билла.

— Кто знает? Может, он их чем-то разозлил. Флореан был хорошим человеком.

— Кстати о Диагон Аллее, — сказал мистер Уизли, — кажется, Олливандер тоже пропал.

— Изготовитель палочек? — изумленно спросила Джинни.

— Он самый. Его магазин пуст. Никаких следов борьбы. Никто не знает, добровольно ли он ушел или его похитили.

— А палочки? Где люди будут их брать?

— Найдут других мастеров, — ответил Люпин. — Но Олливандер был лучшим, и если он у другой стороны, то для нас это не означает ничего хорошего.

На следующий день после этого довольно мрачного чаепития из Хогвартса пришли письма и списки учебников. Письмо Гарри было с сюрпризом: его назначили капитаном команды по Квиддичу.

— Это ставит тебя на одну ступень с Префектами! — радостно воскликнула Гермиона. — Ты теперь можешь пользоваться нашей особой ванной и все такое…

— Ух ты, помню Чарли тоже носил такой, — заметил Рон, с ликованием разглядывая значок. — Гарри, это здорово, ты мой капитан, если ты, конечно, оставишь меня в команде, ха-ха…

— Ну, теперь, когда вы получили ваши письма, я думаю, мы не будем больше откладывать поездку на Диагон Аллею, — вздохнула миссис Уизли, глядя в список книг Рона. — Поедем в субботу, если вашему отцу не придется снова идти на работу. Я без него туда не поеду.

— Мам, ты и вправду думаешь, что Тот-Кого-Нельзя-Называть будет прятаться за книжной полкой у «Флориша и Блоттса»? — хихикнул Рон.

— А Фортескью и Олливандер по-твоему ушли в отпуск? — вмиг закипая, спросила миссис Уизли. — Если ты думаешь, что личная безопасность — это шуточки, то можешь остаться дома, я сама тебе все куплю…

— Нет уж, я пойду! Я хочу посмотреть магазин Фреда и Джорджа! — поспешно ответил Рон.

— Тогда веди себя посерьезнее, молодой человек, пока я не решила, что ты слишком молод, чтобы идти вместе с нами! — рассердилась миссис Уизли, хватаясь за часы, все девять стрелок которых указывали на «смертельную опасность», и устанавливая их поверх только что выстиранных полотенец. — И Хогвартса это тоже касается!

Рон скептически взглянул на Гарри, а его мать подняла корзину для белья, зажала часы в руках и вылетела из комнаты.

— С ума сойти… теперь уж даже и пошутить нельзя…

Однако в следующие несколько дней Рон все же старался избегать легкомысленных высказываний относительно Волдеморта. Суббота началась без скандалов, хотя за завтраком миссис Уизли была довольно сурова. Билл, который остался дома с Флер (к огромной радости Джинни и Гермионы), передал Гарри через стол целый кошелек денег.

— А мне? — тут же спросил Рон с широко раскрытыми глазами.

— Это деньги Гарри, идиот! — произнес Билл. — Гарри, я взял их из твоего хранилища. Сейчас обычный человек потратит около пяти часов, чтобы достать свое золото, гоблины значительно усилили охрану. Арки Филпотту два дня назад засунули Датчик честности в… Ну, в общем, поверь мне, так проще.

— Спасибо, Билл, — поблагодарил Гарри, убирая золото в карман.

— Он всегда такой предусмотритьельный! — восхищенно промурлыкала Флер, щелкнув его по носу. Джинни за спиной Флер изобразила, как ее тошнит в тарелку. Гарри подавился кукурузными хлопьями, а Рон похлопал его по спине.

Стоял хмурый, пасмурный день. Когда они вышли из дома, натягивая свои плащи, во дворе их уже ждала одна из специальных машин Министерства магии, на которых Гарри однажды уже ездил.

— Здорово, что папа снова может их брать, — с благодарностью произнес Рон, удобно устраиваясь в машине, когда она плавно тронулась от Норы, а Билл и Флер махали им из окна кухни. Он, Гарри, Гермиона и Джинни расположились на широком заднем сидении.

— Не привыкайте, все это только из-за Гарри, — сказал мистер Уизли через плечо. Он и миссис Уизли ехали впереди вместе с водителем из Министерства. Их сидение растянулось так, что стало напоминать двухместный диван. — У него высший статус охраны. Кстати, в «Дырявом котле» нас будет ожидать подкрепление.

Гарри промолчал. Ему вовсе не хотелось совершать покупки в окружении батальона Авроров. Он положил свой Плащ-Невидимку в сумку и подумал, что если этого вполне достаточно для Дамблдора, то наверняка будет достаточно и для Министерства, хотя он и не был уверен, что там знают о его плаще.

