Книга 7. Глава 4. Семь Поттеров

Гарри взбежал вверх по лестнице в свою спальню и оказался у окна как раз тогда, когда машина Дёрсли свернула с подъездной дорожки на дорогу. Цилиндр Дедалуса виднелся на заднем сидении между тётей Петунией и Дадли. В конце Привит Драйв машина свернула направо, на мгновение её окна полыхнули алым в лучах заходящего солнца, а затем она исчезла из виду.
Гарри взял клетку с Хедвигой, «Молнию» и рюкзак, в последний раз оглядел свою непривычно чистую комнату, а потом неуклюже спустился обратно в прихожую, где поставил клетку, метлу и сумку у нижней ступеньки. Теперь уже быстро темнело, и в вечернем свете коридор был полон теней. Было невероятно странно стоять здесь в тишине и знать, что он покидает этот дом навсегда. Давным-давно, когда Дёрсли оставляли его одного, отправляясь куда-нибудь поразвлечься, редкие часы одиночества были для него настоящим наслаждением. Задержавшись только у холодильника, чтобы стащить что-нибудь вкусненькое, он сразу же бежал наверх играть на компьютере Дадли или включал телевизор, переключая каналы, сколько было душе угодно. Воспоминания о тех временах вызвали у него странное чувство пустоты, словно он вспоминал потерянного младшего брата.
— Не хочешь в последний раз взглянуть на дом? — спросил он у Хедвиги, которая всё ещё сидела, обиженно спрятав голову под крыло. — Мы никогда сюда не вернёмся. Разве тебе не хочется вспомнить старые добрые времена? Посмотри, например, на этот коврик у двери. Сколько воспоминаний… Дадли на него вырвало, когда я спас его от дементоров… Оказывается, он всё же был мне благодарен, представляешь?.. А прошлым летом Дамблдор вошёл в эту дверь…
Гарри на мгновение потерял ход мыслей, а Хедвига не сделала ничего, чтобы помочь его восстановить, лишь сидела с головой под крылом. Гарри повернулся спиной к входной двери.
— А здесь, Хедвига, — Гарри открыл дверь под лестницей, — я спал! Ты меня тогда не знала… Боже, да он же совсем крошечный, я и забыл …
Гарри смотрел на хранящиеся в чулане ботинки и зонтики и вспоминал, как, просыпаясь каждое утро, упирался взглядом в лестницу над головой, обычно украшенную парочкой пауков. Это были времена, когда он не знал ничего о том, кто он на самом деле, не знал, как умерли его родители, и почему такие странные вещи часто происходили вокруг него. Но он до сих пор помнил сны, что не давали ему покоя даже тогда, странные, непонятные сны, с зелёными вспышками, а однажды - дядя Вернон чуть не разбил машину, когда Гарри рассказал об одном - с летающим мотоциклом…
Неожиданно где-то поблизости раздался оглушительный рёв. Гарри резко выпрямился и стукнулся головой о низкий дверной косяк.
Задержавшись только, чтобы употребить несколько отборных ругательств из репертуара дяди Вернона, он доковылял до кухни, держась за голову, и выглянул в окно на задний дворик.
Темнота, казалось, пульсировала, воздух дрожал. Затем, один за другим начали появляться люди – по мере того как они сбрасывали с себя Маскировачные чары. Возвышаясь над всеми, Хагрид, в шлеме и защитных очках, восседал верхом на огромном мотоцикле с чёрной коляской. Вокруг него люди спешивались с мётел, а в двух случаях - со скелетоподобных чёрных лошадей с крыльями.
Распахнув дверь чёрного хода, Гарри кинулся в гущу этой толпы. Раздались дружные приветственные восклицания, Гермиона обняла его, Рон похлопал по спине, а Хагрид спросил:
— Всё нормально, Гарри? Готов ехать?
— Определённо, — сказал Гарри, радостно улыбаясь им всем. — Но я не думал, что вас будет так много!
— Планы поменялись, — прорычал Дикий Глаз, в руках у которого были два огромных набитых мешка. Его волшебный глаз двигался с головокружительной скоростью, осматривая темнеющее небо, дом и сад. — Давай-ка в укрытие, прежде чем мы тебе всё расскажем.
