Книга 7. Глава 9. Убежище

Казалось, всё вокруг замедлилось, приобрело расплывчатые очертания. Гарри и Гермиона вскочили на ноги и выхватили палочки. Многие только сейчас начинали понимать, что произошло что-то странное; головы всё ещё были повёрнуты туда, где исчезала серебряная рысь. Молчание холодными волнами расползалось от места, где приземлился Патронус. Потом кто-то закричал.
Гарри и Гермиона бросились в паникующую толпу. Гости разбегались в разные стороны. Многие дизаппарировали: защитные чары вокруг Норы были разрушены.
- Рон! - кричала Гермиона. - Рон, где ты?
Пока они проталкивались через танцплощадку, Гарри видел, как в толпе появились люди в плащах и масках; затем он увидел Люпина и Тонкс с поднятыми палочками и услышал, как они оба закричали «Протего!», этот крик эхом повторялся со всех сторон…
- Рон! Рон! - звала Гермиона, почти рыдая, пока их с Гарри толкали перепуганные гости. Гарри схватил её за руку, чтобы их не разнесло в разные стороны, и когда вспышка света пролетела со свистом над их головами, он не знал, то ли это защитное заклинание, то ли что-то более зловещее…
Затем появился Рон. Он схватил свободную руку Гермионы, и Гарри почувствовал, как Гермиона повернулась на месте; на них навалилась тьма, заглушая свет и звук; он не чувствовал ничего, кроме руки Гермионы, протискиваясь сквозь пространство и время, уносясь прочь от Норы, прочь от нагрянувших Пожирателей Смерти, прочь, возможно, от самого Волдеморта…
- Где мы? - сказал голос Рона.
Гарри открыл глаза. На секунду он подумал, что они вовсе не убежали со свадьбы: они всё ещё были окружены людьми.
- Тоттнем Корт Роуд, - задыхаясь, сказала Гермиона. - Идите, просто идите, нам надо найти место, где вы бы смогли переодеться.
Гарри сделал, как она просила. Они быстро шли, иногда переходя на бег, по широкой тёмной улице, полной запоздалых гуляк, мимо стоящих по обе стороны закрытых магазинов, а над ними мерцали звёзды. Двухэтажный автобус прогромыхал рядом, и группа весёлых пьянчуг уставилась на них, когда они прошли мимо. Гарри и Рон всё ещё были одеты в парадные мантии.
- Гермиона, нам же не во что переодеться, - сказал ей Рон, когда какая-то молодая женщина пронзительно захихикала, увидев его.
- Почему я не взял с собой Плащ-невидимку? – сказал Гарри, мысленно проклиная свою собственную глупость. – Весь прошлый год я носил его с собой и…
- Всё в порядке, Плащ у меня, и одежда есть для вас обоих, - сказала Гермиона, - просто попытайтесь вести себя естественно, пока мы … вот, можно сюда.
Она завела их в боковую улочку, и дальше в пустынный тёмный переулок.
- Когда ты говоришь, что Плащ у тебя и одежда тоже… - нахмурился Гарри, глядя на Гермиону, у которой в руках не было ничего, кроме её маленькой расшитой бисером сумочки, в которой она сейчас копалась.
- Да, они здесь, - сказала Гермиона и, к крайнему изумлению Гарри и Рона, достала джинсы, футболку, несколько бордовых носков и, наконец, серебристый Плащ-невидимку.
- Как, чёрт побери…?
- Незасекаемые расширяющие чары, - сказала Гермиона. – Сложное заклинание, но я думаю, что у меня получилось. Во всяком случае, мне удалось поместить сюда всё, что нам нужно. – Она слегка потрясла хлипкую на вид сумочку, и та отозвалась звуком, какой издаёт грузовой контейнер, где перекатывается множество тяжёлых предметов. – Ой, чёрт, это книги, - сказала она, заглядывая внутрь, - а я-то рассортировала их по темам… ну что ж… Гарри, лучше тебе взять Плащ-невидимку. Рон, поторопись, переодевайся скорее…
- Когда ты всё это сделала? – спросил Гарри, пока Рон снимал с себя мантию.
- Я говорила вам в Норе, что я уже несколько дней как собрала всё необходимое, знаете, на случай, если нам надо будет выбраться по-быстрому. Я собрала твой рюкзак сегодня утром, Гарри, после того как ты переоделся, и положила его сюда… У меня было предчувствие…
- Ты просто удивительная, честно, - сказал Рон, протягивая ей свою свёрнутую мантию.