— Приехали, — сказал водитель через неожиданно короткое время, заговорив впервые за все время. Они притормозили на Чаринг Кросс Роуд и остановились около «Дырявого котла». — Я вас подожду. Вы сколько там пробудете?

— Я думаю, пару часов, — ответил мистер Уизли. — О, отлично, он здесь!

Гарри проследил взглядом за мистером Уизли и стал всматриваться в окно. Его сердце подскочило. Снаружи их ждали не авроры. Вместо них он увидел огромную чернобородую фигуру Рубеуса Хагрида, лесничего Хогвартса, который был одет в длинное бобровое пальто. Заметив Гарри, он улыбнулся, не обращая внимания на испуганные взгляды проходивших мимо магглов.

— Гарри! — воскликнул он, стискивая Гарри в крепких объятиях, как только тот вышел из машины. — Конклюв… в смысле Крылогрив… ты б его видел, Гарри, он так рад воротиться на свежий воздух…

— Рад, что он в порядке, — улыбнулся Гарри, потирая ребра. — А мы и не знали, что «подкрепление» — это ты!

— Я знаю, прям как в старые добрые времена, ага? Видишь ли, Министерство хотело толпу Авроров снарядить, но Дамблдор сказал, я сам это сделаю, — Хагрид гордо выпятил грудь, засовывая большие пальцы себе в карманы. — Ну, пойдем, что ли… после вас Молли, Артур…

«Дырявый котел» был впервые на памяти Гарри практически пуст. Только Том, хозяин бара, морщинистый и беззубый волшебник, напоминал о прежней толпе. Когда они вошли, он взглянул на них с надеждой, однако прежде чем он успел сказать хоть слово, Хагрид с важностью заявил:

— Сегодня просто мимо, Том, ты же понимаешь, дела Хогвартса, знаешь ведь.

Том мрачно кивнул и снова стал протирать стаканы. Гарри, Гермиона, Хагрид и семейство Уизли прошли через бар, и вышли в прохладный маленький задний дворик, где стояли мусорные баки. Хагрид поднял свой розовый зонтик, коснулся определенного кирпича, и в стене образовалась арка, ведущая на извилистую мощеную улицу. Они вышли через проход и остановились, оглядываясь по сторонам.

Диагон Аллея изменилась. Разноцветные сияющие книги заклинаний в окнах, компоненты зелий и котлы были скрыты за огромными плакатами Министерства магии. Многие из этих темно-багровых плакатов были увеличенной копией министерских листовок по безопасности, рассылаемых по домам все лето. Остальные изображали движущиеся черно-белые фотографии Пожирателей Смерти, разгуливавших на свободе. Со стены ближайшей аптеки презрительно ухмылялась Беллатрикс Лестранж. Окна некоторых магазинов, включая кафе-мороженое Флореана Фортескью, были наглухо заколочены. С другой стороны, вдоль всей улицы появилось множество потрепанных ларьков. К ближайшему из них, расположившемуся под грязным полосатым навесом снаружи магазина «У Флориша и Блоттса», была прикреплена картонная вывеска, гласившая:

«АМУЛЕТЫ. Эффективны против оборотней, дементоров и инферий!».

Маленький нездорового вида волшебник побрякивал перед прохожими охапками серебряных эмблем на цепочках.

— Один для вашей маленькой девочки, мадам? — косясь на Джинни, обратился он к миссис Уизли, когда они проходили мимо. — Защитим ее прелестную шейку?

— Если бы я был при исполнении обязанностей… — злобно произнес мистер Уизли, глядя на продавца амулетов.

— Да, но сейчас нам некогда никого арестовывать, милый, мы спешим, — сказала миссис Уизли, беспокойно сверяясь со списком. — Я думаю, сначала мы пойдем к Мадам Малкин: Гермиона хочет купить себе новую парадную мантию, и у Рона из-под его школьной мантии лодыжки уже ужас как торчат, да и тебе, скорее всего, понадобится новая, Гарри, ты так вырос… все вперед…

— Молли, нет никакого смысла идти к Мадам Малкин всем вместе, — сказал мистер Уизли. — Почему бы им втроем не пойти с Хагридом, а мы можем отправиться к «Флоришу и Блоттсу», чтобы купить всем книги?

— Даже не знаю, — с волнением произнесла миссис Уизли, разрываясь между желанием побыстрее все купить и желанием держаться всем вместе. — Хагрид, как ты думаешь?