Гарри провёл их в кухню, где, весело смеясь и переговариваясь, они расселись на стульях и на других до блеска отполированных тётей Петунией предметах кухонной мебели, а кое-кто прислонился к безупречно чистым кухонным машинам: долговязый и тощий Рон; Гермиона, пышные волосы которой были заплетены в длинную косу; идентично ухмыляющиеся Фред и Джордж; длинноволосый Билл, весь покрытый шрамами; лысеющий мистер Уизли с его добрым лицом и немного покосившимися очками; испытанный битвами Дикий Глаз, одноногий и с волшебным ярко-голубым глазом, крутящимся в глазнице; Тонкс, чьи короткие волосы были её любимого ярко-розового цвета; Люпин, у которого прибавилось седины и морщин; стройная красивая Флёр, с её длинными серебристыми волосами; лысый, чернокожий и широкоплечий Кингсли; Хагрид со своими всклокоченными волосами и бородой, которому пришлось пригнуться, чтобы не стукнуться головой о потолок; а ещё Мундунгус Флетчер, низенький, грязный и жалкий, со спутанными волосами и скорбными, как у бассета, глазами. Гарри казалось, что при виде них его сердце раздулось и запылало жаром: он испытывал невероятную привязанность ко всем ним, даже к Мундунгусу, которого пытался придушить во время их последней встречи.
— Кингсли, я думал, ты охраняешь Премьер-министра магглов, — крикнул он через всю комнату.
— Он может прожить без меня одну ночь, — сказал Кингсли. — Ты важнее.
— Гарри, смотри-ка! — сказала взобравшаяся на стиральную машину Тонкс, шевеля пальчиками левой руки, на одном из которых сияло кольцо.
— Вы поженились? — вскрикнул Гарри, глядя то на неё, то на Люпина.
— Нам жаль, что тебя не было с нами, Гарри, это было тихое мероприятие.
— Это отлично, поздра…
— Ладно-ладно, у всех будет шанс обменяться любезностями потом! — перекрывая гомон, рявкнул Хмури, и все сразу умолкли. Хмури скинул тюки на пол и повернулся к Гарри. — Дедалус, наверное, сказал тебе, что нам пришлось отказаться от плана А. Пиус Тикнесс перешёл на их сторону, что вызвало большие трудности. Он под угрозой тюремного заключения запретил проводить Каминную Сеть к этому дому, размещать здесь Портключ или аппарировать сюда и отсюда. Всё это сделано, чтобы якобы защитить тебя от нападения Сам-Знаешь-Кого. Совершенно бессмысленно, потому что чары твоей матери уже и так тебя защищают. На самом деле он добился того, что ты не можешь безопасно убраться отсюда. Вторая проблема: ты несовершеннолетний, а значит, всё ещё находишься под действием Следа.
— Я не…
— Ну Следа, Следа! — нетерпеливо сказал Дикий Глаз. — Это заклинание, которое отслеживает магическую активность вокруг тех, кому ещё нет семнадцати, так Министерство узнаёт о том, что магию совершил несовершеннолетний! Если ты или кто-то ещё рядом произнесёт заклинание, чтобы вызволить тебя отсюда, Тикнесс сразу же узнает об этом. Как и Пожиратели Смерти.
— Мы не можем ждать, пока След исчезнет, потому что когда тебе исполнится семнадцать, ты лишишься защиты своей матери. Короче, Пиус Тикнесс думает, что окончательно загнал тебя в угол и тебе не уйти.
Гарри не мог не согласиться с неизвестным ему Тикнессом.
— И что же нам делать?
— Использовать средства перемещения, которые у нас остались, те, что не может вычислить След, потому что они не требуют заклинаний: мётлы, Тестралей и мотоцикл Хагрида.
Гарри видел в плане кучу просчётов, но решил попридержать язык за зубами, чтобы Дикий Глаз мог их объяснить.
— Значит так, чары твоей матери спадут только при двух условиях: когда ты достигнешь совершеннолетия или, — Хмури рукой обвёл сияющую чистотой кухню, — когда ты перестанешь называть это место своим домом. Сегодня вы с твоими дядей и тётей пошли разными дорогами, полностью осознавая, что вы больше никогда не будете жить вместе, правильно?
Гарри кивнул.
— Значит, в этот раз, когда ты покинешь дом, пути назад не будет, и чары спадут, как только ты выйдешь за пределы их действия. Мы решили разрушить чары заранее, потому что другим вариантом было бы ждать, пока Сам-Знаешь-Кто явится сюда и схватит тебя, как только тебе исполнится семнадцать.