- Спасибо, - сказала Гермиона, слабо улыбнувшись и засовывая мантию Рона в сумочку. – Пожалуйста, Гарри, надень Плащ!
Гарри накинул Плащ-невидимку на плечи, а потом и на голову и исчез из вида. Только сейчас он начал осознавать, что произошло.
- Остальные… все на свадьбе…
- Мы не можем сейчас думать об этом, - прошептала Гермиона. – Они охотятся именно за тобой, Гарри, и мы подвергнем всех ещё большей опасности, если вернёмся.
- Она права, - сказал Рон, который, казалось, знал, что Гарри собирается спорить, несмотря на то, что не видел его лица. – Большая часть Ордена была там, они присмотрят за всеми.
Гарри кивнул, затем вспомнил, что они его не видят, и сказал «Да». Но он думал о Джинни, и страх кислотой обжигал его желудок изнутри.
- Пошли, я думаю нам лучше двигаться дальше, - сказала Гермиона.
По боковой улочке они вернулись на главную улицу, где по противоположному тротуару брела, распевая и пошатываясь, группа мужчин.
- Просто интересно, но почему Тоттнем Корт Роуд? – спросил Рон у Гермионы.
- Понятия не имею, это первое, что пришло мне в голову, но я уверена, что в мире магглов нам гораздо безопаснее, они не подумают, что мы можем находиться здесь.
- Это верно, - сказал Рон, оглядываясь, - но вы не чувствуете себя слегка… навиду?
- А куда ещё нам идти? – сказала Гермиона, поёжившись, когда на другой стороне мужчины стали свистеть, глядя на неё. – Не можем же мы снять комнату в Дырявом Котле, верно? Гриммолд Плейс отпадает, ведь туда может прийти Снейп… Полагаю, мы могли бы попытаться пойти в дом моих родителей, хотя, я думаю, они могут проверить и там… Ох, когда же они заткнутся?
- Как дела, милашка? – кричал самый пьяный из стоявших напротив. – Хочешь выпить? Бросай рыжего и пошли с нами, пропустим по стаканчику!
- Давайте где-нибудь посидим, - торопливо сказала Гермиона, когда Рон уже открыл рот, чтобы крикнуть что-нибудь в ответ. – Вот, смотрите, можно присесть здесь!
Это было маленькое захудалое круглосуточное кафе. Пластмассовые столики были покрыты тонким слоем жира, но, по крайней мере, здесь было пусто. Гарри проскользнул за стол первым, рядом с ним сел Рон, а напротив – Гермиона, не очень довольная тем, что ей пришлось сесть спиной к выходу. Она взглядывала через плечо так часто, что казалось, будто у неё судороги. Гарри не нравилось сидеть на месте; пока они двигались, казалось, что у них есть какая-то цель. Под Плащом он чувствовал, как выветриваются последние остатки Многосущного зелья , и его руки возвращаются к прежней длине и форме. Он достал очки из кармана и снова надел их.
Через минуту-другую Рон сказал:
- Вы знаете, мы ведь недалеко от Дырявого Котла, это прямо на Чаринг Кросс…
- Рон, мы не можем! - перебила его Гермиона.
- Не чтобы остановиться там, а чтобы узнать, что происходит!
- Мы и так знаем, что происходит! Волдеморт захватил Министерство, что нам ещё надо знать?
- Ладно, ладно, я просто предложил!
Воцарилась напряжённая тишина. Жующая жвачку официантка подошла к ним, шаркая ногами, и Гермиона заказала два каппучино. Поскольку Гарри был невидимым, показалось бы странным заказывать кофе и для него. Двое здоровенных работяг вошли в кафе и втиснулись за соседний стол. Гермиона перешла на шёпот:
- Я предлагаю найти тихое место, чтобы аппарировать и отправиться за город. Как только мы там окажемся, сможем послать сообщение Ордену.
- А ты что, умеешь делать этого говорящего Патронуса? - спросил Рон.
- Я тренировалась и думаю, что смогу, - сказала Гермиона.
- Ну, можно, если это не грозит им неприятностями, хотя их могли уже арестовать. Боже, какая гадость, - добавил Рон, отпив пенистый сероватый кофе. Официантка услышала и злобно посмотрела в его сторону, шаркая к новым посетителям, чтобы принять их заказ. Тот из двух работяг, что был покрупнее – совершенно огромный блондин, как теперь заметил Гарри, жестом отослал её прочь. Она оскорблённо уставилась на него.