— Не боись, Молли, со мной они не пропадут, — ответил Хагрид успокаивающим голосом, помахивая рукой, размером с крышку мусорного бачка. Было видно, что это не слишком убедило ее, однако, она позволила им разделиться и вместе с мужем и Джинни направилась к «Флоришу и Блоттсу», а Гарри, Рон, Гермиона и Хагрид пошли в магазин Мадам Малкин.

Гарри обратил внимание на то, что у многих людей, которые проходили мимо, были такие же взволнованные и торопливые взгляды, как у миссис Уизли, и что больше никто не останавливался поболтать, как раньше. Покупатели собирались вместе маленькими группками и казались занятыми только своими личными делами. Казалось, никто больше не ходил за покупками в одиночестве.

— Давайте-ка, чтоб давки не было, — сказал Хагрид, останавливаясь около магазина Мадам Малкин и наклоняясь, чтобы заглянуть в окно, — я снаружи покараулю, ладно?

Гарри, Рон и Гермиона вошли в магазин. На первый взгляд он казался пустым, но не успела за ними захлопнуться дверь, как они все услышали знакомый голос, доносившийся из-за вешалки с выходной мантией, синей с зелеными отблесками.

— …не ребенок, если ты не заметила, мама. Я в состоянии и сам ходить по магазинам.

Послышалось какое-то кудахтанье и голос, в котором Гарри узнал Мадам Малкин, хозяйку магазина, произнес:

— Милый, твоя мама совершенно права, сейчас никто не должен ходить в одиночку, и ребенку ничего с этим не поделать.

— Смотри лучше, куда вкалываешь булавку!

Из—за вешалки появился подросток с бледным заостренным лицом и светлыми волосами. На нем была превосходная темно-зеленая мантия, сплошь утыканная булавками по шву и по краю рукавов. Он остановился около зеркала и начал себя осматривать. Через несколько мгновений в отражении он заметил Гарри, Рона и Гермиону, стоявших у него за спиной. Сощурив свои светло-серые глаза, он сказал:

— Мама, если тебя интересует, откуда здесь такая вонь, знай, что сюда вошла грязнокровка.

— Я думаю, нет никакой нужды так выражаться! — воскликнула Мадам Малкин, выходя из-за вешалок с мерной лентой и волшебной палочкой в руках. — И я не хочу, чтобы в моем магазине поднимали палочки! — поспешно добавила она, взглянув на дверь, где стояли Гарри с Роном, направив свои палочки в сторону Малфоя. Гермиона, стоявшая чуть позади них, прошептала:

— Нет, пожалуйста, не надо, это того не стоит.

— Ага, можно подумать вы посмеете применить магию вне школы, — усмехнулся Малфой. — Кто подбил тебе глаз, Грэйнджер? Я хочу отправить ему цветы.

— Довольно! — отрезала мадам Малкин, оглядываясь через плечо. — Мадам, пожалуйста…

Нарцисса Малфой появилась из-за вешалки с одеждой.

— Уберите это немедленно, — холодно приказала она Гарри и Рону. — Если вы снова нападете на моего сына, я побеспокоюсь, чтобы это стало последним, что вы сделаете в своей жизни.

— Правда? — переспросил Гарри, делая шаг вперед и вглядываясь в ее высокомерное лицо, которое, несмотря на бледность, все же напоминало лицо ее сестры. Сейчас он был с нее ростом. — Собираетесь натравить на нас парочку своих дружков Пожирателей Смерти?

Мадам Малкин взвизгнула и схватилась за сердце.

— Знаете, не стоит бросаться такими обвинениями. Это очень опасно, пожалуйста, уберите палочки!

Но Гарри даже и не думал опускать ее. Нарцисса Малфой неприятно улыбнулась.

— Похоже, будучи любимчиком Дамблдора, вам показалось, что вы в безопасности, Гарри Поттер. Но он не всегда будет рядом, чтобы защищать вас.

Гарри насмешливо оглядел магазин.

— Ой… посмотрите-ка… его сейчас здесь нет! Так почему бы вам ни попытаться? Может быть, в Азкабане найдется двухместная камера для вас и вашего мужа-неудачника!

Малфой со злостью шагнул к Гарри, но споткнулся о свою чересчур длинную мантию. Рон громко засмеялся.

— Не смей так говорить с моей матерью, Поттер! — прошипел Малфой.

— Все в порядке, Драко, — сказала Нарцисса, удерживая его за плечо своими длинными тонкими белыми пальцами. — Думаю, Поттер скорее воссоединится со своим дорогим Сириусом, чем я с Люциусом.

Гарри поднял палочку выше.