— Наше преимущество в том, что Сам-Знаешь-Кто не знает, что мы заберём тебя сегодня. Мы пустили утку в Министерстве: они считают, что мы не увезём тебя до тридцатого. Но мы имеем дело с Сам-Знаешь-Кем, поэтому не можем просто полагаться на то, что он не знает правильной даты; наверняка по его приказу парочка Пожирателей будет патрулировать небо в окрестностях, на всякий случай. Поэтому мы подобрали дюжину разных домов и обеспечили им всевозможную защиту. Каждый из них выглядит так, как будто может быть твоим укрытием, все они как-то связаны с Орденом: мой дом, дом Кингсли, дом тётушки Молли Мюриэль… ну ты понял суть.
— Да, — согласился Гарри не совсем искренне, потому что всё ещё видел огромный пробел в плане.
— Ты отправишься к родителям Тонкс. Как только ты окажешься в зоне действия защитных заклинаний, наложенных на их дом, сможешь использовать Портключ до Норы. Вопросы?
— Э… да, — сказал Гарри. — Может, сначала они и не будут знать, в который из двенадцати домов я направляюсь, но разве это не станет очевидным, как только… — он быстро пересчитал присутствующих, — все четырнадцать человек полетят отсюда к родителям Тонкс?
— А, — сказал Хмури, — забыл сказать самое главное. Четырнадцать человек не полетят к родителям Тонкс. Сегодня в небе полетят семь Гарри Поттеров, каждый в сопровождении кого-то ещё, и все они направятся к разным убежищам.
Из-под своего плаща Хмури вынул фляжку с жидкостью, похожей на грязь. Ему не было нужды что-то ещё говорить, ведь Гарри мгновенно понял оставшуюся часть плана.
— Нет! — сказал он громко, и его голос зазвенел по кухне. — Ни за что!
— Я им говорила, что ты так это воспримешь, - сказала Гермиона с некоторым самодовольством.
— Неужели вы считаете, что я позволю, чтобы шесть человек рисковали своими жизнями…
— …ага, это ведь для нас всех вновинку… - сказал Рон.
— Это совсем другое – притворяться мной…
— Ну, вообще-то никто из нас от этого не в восторге, —серьёзным тоном сказал Фред. — Представь себе, вдруг что-то пойдёт не так, и мы навсегда останемся тощими очкариками.
Гарри не улыбнулся.
— У вас ничего не выйдет без моего согласия! Вам понадобятся мои волосы.
— Да, значит плану крышка! — сказал Джордж. — Ясно, нам никак не заполучить твои волосёнки, если ты сам не согласишься.
— Да, тринадцать человек против одного парня, которому нельзя колдовать… у нас просто ни одного шанса, — сказал Фред.
— Смешно, — сказал Гарри, — просто обхохочешься.
— Если придётся применить силу, так применим, — прорычал Хмури, пристально глядя на Гарри волшебным глазом, который теперь чуть подрагивал в глазнице. — Здесь все взрослые, Поттер, и все готовы принять на себя риск.
Мундунгус пожал плечами и скривился; волшебный глаз Хмури повернулся и уставился на него сбоку сквозь висок. — Хватит спорить. Время на исходе. Парень, мне нужны твои волосы, сейчас же.
— Но это безумие, не нужно…
— Не нужно! — зарычал Хмури. — Сам-Знаешь-Кто на свободе, и полминистерства на его стороне! Поттер, если нам повезло, он заглотил нашу приманку и будет подстерегать тебя тридцатого числа, но это было бы безумием с его стороны не заслать парочку Пожирателей для слежки, я так и сделал бы. Они, возможно, не достанут тебя в этом доме, пока чары твоей матери ещё держатся, но они вот-вот спадут, а примерное расположение дома им известно. Наш единственный шанс — использовать двойников. Даже Сам-Знаешь-Кто не может разделиться на семь частей.
Гарри поймал взгляд Гермионы и тут же отвёл глаза.
— Так что, Поттер… немного волос, будь любезен.
Гарри взглянул на Рона, который скорчил гримасу, означавшую «ну давай уже».
— Сейчас же! — рявкнул Хмури.
Все взгляды были прикованы к нему; Гарри поднял руку к макушке, ухватил прядку волос и дёрнул.
— Хорошо, — Безумный Глаз, хромая, подошёл к нему и вынул пробку из фляжки с зельем. — Прямо сюда, пожалуйста.