- Пойдёмте, я не хочу пить эти помои, - сказал Рон. – Гермиона, у тебя есть маггловские деньги, чтобы расплатиться?
- Да, я взяла все мои сбережения, прежде чем отправиться в Нору. Могу поспорить, вся мелочь на дне, - вздохнула она, потянувшись за сумочкой.
Двое рабочих сделали одно и то же движение, которое Гарри тут же повторил, даже не успев задуматься: все трое выхватили палочки. Рон, лишь через несколько секунд поняв, что происходит, рванулся через стол и толкнул Гермиону вбок на скамейку. Сила заклинаний Пожирателей разбила вдребезги кафельную стену в том месте, где только что была голова Рона, а Гарри, всё ещё невидимый, закричал: «Ступефай!»
Красная вспышка угодила здоровому светловолосому Пожирателю прямо в лицо, и он без сознания повалился на бок. Его спутник не мог видеть, кто послал заклинание, и снова пальнул по Рону. Блестящие чёрные верёвки вылетели из кончика его палочки и обвили Рона с ног до головы. Официантка закричала и побежала к выходу. Гарри послал ещё одно Оглушающее заклинание в Пожирателя с перекошенным лицом, который связал Рона, но заклинание не попало в цель, отскочило от окна и угодило в официантку, которая упала на пол перед дверью.
- Экспульсо! – закричал Пожиратель, и стол, за которым стоял Гарри, взорвался. Силой взрыва Гарри отбросило в стену, и он почувствовал, как палочка выпала из рук, а Плащ соскользнул с него.
- Петрификус Тоталус! – откуда-то закричала Гермиона, и Пожиратель, как статуя, с грохотом рухнул лицом вперёд на пол, покрытый битым фарфором, остатками взорвавшегося стола и кофе. Гермиона выползла из-под скамьи, вытряхивая из волос осколки стеклянной пепельницы и вся дрожа.
- Д-диффиндо, - сказала она, указывая палочкой на Рона, который взревел от боли, когда заклинание разрезало ему джинсы на колене, оставив глубокий порез. – Прости Рон, у меня рука трясётся! Диффиндо!
Перерезанные верёвки упали. Рон поднялся на ноги, встряхивая затёкшими руками, чтобы привести их в норму. Гарри подобрал свою палочку и пробрался через обломки к беcсознательно лежавшему на скамейке большому светловолосому Пожирателю Смерти.
- Я должен был узнать его, он был там в ночь смерти Дамблдора, - сказал он. Он ногой перевернул темноволосого Пожирателя, чьи глаза забегали между Гарри, Роном и Гермионой.
- Это Долохов, - сказал Рон. – Я его узнаю со старых плакатов «Разыскивается». Я думаю, что большой – это Торфин Роул.
- Не важно, как их зовут! – немного истерически сказала Гермиона. – Как они нас нашли? Что нам делать?
Каким-то образом её паника прояснила голову Гарри.
- Запри дверь, - сказал он ей. – А ты, Рон, выключи свет.
Он посмотрел на парализованного Долохова, быстро собираясь с мыслями, пока Гермиона щёлкнула замком, а Рон при помощи Делюминатора погрузил кафе в темноту. Гарри слышал, как мужчины, насмехавшиеся над Гермионой на улице, теперь вдалеке что-то кричали другой девушке.
- Что нам с ними делать? – прошептал Рон в темноте, а затем сказал ещё тише. – Убить их? Они бы нас убили. Они только что попытались.
Гермиона содрогнулась и отступила на шаг назад. Гарри покачал головой.
- Нам надо просто стереть у них память, - сказал Гарри. – Это будет лучше, так мы собьём их со следа. Если мы их убьём, будет ясно, что мы здесь были.
- Ты у нас главный, - сказал Рон с явным облегчением. – Но я никогда не накладывал Заклинания Памяти.
- И я не накладывала, - сказала Гермиона, - но теорию знаю.
Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, затем указала палочкой на лоб Долохова и сказала: «Обливиэйт».
Мгновенно глаза Долохова стали затуманенными и бессмысленными.
- Отлично! – сказал Гарри, хлопая её по спине. – Займись другим и официанткой, а мы с Роном приберёмся.