— Гарри, нет! — крикнула Гермиона, хватая его за руку и пытаясь повернуть ее в другую сторону. — Подумай… ты не должен… у тебя будут неприятности…

Мадам Малкин некоторое время в замешательстве наблюдала за происходящим и, видимо, решила вести себя так, будто ничего не произошло, надеясь, что ничего и не произойдет. Она наклонилась к Малфою, все еще сверлившему взглядом Гарри.

— Я думаю, левый рукав надо еще немножко приподнять, милый, дай-ка я…

— Ай! — воскликнул Малфой, отталкивая ее руку. — Смотри, куда булавки втыкаешь! Мама… думаю, с меня уже хватит…

Он стянул с себя мантию и швырнул ее на пол к ногам мадам Малкин.

— Ты прав, Драко, — сказала Нарцисса, презрительно взглянув на Гермиону, — теперь я поняла, что за отбросы ходят сюда за покупками… Пойдем-ка лучше в «Твилфитт и Таттинг».

С этими словами они вышли из магазина. Малфой постарался со всей силы задеть Рона, попавшегося ему на пути.

— Да неужели? — произнесла мадам Малкин, поднимая с полу упавшую мантию и очищая ее волшебной палочкой, словно пылесосом.

Она была невероятно рассеянна, пока Гарри и Рон примеряли новые мантии, а Гермионе попыталась продать мужскую мантию вместо женской. Когда же, в конце концов, она поклоном проводила их из магазина, то, казалось, была рада, что они наконец-то уходят.

— Все купили? — весело спросил Хагрид, когда они вновь подошли к нему.

— Почти, — сказал Гарри. — Видел Малфоев?

— Да, — безразлично ответил Хагрид. — Но они не посмеют ничего сделать прям посреди Диагон Аллеи. Не пекись об этом.

Гарри, Рон и Гермиона обменялись взглядами, но прежде чем они успели избавить Хагрида от устраивавшего его заблуждения, появились мистер и миссис Уизли и Джинни. Все они несли тяжелые стопки книг.

— Все в порядке? — спросила миссис Уизли. — Мантии купили? Отлично, тогда по пути к Фреду и Джорджу мы можем заглянуть в аптеку и к Айлопсу… держитесь ближе, вперед…

Ни Гарри, ни Рон не стали покупать в аптеке никаких ингредиентов, поскольку больше не изучали Зельеварение, но оба купили по большой коробке совиного печенья для Хедвиги и Пигвиджена в «Магазине Сов Айлопса».

Миссис Уизли поминутно смотрела на часы, пока они шли вдоль улицы в поисках «Удивительных Уловок Уизли», магазина приколов, которым заправляли Фред и Джордж.

— Времени у нас мало, — предупредила миссис Уизли, — так что, быстренько осмотримся и вернемся в машину. Похоже, уже близко, вот дом номер девяносто два… девяносто четыре…

— Вот это да! — остановившись, воскликнул Рон.

На фоне скучных, увешанных плакатами магазинов, окна Фреда и Джорджа бросались в глаза, словно выставка фейерверков. Случайные прохожие оглядывались на витрины через плечо, а несколько человек с ошеломленным видом остановились не в силах оторвать взгляда. Окно слева было полностью занято товарами, которые вращались, лопались, вспыхивали, подпрыгивали и визжали. Глаза Гарри начали слезиться, едва он взглянул на них. Окно справа было закрыто огромным плакатом, таким же багровым, как и министерские, но расписанным сверкающими желтыми буквами:

Сам-Знаешь-Кто — большой пустяк,
Когда приходит «Не-Про-Как».
Состояние запора
Отпустит вас еще не скоро.

Гарри засмеялся. Он услышал слабый вскрик и, оглянувшись, увидел миссис Уизли, остолбенело смотревшую на плакат. Ее губы беззвучно шевелились, повторяя: «Не-Про-Как».

— Их убьют прямо в постелях, — прошептала она.

— А вот и нет! — ответил Рон, который смеялся, как и Гарри. — Это великолепно!

И они с Гарри прошли в магазин. Внутри было полно покупателей, и Гарри никак не мог подобраться к полкам. Он окинул взглядом все вокруг и увидел коробки, возвышавшиеся до самого потолка. Здесь были Пайки Прогульщика, которые близнецы совершенствовали на протяжении всего прошлого незаконченного года в Хогвартсе. Гарри обратил внимание, что самой популярной была Носокровная Нуга: на полке осталась только одна коробка. В корзинах было полно шуточных палочек, самые дешевые из которых при взмахе просто превращались в резиновых цыплят или трусы, а самые дорогие колотили по шее и голове несчастного обладателя. В коробках лежали перья, которые делились на Само-пишущие, Само-проверяющие и Умно-отвечающие. В толпе появился проход, и Гарри протиснулся прямо к прилавку, у которого стояла шумная ватага довольных десятилеток. Они разглядывали маленького деревянного человечка, который медленно поднимался на виселицу, на обеих жердях которой можно было прочесть: «Многоразовый висельник — произнесите заклинание или он повесится!».