Гарри бросил волосы в похожую на грязь жидкость. Как только волоски коснулись поверхности зелья, оно начало пениться и дымиться, а затем вдруг разом стало яркого чисто золотого цвета.
— О-о-о, ты выглядишь гораздо вкуснее, чем Крэбб и Гойл, Гарри, — сказала Гермиона, но заметила поползшие вверх брови Рона, чуть-чуть покраснела и пояснила: - Ну, ты знаешь, о чём я… зелье Гойла выглядело как сопли.
— Так, теперь фальшивые Поттеры, постройтесь здесь, пожалуйста, — сказал Хмури.
Рон, Гермиона, Фред, Джордж и Флёр выстроились в ряд перед сияющей раковиной тёти Петунии.
— Одного не хватает, — сказал Люпин.
— Вот, — угрюмо сказал Хагрид, поднимая за шиворот Мундунгуса и кидая его рядом с Флёр, которая демонстративно сморщила носик и отошла, чтобы встать между Фредом и Джорджем.
— Да я ж те говорю, мне бы лучше в охране, — сказал Мундунгус.
— Умолкни! — рыкнул Хмури. — Я уже говорил тебе, бесхребетному слизняку, что если мы нарвёмся на Пожирателей, то они будут пытаться схватить Поттера, а не убить его. Дамблдор всегда говорил, что Сам-Знаешь-Кто захочет лично прикончить Поттера. А вот как раз охранникам следует волноваться, их точно попытаются убить.
Было видно, что Мундунгуса это не убедило, но Хмури уже доставал из-под плаща полдюжины стаканчиков размером с подставку для яйца, которые он раздал, прежде чем налить в каждый немного Многосущного зелья .
— Ну, все вместе, поехали…
Рон, Гермиона, Фред, Джордж, Флёр и Мундунгус выпили из стаканов. Все они задохнулись и передёрнулись, когда зелье коснулось их глоток: их лица начали пузыриться и оплывать, как горячий воск. Гермиона и Мундунгус потянулись вверх, Рон, Фред и Джордж стали уменьшаться; их волосы начали темнеть, а у Гермионы и Флёр они словно втягивались в голову.
Тем временем Хмури, не обращая на происходящее ни малейшего внимания, развязывал огромные тюки, которые он принёс. Когда он снова выпрямился, перед ним стояло шесть пыхтящих и отдувающихся Гарри Поттеров.
Фред и Джордж повернулись друг к другу и хором сказали: «Ух, ты! Мы одинаковые!»
— Не знаю, по-моему я всё равно симпатичнее, — сказал Фред, изучая своё отражение в чайнике.
— Фу, — сказала Флёр, рассматривая себя в дверце микроволновой печи. — Билль, не смотри на меня - я просто уродина.
— Кому вещи велики, могут взять здесь размером поменьше, — сказал Хмури, указывая на первый мешок. — И наоборот. Не забудьте очки, в боковом кармане лежит шесть пар. Когда оденетесь, в другом мешке возьмёте свой багаж.
Настоящий Гарри думал, что это, должно быть, самая причудливая картина, которую он видел в своей жизни, а странного повидал он на своём веку немало. Он наблюдал, как шесть его двойников рылись в мешках, доставая одежду, надевали очки, убирали свои вещи. Ему хотелось попросить их проявить побольше уважения к его личной жизни, поскольку они стали оголяться совершенно беззастенчиво – им явно гораздо легче было выставлять напоказ его тело, чем своё собственное.
— Я знал, что Джинни всё врала про татуировку, — сказал Рон, глядя на свою голую грудь.
— Гарри, у тебя действительно ужасное зрение, — сказала Гермиона, надевая очки.
Одевшись, поддельные Гарри взяли рюкзаки и клетки с чучелами сов из второго тюка.
— Хорошо, — сказал Хмури, когда перед ним наконец предстали семь очкастых, одетых и нагруженных Гарри. — Разбиваемся на пары так: Гнус полетит со мной на метле…
— А чёй-то я с тобой? — буркнул Гарри, стоявший ближе всех к чёрному ходу.
— Потому что за тобой нужен глаз да глаз, — прорычал Хмури, и правда не сводя с Мундунгуса своего волшебного глаза. Он продолжал: «Артур и Фред…»
— Я Джордж, — сказал близнец, на которого указывал Хмури. — Что, нельзя нас различить, даже когда мы оба Гарри?