«Запатентованные чары грез».

Гермиона ухитрилась пробраться к большой витрине рядом с прилавком и стала читать надпись на дне коробки, на которой была наклеена цветная картинка с красавцем юношей и падающей в обморок девушкой, стоящими на борту пиратского судна.

— Одно простейшее заклинание и вы погрузитесь в высококачественный, реалистичный, тридцатиминутный мир грез: замечательно подходит для обычных школьных уроков и практически неопределяем (побочные эффекты: рассеянность, незначительная чепуха). Не для продажи лицам не достигшим шестнадцатилетия.

— Знаешь, — сказала она, взглянув на Гарри, — это действительно выдающаяся магия!

— За это, Гермиона, — сказал голос позади них, — ты можешь взять одну бесплатно!

Перед ними стоял сияющий Фред, одетый в сиреневую мантию, которая замечательно сочеталась с его огненными волосами.

— Как дела, Гарри? — они пожали руки. — Что с твоим глазом, Гермиона?

— Ваш дерущийся телескоп! — уныло ответила она.

— Ох, черт, я и забыл про него! — сказал он. — Вот, держи…

Он достал из кармана тюбик и протянул ей. Когда она осторожно открыла его, то обнаружила густую желтую пасту.

— Нанеси его, и синяк исчезнет в течение часа, — сказал Фред. — Нам пришлось изобрести стиратель синяков, ведь большинство наших продуктов мы проверяем на себе.

Гермиона, казалось, нервничала.

— Он точно безопасен?

— Конечно! — воскликнул Фред. — Пошли, Гарри, я покажу тебе магазин!

Гарри отошел от Гермионы, которая принялась намазывать пастой синяк, а сам последовал за Фредом вглубь магазина, где, как он видел, лежали приколы с картами и мантиями.

— Волшебные вещички магглов! — радостно сказал Фред, указывая на них. — Для таких же ненормальных, как папа, обожающих магглов. Навар с них небольшой, но уходят стабильно, отличная мелочевка… А вот и Джордж…

Близнец Фреда энергично пожал руку Гарри.

— Проводишь экскурсию? Гарри, пошли в подсобку, там лежит то, что действительно приносит нам деньги… эй, ты, только попробуй прикарманить что-нибудь, и ты заплатишь не только галеонами! — предостерегающе добавил он маленькому мальчику, который поспешно убрал руку от тюбика с надписью:

«ТЕМНЫЕ МЕТКИ… ОТ НИХ СТОШНИТ ЛЮБОГО!».

Джордж отдернул занавеску рядом с приколами магглов, и Гарри увидел более темную и менее заполненную людьми комнату. Упаковка товаров, лежащих на полках, была уже не такой яркой.

— Мы только-только запустили эту более серьезную линию, — заметил Фред. — Забавно, как это произошло…

— Ты не поверишь, как много людей, даже из тех, кто работают в Министерстве, не в состоянии применить обычные отражающие чары, — сказал Джордж. — Ну, конечно, у них не было такого учителя, как ты, Гарри.

— Точно… Ну, мы и подумали, отражающие шляпы были бы очень забавными. Представь, ты заставишь приятеля применить против тебя проклятие, а потом посмотришь на его лицо, когда заклинание просто-напросто отразится. Министерство купило пятьсот таких для сотрудников всех вспомогательных служб! И у нас до сих пор огромные заказы!

— Тогда мы решили выпустить еще и отражающие мантии, отражающие перчатки…

— …они, конечно, будут бесполезны против непростительных заклятий, но против обычных проклятий или порчи…

— И тогда мы подумали, что надо бы всецело посвятить себя Защите от Тёмных Искусств, ведь это такое прибыльное дело, — воодушевленно продолжил Джордж. — Это здорово. Ты только посмотри: Порошок Постоянных Потёмок, мы завозим его из Перу. Держи его под рукой, если хочешь откуда-нибудь быстро смыться.

— А наши Манки-детонаторы просто уходят с полок, — сказал Фред, указывая на несколько таинственных, черных предметов, похожих на рога, на самом деле пытавшихся спрятаться из виду. — Роняешь один незаметно, он сматывается подальше и издает такой грохот, а ты в это время делаешь все, что захочешь.

— Ловко, — ответил впечатленный Гарри.

— Бери! — воскликнул Джордж, вылавливая парочку и бросая их Гарри.

Из— за занавески высунулась голова молодой волшебницы с короткими светлыми волосами. Гарри обратил внимание, что на ней тоже была фирменная сиреневая мантия.

— Мистер Уизли и мистер Уизли, покупателю нужен шуточный котел, — сказала она.

Гарри показалось очень странным слышать, как Фреда и Джорджа называют «мистер Уизли», однако они, похоже, к этому привыкли.

— Хорошо, Верити, сейчас подойду, — быстро проговорил Джордж. — Гарри, бери все, что хочешь, ладно? Бесплатно.

— Нет, я не могу! — воскликнул Гарри, который уже достал деньги, чтобы заплатить за Петарды-приманки.

— Здесь ты не платишь, — твердо ответил Фред, отмахиваясь от золота Гарри.

— Но…

— Ты дал нам начальный капитал, и мы этого не забыли, — строго заметил Джордж. — Бери все что хочешь. Только, если спросят, не забудь сказать, где ты это взял.

Джордж вышел за занавеску, чтобы разобраться с покупателями, а Фред проводил Гарри обратно в главный зал магазина, где Джинни и Гермиона разглядывали «Запатентованные чары грез».

— Девчонки, вы еще не видели нашу серию «Великолепная ведьмочка»? — спросил Фред. — Следуйте за мной, леди.

Около окна стоял строй товаров ужасного розового цвета, вокруг которых шепталась компания восхищенных девочек. Гермиона и Джинни с настороженным видом замедлили шаг.

— Вот, — с гордостью произнес Фред. — Лучший выбор приворотных зелий вам нигде не найти.

— И они действуют? — Джинни скептически повела бровью.

— Разумеется, действуют, до двадцати четырех часов в зависимости от веса парня и…

— …привлекательности девушки, — сказал Джордж, неожиданно появившись рядом с ними. — Но своей сестре мы их не продаем, — добавил он, неожиданно нахмурившись, — она уже с пятью парнями встречается, насколько мы…

— Что бы вы ни услышали от Рона — это наглая ложь, — спокойно ответила Джинни и нагнулась за маленьким розовым пузырьком с полки. — Что это?

— Гарантированный десятисекундный выводитель прыщей, — ответил Фред. — Замечательно подходит для всего, начиная от фурункулов и заканчивая угрями, но не меняй тему. Ты встречаешься или нет с парнем по имени Дин Томас?

— Встречаюсь, — сказала Джинни, — но когда я последний раз его видела, он определенно был один, не пять. А это что?

Она указала на несколько круглых пуховых шариков розовых и лиловых тонов, которые катались по дну клетки, издавая пронзительный писк.

— Карликовые клубки, — сказал Джордж, — миниатюрные Пушки-Пряжики. Мы пока не можем разводить их слишком быстро. А что насчет Майкла Корнера?

— Я его бросила. Он оказался ужасным неудачником, — ответила Джинни, запуская палец сквозь прутья клетки и разглядывая, как карликовые клубки собираются вокруг него. — Они такие милые!

— Ну да, они привлекательные, — признал Фред. — Но ты меняешь парней слишком часто.

Джинни повернулась и, подбоченившись, взглянула на него. На ее лице в этот момент было выражение, так напоминающее миссис Уизли, что Гарри удивился, как только Фред не отшатнулся от нее.

— Это не ваше дело. А тебя бы я попросила, — со злостью сказала она Рону, который только что появился рядом с Фредом, нагруженный товарами, — не рассказывать всякие небылицы про меня этим двоим.

— Три галеона, девять сиклей и один кнат, — произнес Фред, оглядывая коробки в руках Рона. — Плати.

— Я твой брат!

— И ты крадешь наш товар. Три галеона, девять сиклей. Кнат я скину.

— Но у меня нет трех галлеонов и девяти сиклей!

— Тогда верни все обратно, и не забудь положить туда, где они лежали!

Рон выронил несколько коробок, выругался и сделал неприличный жест рукой в сторону Фреда, который, к несчастью, заметила миссис Уизли, случайно оказавшаяся перед ним в этот момент.

— Если я еще хоть раз это увижу, заклятием прилеплю твои пальцы друг к другу, — отрывисто проговорила она.

— Мам, можно мне карликового клубка? — тут же сказала Джинни.

— Что? — удивленно переспросила миссис Уизли.

— Посмотри, они такие милые…

Миссис Уизли отошла от окна к полкам, чтобы посмотреть на карликовые клубки, и Гарри, Рон и Гермиона тут же увидели в окне Драко Малфоя, который торопливо шел вдоль улицы. Когда он проходил мимо «Удивительных Уловок Уизли», то оглянулся через плечо. Мгновение спустя он миновал окно и скрылся из виду.