— Извини, Джордж…
— Да я шучу, я вообще-то Фред…
— Хватит дурака валять! — взорвался Хмури. — Второй… Фред, Джордж, или кто ты там - ты с Ремусом. Мисс Делакур…
— Я повезу Флёр на Тестрали, — сказал Билл. — Она не в восторге от мётел.
Флёр подошла и встала рядом, глядя на него со слащавым раболепным выражением, которое, как Гарри всей душой надеялся, больше никогда не появится на его лице.
— Мисс Грэйнджер с Кингсли, тоже на Тестраль…
Гермиона, с облегчением улыбнулась в ответ на улыбку Кингсли; Гарри знал, что она тоже чувствовала себя неуверенно на метле.
— И остаёмся мы с тобой, Рон! — радостно воскликнула Тонкс и опрокинула стойку для кружек, когда помахала ему рукой. Рон выглядел не таким довольным, как Гермиона.
— А ты со мной, Гарри. Не возражаешь? — сказал Хагрид слегка обеспокоенно. — Мы будем на мотоцикле, понимаешь, мётлы и Тестрали моего веса не выдержат. Там правда из-за меня на сидении места мало, так что тебе придётся сесть в коляску, ладно?
— Отлично, — сказал Гарри, несколько покривив душой.
— Мы думаем, Пожиратели будут ожидать, что ты полетишь на метле, — сказал Хмури, который, похоже, догадался о чувствах Гарри. — У Снейпа была куча времени рассказать им о тебе всё, чего он не говорил раньше. Так что если мы натолкнёмся на кого-то из них, они точно выберут одного из Поттеров которые хорошо сидят на метле. Ну что ж, — сказал он, завязывая мешок с вещами лже-Поттеров и направляясь обратно к двери. — До отлёта остаётся три минуты. Смысла запирать заднюю дверь нет, всё равно она не удержит Пожирателей Смерти, когда те придут…. Пошли…
Гарри поспешил в прихожую за рюкзаком, «Молнией» и клеткой Хедвиги, а потом вышел за остальными в тёмный сад. Со всех сторон метлы прыгали в руки седоков. Кингсли уже помогал Гермионе взобраться на одну большую чёрную Тестраль, а Флёр подсаживал на другую Билл. Хагрид в защитных очках стоял наготове рядом с мотоциклом.
— Это он? Мотоцикл Сириуса?
— Он самый, — радостно улыбнулся Гарри Хагрид. — А когда я возил тебя на нём в последний раз, Гарри, ты мог уместиться у меня в ладони.
Забравшись в коляску, Гарри невольно почувствовал себя несколько униженным. Ведь из-за этого он сразу стал на несколько футов ниже других. Рон ухмыльнулся, увидев, как тот сидит, словно ребёнок в игрушечной машинке. Гарри запихал рюкзак и метлу под ноги, а клетку с Хедвигой засунул между коленями. Было ужасно неудобно.
— Артур кое-что тут поколдовал, — сказал Хагрид, не замечая неудобств Гарри. Он уселся на мотоцикл, который слегка крякнул и ушёл на несколько дюймов в землю. – У него теперь есть несколько козырных тузов в рукаве. Вот это была моя идея.
Он ткнул толстым пальцем в пурпурную кнопку рядом со спидометром.
— Пожалуйста поосторожнее, Хагрид, — сказал мистер Уизли, стоявший рядом с метлой в руке. — Я до сих пор не уверен, что стоило это делать, ну а уж пользоваться этим следует только в действительно критической ситуации.
— Ну ладно, - сказал Хмури. — Всех прошу приготовиться. Я хочу, чтобы мы все отправились одновременно, иначе наш отвлекающий манёвр не сработает.
Все взобрались на мётлы.
— Держись крепче, Рон, — сказала Тонкс, и Гарри увидел, как Рон искоса виновато взглянул на Люпина, после чего обхватил её за талию. Хагрид пнул мотоцикл: тот заревел как дракон, и коляска затряслась.
— Удачи всем! — прокричал Хмури. — Увидимся примерно через час в Норе. На счёт три. Раз… два… ТРИ!