— А где же его мамаша? — хмурясь, спросил Гарри.

— Судя по всему, он от нее смылся, — предположил Рон.

— А для чего? — спросила Гермиона.

Гарри задумался и ничего не ответил. Нарцисса Малфой не оставила бы своего драгоценного сынка по своей собственной воле. Малфою, должно быть, пришлось постараться, чтобы освободиться из ее объятий.

Гарри, хорошо зная и ненавидя Малфоя, не сомневался, что тот затеял что-то недоброе.

Он огляделся. Миссис Уизли и Джинни склонились над карликовыми клубками. Мистер Уизли с удовольствием разглядывал колоду крапленых маггловских карт. Фред и Джордж обслуживали посетителей. По ту сторону стекла Хагрид стоял к ним спиной, оглядывая улицу.

— Забирайтесь сюда, быстро, — сказал Гарри, доставая из сумки Плащ-Невидимку.

— Ой… даже не знаю, Гарри, — сказала Гермиона, неуверенно глядя на миссис Уизли.

— Ну же, — сказал Рон.

Она помедлила еще мгновение и залезла под плащ вместе с Гарри и Роном. Никто не заметил, как они исчезли: все с интересом разглядывали продукцию Фреда и Джорджа. Гарри, Рон и Гермиона как можно скорее пробрались к двери, но когда они выбрались на улицу, Малфой уже исчез с таким же успехом, как и они сами.

— Он пошел в том направлении, — прошептал Гарри как можно тише, так чтобы их не услышал напевающий Хагрид. — Пойдем.

Они побежали вперед, смотря направо и налево, заглядывая в окна магазинов и через двери до тех пор, пока Гермиона не указала вперед.

— Кажется, это он? — прошептала она. — Поворачивает налево?

— Какая неожиданность! — прошептал в ответ Рон.

Малфой обернулся, скользнул в Ноктюрн Аллею и пропал из виду.

— Скорее, а то мы его потеряем, — сказал Гарри, прибавляя шагу.

— У нас ноги увидят! — взволнованно воскликнула Гермиона: Плащ едва прикрывал их лодыжки; теперь им было не так-то просто спрятаться под ним втроем.

— Неважно! — нетерпеливо ответил Гарри. — Поспешите!

Однако Ноктюрн Аллея, улица, поддерживающая темные искусства, казалось, была совершенно безлюдна. По пути они заглядывали в окна, но ни в одном из магазинов не было посетителей. Гарри предположил, что в эти подозрительные и опасные времена покупать темные артефакты было бы сродни самоубийству — или, по крайней мере, быть замеченным за покупкой таковых.

Гермиона с силой стиснула его руку.

— Ой!

— Тсс… смотри! Он здесь! — прошептала она ему в ухо.

Они поравнялись с единственным магазином на Ноктюрн Аллее, в котором Гарри уже однажды бывал. У «Боргина и Бёркса» продавали огромное количество зловещих предметов. Посреди витрин с черепами и старыми бутылками спиной к ним стоял Драко Малфой, едва различимый за тем самым черным шкафом, в котором в свое время Гарри прятался от Малфоя с его отцом. Судя по движению рук Малфоя, он что-то оживленно рассказывал. Хозяин магазина, мистер Боргин, сутулый пожилой мужчина с лоснящимися волосами, стоял лицом к Малфою. Лицо это выражало странную смесь негодования со страхом.

— Если бы мы только могли подслушать их разговор! — сказала Гермиона.

— Мы можем! — взволнованно воскликнул Рон. — Подождите… проклятье…

Он выронил несколько коробок, которые он до сих пор сжимал в руках, прежде чем нащупал самую большую.

— Смотрите, Удлинители ушей!

— Фантастика! — воскликнула Гермиона, а Рон распутал длинные телесного цвета шнурки и просунул их под дверь. — Я надеюсь, дверь не непроницаемая…

— Нет! — радостно ответил Рон. — Слушайте!

Они встали голова к голове и, как будто включили радио, стали внимательно слушать через шнурки ясный и отчетливый голос Малфоя.

— …вы знаете, как его починить?

— Возможно, — ответил Боргин таким тоном, словно боялся сказать лишнего. — В любом случае мне надо посмотреть. Почему вы не принесли его с собой?

— Я не могу, — ответил Малфой, — он должен оставаться на своем месте. Мне только нужно, чтобы вы мне объяснили, как его починить.

Гарри заметил, как Боргин нервно облизал губы.