Мотоцикл издал жуткий рёв, и Гарри почувствовал, как коляска неприятно содрогнулась. Он быстро поднимался в воздух, глаза его чуть слезились, а волосы ветром отбросило с лица назад. Вокруг него поднимались мётлы, мимо мелькнул длинный чёрный хвост Тестрали. Ноги Гарри, придавленные к коляске клеткой с Хедвигой и рюкзаком, уже болели и начинали неметь. Ему было так неудобно, что он почти забыл в последний раз взглянуть на дом номер четыре по Привит Драйв, а когда он перегнулся через край коляски, чтобы посмотреть, уже не мог разобрать, какой из домов был его. Они поднимались всё выше и выше в небо…
И вдруг их окружили. Словно из ниоткуда, из ничего, в воздухе появились человек тридцать в капюшонах и образовали широкое кольцо, в самую середину которого и поднялись, ничего не замечая, члены Ордена.
Повсюду засверкали зелёные вспышки, раздались крики: Хагрид заорал, и мотоцикл перевернулся. Гарри потерял все ориентиры. Фонари теперь светили над ним, повсюду кричали, Гарри изо всех сил цеплялся за коляску, стараясь не выпасть из неё. Клетка с Хедвигой, «Молния» и рюкзак выскользнули из-под ног.
— Нет… ХЕДВИГА!
Метла, вращаясь, полетела вниз, но он успел ухватиться за клетку и за лямку рюкзака как раз в тот момент, когда мотоцикл снова вернулся в нормальное положение. Секундная передышка, а затем опять вспышка зелёного света. Сова крикнула и упала на дно клетки.
— Нет… НЕТ!
Мотоцикл полетел вперёд. Гарри заметил, как разлетелись в стороны Пожиратели Смерти в капюшонах, когда Хагрид протаранил их оцепление.
— Хедвига… Хедвига
Но сова лежала, жалкая и неподвижная, словно игрушка, на полу клетки. Он никак не мог осознать, что произошло, да и страх за остальных заглушал все прочие чувства. Он посмотрел через плечо и увидел движущуюся массу народа; то тут, то там вспыхивал зелёный свет, две пары людей улетали на мётлах от происходящего, но он не мог разобрать, кто это был…
— Хагрид, нам нужно вернуться, нам нужно вернуться! — Гарри пытался перекричать звук ревущего мотора. Он выхватил палочку и запихнул клетку с Хедвиг на дно коляски, отказываясь верить, что она мертва. — Хагрид, ПОВОРАЧИВАЙ ОБРАТНО!
— Моя работа — доставить тебя в сохранности, Гарри! — проревел Хагрид и прибавил газу.
— Стой… СТОЙ! — кричал Гарри, но когда он снова обернулся, мимо его левого уха пролетели две зелёные вспышки. Четыре Пожирателя вырвались из круга и гнались за ними, целясь в широкую спину Хагрида. Хагрид вильнул в сторону, но Пожиратели не отставали от мотоцикла, посылая им вслед все новые и новые заклятия. Гарри пришлось сползти пониже в коляску, чтобы не попасть под них. Извернувшись, он прокричал «Ступефай!», и вспышка красного света вылетела из его палочки, пробив брешь в ряду преследовавших Пожирателей, когда те разлетелись в разные стороны, чтобы увернуться от неё.
— Держись, Гарри, сейчас я им покажу, — взревел Хагрид, и Гарри, подняв глаза, успел увидеть, как тот ударил толстым пальцем по зелёной кнопке рядом с указателем топлива.
Стена, настоящая кирпичная стена, вырвалась из выхлопной трубы. Вывернув шею, Гарри увидел, как она выросла прямо в воздухе. Трое Пожирателей сумели увернуться от неё, но четвёртому не повезло. Он скрылся из виду за стеной, а затем упал камнем вниз, а его метла разлетелась на куски. Один из его товарищей замедлил скорость, чтобы помочь ему, но они скрылись в темноте, как и висящая в воздухе стена, когда Хагрид налёг на рукоятки и прибавил ходу.
Ещё несколько Смертельных заклятий пролетело мимо головы Гарри из палочек двух оставшихся Пожирателей; они целились в Хагрида. Гарри послал в ответ Оглушающие заклинания. Красные и зелёные огни сталкивались в воздухе и рассыпались дождём разноцветных искр, и Гарри подумал ни с того ни с сего о фейерверках, и о магглах внизу, которые не имеют представления о происходящем…
— Ещё разок, Гарри, держись! — крикнул Хагрид и ткнул вторую кнопку. На этот раз огромная сеть вырвалась из выхлопной трубы, но Пожиратели были готовы. Они сумели увернуться, и к тому же, тот из них, что отстал, чтобы спасти потерявшего сознание соратника, догнал их. Он неожиданно появился из темноты и теперь они все трое гнались за мотоциклом, посылая в его сторону проклятия.