— Ну, даже не глядя, я могу сказать, что это очень сложное дело, почти невозможное. Я не могу ничего гарантировать.

— Нет? — переспросил Малфой, и Гарри по его тону понял, что он усмехнулся. — Возможно, это добавит вам уверенности.

Он придвинулся к Боргину и скрылся за шкафом. Гарри, Рон и Гермиона двинулись в сторону, чтобы не упустить его из виду, но они видели лишь Боргина, который выглядел очень испуганным.

— Расскажите кому-нибудь, — произнес Малфой, — и горько об этом пожалеете. Вы знаете Фенрира Грейбэка? Он друг семьи. Будет время от времени заглядывать к вам, чтобы убедиться, что вы уделяете проблеме достаточное внимание.

— Нет никакой нужды в…

— Я так решил, — отрезал Малфой. — Ну, мне лучше уйти. А это приберегите, он мне еще понадобится.

— Может, вы хотите забрать его сейчас?

— Нет, конечно, я не хочу, тупой мелкий человечишка. Как я буду выглядеть, если понесу его по улице? Просто не продавайте его.

— Конечно, нет…сэр.

Боргин поклонился ему так же низко, как когда-то на глазах Гарри поклонился Люциусу Малфою.

— Ни слова никому, Боргин, в том числе моей матери, ясно?

— Конечно, конечно, — вновь кланяясь, пробормотал Боргин.

В следующее мгновение колокольчик над дверью громко звякнул: весьма довольный собой Малфой вышел из магазина. Он прошел мимо Гарри, Рона и Гермионы так близко, что плащ затрепетал у их коленей. В магазине Боргин продолжал стоять, не двигаясь. Его елейная улыбка испарилась, и он выглядел обеспокоенным.

— О чем это они? — спросил Рон, сворачивая Удлинители ушей.

— Не знаю, — задумавшись, ответил Гарри. — Он хотел что-то починить… и хотел, чтобы ему что-то оставили… Вы не видели, на что он показывал, когда сказал «его».

— Нет, он был за шкафом…

— Вы двое, оставайтесь здесь, — прошептала Гермиона.

— Что ты?…

Но Гермиона уже вылезла из-под Плаща. Она поправила прическу, вглядевшись в отражение в стекле, а затем вошла в магазин, заставив колокольчик звонить снова. Рон поспешно просунул Удлинители ушей обратно под дверь и подал один из шнурков Гарри.

— Здравствуйте, ужасное утро, не так ли? — весело сказала Гермиона Боргину, который не ответил, но бросил на нее подозрительный взгляд. Весело напевая, она принялась разглядывать предметы на прилавке.

— А это ожерелье продается? — спросила Гермиона, остановившись перед стеклянной коробочкой.

— Если у вас есть полторы тысячи галеонов, — холодно ответил мистер Боргин.

— О… э-э-э… у меня нет такой большой суммы, — сказала Гермиона, прогуливаясь по магазину. — А как насчет этого милого… э… черепа?

— Шестнадцать галеонов.

— Значит, он продается? Его… никто не собирался купить?

Мистер Боргин бросил на нее косой взгляд. У Гарри появилось ужасное чувство, что он понял замысел Гермионы. Она, по-видимому, тоже почувствовала, что ее раскусили, поэтому отбросила всякую осторожность.

— Дело в том, что… э-э-э… мальчик, который только что был здесь, Драко Малфой, он мой друг, и я хочу сделать ему подарок на день рождения, но если он уже что-то заказал, я, конечно, не буду ему покупать то же самое, поэтому… э…

По мнению Гарри, это была довольно неубедительная история. И, похоже, мистер Боргин думал так же.

— Вон, — отрывисто произнес он. — Убирайся вон!

Гермиона не стала ждать, когда ее попросят дважды, и поспешила к выходу. Боргин шел за ней по пятам. Когда колокольчик снова зазвонил, Боргин захлопнул за ней дверь и повесил табличку: «Закрыто».

— Что ж, — сказал Рон, накидывая плащ на Гермиону. — Стоящая попытка. Но твое поведение было таким очевидным…

— Отлично, в следующий раз ты мне покажешь, как это делается, мастер тайны!

Рон и Гермиона ругались всю дорогу до «Удивительных Уловок Уизли», где им все же пришлось остановиться, чтобы пробраться незаметно мимо взволнованной миссис Уизли и Хагрида, которые уже явно обнаружили их отсутствие. В магазине Гарри снял Плащ, спрятал его в сумку и примкнул к друзьям, которые в ответ на обвинения миссис Уизли говорили, что все это время они были в подсобке, и что она просто плохо их искала.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License