— Это должно сработать, Гарри, держись крепче! — завопил Хагрид и всей рукой вдавил пурпурную кнопку рядом со спидометром.
С безошибочно узнаваемым рёвом из выхлопной трубы вырвалось раскалённое до голубоватой белизны драконье пламя. Мотоцикл со звуком разрывающегося металла рванулся вперёд словно пуля. Гарри видел, как Пожиратели Смерти пропали из вида, увёртываясь от смертоносного пламени, но в тот же момент он почувствовал, как коляска угрожающе закачалась: металлические крепления, с помощью которых она держалась на мотоцикле, лопнули от силы рывка.
— Всё хорошо, Гарри! — проревел Хагрид, которого откинуло на спину ускорением. Мотоциклом теперь никто не управлял, и коляску начало мотать из стороны в сторону потоком воздуха.
— Не волнуйся, Гарри, я починю! — завопил Хагрид, доставая из кармана куртки розовый цветастый зонтик.
— Хагрид! Нет! Давай лучше я!
— РЕПАРО!
Раздался оглушительный треск, и коляска оторвалась от мотоцикла окончательно. По инерции Гарри всё ещё продолжал лететь вперёд, но затем коляска начала терять высоту…
В отчаянии Гарри указал палочкой на коляску и выкрикнул: «Вингардиум Левиоса!»
Коляска поднялась словно пробка, неуправляемая, но хотя бы всё ещё способная держаться в воздухе. Но это дало ему всего лишь секундную передышку: мимо него опять пролетели проклятия. Три Пожирателя снова настигали их.
— Я иду, Гарри! — кричал Хагрид из темноты, но Гарри чувствовал, как коляска вновь начала опускаться. Пригибаясь так низко, насколько это было возможно, он направил палочку в середину приближающихся фигур и закричал «Импедимента!»
Заклинание попало в грудь находившегося в центре Пожирателя Смерти. На какой-то момент тот, нелепо распластавшись, словно налетев на невидимое препятствие, повис в воздухе, а один из его соратников чуть не столкнулся с ним…
Потом коляска начала падать по-настоящему, а оставшийся Пожиратель метнул в Гарри проклятие настолько близко, что тот был вынужден нырнуть вглубь коляски, при этом выбив себе зуб об край сиденья…
— Я иду, Гарри, иду!
Огромная рука схватила Гарри за шиворот и выхватила его из несущейся вниз коляски. Гарри потянул за собой свой рюкзак, взобрался на сидение мотоцикла и оказался спиной к спине с Хадридом. Когда они взмыли вверх, подальше от двух оставшихся Пожирателей Смерти, Гарри выплюнул кровь изо рта и, направив палочку на падающую коляску, прокричал: «Конфринго!». Она взорвалась, и сердце Гарри наполнилось нестерпимой болью при мысли о Хедвиге. Ближайшего к коляске Пожирателя взрывом сбросило с метлы, он полетел вниз и скрылся из виду. Его напарник отстал и тоже исчез.
— Гарри, прости меня, прости, — стонал Хагрид. — Не надо мне было самому чинить… теперь тебе сидеть негде…
— Все нормально! Просто не останавливайся! — закричал Гарри в ответ, увидев, что двое других Пожирателей вынырнули из темноты и приближаются к ним.
На них снова градом обрушились заклятия, и Хагрид принялся уворачиваться и петлять в воздухе. Гарри знал, что Хагрид не решался снова использовать кнопку драконьего огня, поскольку Гарри сидел на сиденье слишком ненадёжно. Гарри одно за другим посылал Оглушающие заклятия в преследователей, с трудом сдерживая их натиск. Он послал в них блокирующее заклинание. Ближайший Пожиратель Смерти вильнул, уклоняясь, капюшон соскользнул с его головы, и в красном свете своего следующего Оглушающего заклятия Гарри увидел странно пустое лицо Стэнли Шанпайка… Стэн…
Экспеллиармус! — закричал Гарри.
— Это он! Он! Это настоящий!
Пожиратель в капюшоне кричал так, что Гарри расслышал даже сквозь гул мотора. В следующее мгновение оба преследователя отстали и скрылись из виду.
— Гарри, что случилось? — проревел Хагрид. — Куда они делись?
— Не знаю!
Но Гарри испугался. Пожиратель Смерти в капюшоне кричал: «Это настоящий». Откуда он мог знать? Он вглядывался в кажущуюся пустой темноту, чувствуя таящуюся в ней угрозу. Где же они?
Он развернулся и уселся лицом вперед, схватившись за куртку Хагрида.
— Хагрид, выпусти пламя ещё раз, нужно убираться отсюда!
— Ну, тогда держись, Гарри!
Вновь послышался оглушительный пронзительный рёв, и бело-голубое пламя вырвалось из выхлопной трубы: Гарри почувствовал, как сползает всё дальше назад со своего краешка сидения. Хагрид отклонился назад и теперь нависал над ним, с трудом удерживая в руках руль…
— По-моему, мы от них оторвались, Гарри. Думаю, у нас получилось! — прокричал Хагрид.
Но Гарри не был так уверен: страх заплёскивал его, он смотрел по сторонам и был уверен, что преследователи объявятся… Почему они отстали? У одного из них всё ещё была палочка… Это он… Это настоящий… Они сказали это сразу после того, как он попытался обезоружить Стэна…
— Мы почти на месте, Гарри! Почти получилось! — крикнул Хагрид.
Гарри почувствовал, как мотоцикл чуть опустился, хотя огоньки на земле всё ещё казались далёкими как звёзды.
И вдруг шрам на его лбу словно вспыхнул огнём; с каждой стороны мотоцикла появилось по Пожирателю, и два Смертельных заклятия, посланные сзади, чуть не попали в Гарри…
А потом Гарри увидел его. Волдеморт парил как дым на ветру, без метлы или Тестрали, его похожее на змеиную морду лицо светилось из темноты, он снова поднимал палочку белыми пальцами…
Хагрид издал вопль ужаса и направил мотоцикл вниз, почти вертикально к земле. Вцепившись в куртку Хагрида изо всех сил, Гарри наугад посылал Оглушающие заклятия в круговорот ночи. Он увидел пролетевшее мимо тело и знал, что попал в кого-то, но потом послышался грохот, и от мотора полетели искры; мотоцикл неуправляемо закрутился в воздухе…
Зелёные вспышки снова пролетали мимо них. Гарри не имел представления, где земля, а где небо. Его шрам всё ещё горел огнем, он ждал смерти в любую секунду. Человек в капюшоне на метле был всего в нескольких футах от них, Гарри видел, как тот поднял руку…
— НЕТ!
С яростным криком Хагрид спрыгнул с мотоцикла прямо на Пожирателя Смерти. Гарри с ужасом увидел, как Хагрид и Пожиратель полетели вниз, потому что вместе были слишком тяжелы для метлы…
Едва сжимая стремительно падающий мотоцикл коленями, Гарри услышал крик Волдеморта: «Он мой!»
Это был конец: он не видел и не слышал, где был Волдеморт; он мельком заметил, как другой Пожиратель отлетел с дороги, а затем услышал: «Авада…»
Боль в шраме заставила Гарри закрыть глаза, но его палочка действовала сама по себе. Он почувствовал, как она тянет за собой его руку, словно какой-то большой магнит, и через полузакрытые веки увидел огненную струю золотого цвета, затем услышал треск и яростный вопль. Оставшийся Пожиратель Смерти закричал, Волдеморт завопил «Нет!» Чудом в дюйме перед своим носом Гарри увидел кнопку, вызывающую драконье пламя. Он ударил по ней свободной от палочки рукой, и мотоцикл, снова выбросив в воздух струю пламени, помчался прямо к земле.
— Хагрид! — звал Гарри, изо всех сил вцепившись в мотоцикл. — Хагрид… Акцио Хагрид!
Мотоцикл летел всё быстрее, будто земля притягивала его. Пригнувшись к самому рулю, Гарри мог видеть только как далёкие огни всё приближаются и приближаются. Он разобьётся, и ничего с этим не поделать. За его спиной снова послышался крик…
Палочку, Селвин, дай мне твою палочку!
Он почувствовал Волдеморта раньше, чем увидел его. Повернув голову, он встретился взглядом с красными глазами и был уверен — это последнее, что он увидит в своей жизни — Волдеморт, готовящийся послать в него ещё одно проклятие…
Но тут Волдеморт исчез. Гарри посмотрел вниз и увидел распластавшегося на земле Хагрида. Чтобы не врезаться в него, он изо всех сил потянул на себя руль и стал нащупывать тормоза, но с оглушительным, сотрясшим землю грохотом врезался в грязный пруд.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License