- Приберёмся? – сказал Рон, осматривая полуразрушенное кафе. – Зачем?
- Тебе не кажется, что они могут что-то заподозрить, если проснутся в месте, которое выглядит так, будто его только что взорвали?
- О, да, точно…
Рон не сразу сумел вытащить палочку из кармана.
- Неудивительно, что я не могу её достать, Гермиона, ты положила мои старые джинсы, а они мне узки.
- Ах, прости, пожалуйста, - прошипела Гермиона, уволакивая официантку от окна. Гарри слышал, как она бормочет себе под нос рекомендации, куда бы Рону следовало засунуть свою палочку вместо кармана.
Как только кафе было приведено в прежнее состояние, они затащили Пожирателей обратно за тот стол, где те сидели раньше, и усадили лицом друг к другу.
- Но как они нашли нас? – спросила Гермиона, глядя то на одного бесчувственного Пожирателя, то на другого. – Как они узнали, что мы здесь?
Она повернулась к Гарри.
- Ты… ты не думаешь, на тебе всё ещё есть След, Гарри?
- Не может быть, - сказал Рон. – След исчезает в семнадцать, это закон, им нельзя пометить взрослого.
- Это то, что знаешь ты, - сказала Гермиона. - А что если Пожиратели нашли способ, как накладывать След и на семнадцатилетних?
- Но Гарри в последние двадцать четыре часа не находился рядом с Пожирателями. Кто бы наложил на него След?
Гермиона не отвечала. Гарри чувствовал себя заражённым, запачканным: неужели Пожиратели нашли их именно таким образом?
- Если я не могу использовать магию, а вы не можете использовать её рядом со мной, чтобы нас не засекли… - начал он.
- Разделяться мы не станем! – твёрдо сказала Гермиона.
- Нам нужно безопасное место, чтобы спрятаться, - сказал Рон. – Чтобы было время всё обдумать.
- Гриммолд Плейс, - сказал Гарри.
Они изумлённо уставилась на него:
- Не глупи, Гарри, туда может проникнуть Снейп.
- Папа Рона сказал, что они наложили заклятия против него… и даже если они не сработали, - упрямо продолжил он, когда Гермиона начала возражать, - то что тогда? Клянусь, сейчас мне больше всего хотелось бы встретить Снейпа!
- Но…
- Гермиона, куда нам ещё идти? Это лучшее, из чего мы можем выбирать. Снейп – это только один Пожиратель. Если на мне всё ещё След, вокруг нас их сразу же объявится целая толпа, куда бы ещё мы ни пошли.
Ей нечего было возразить, хотя, судя по всему, очень этого хотелось. Пока она отпирала дверь кафе, Рон щёлкнул Делюминатором и выпустил из него свет. Затем, на счёт три, они сняли с трёх жертв свои заклятия. Прежде чем официантка или Пожиратели успели хотя бы сонно пошевелиться, Гарри, Рон и Гермиона повернулись на месте и ещё раз исчезли в удушающей темноте.
Несколько секунд спустя Гарри наконец-то смог вздохнуть полной грудью и открыл глаза: они стояли посреди знакомой маленькой и убогой площади. Высокие ветхие дома смотрели на них со всех сторон. Они могли видеть дом номер двенадцать, потому что Дамблдор, Хранитель Тайны, рассказал им о нём. Они ринулись вперёд, каждые несколько ярдов оглядываясь и проверяя, не преследуют ли их, не следят ли за ними. Они взбежали вверх по каменным ступенькам, и Гарри стукнул по входной двери палочкой. Послышалась череда металлических щелчков и звон цепочки, а затем дверь со скрипом открылась, и они поспешно переступили через порог.
Как только Гарри закрыл за собой дверь, старомодные газовые лампы ожили, разбрасывая мерцающий свет по всему коридору. Он выглядел точно так, как Гарри помнил: зловещий и затянутый паутиной; очертания голов домашних эльфов на стене отбрасывали причудливые тени на лестницу. Длинные тёмные занавески скрывали портрет матери Сириуса. Единственной вещью, которая была не на месте, была подставка для зонтиков в виде ноги тролля, которая лежала на боку, как будто Тонкс только что вновь повалила её.
- Я думаю, кто-то здесь был, - прошептала Гермиона, указывая на подставку.
- Это могло случиться, когда Орден уходил, - шепнул Рон в ответ.
- И где же эти проклятия, которые они наложили против Снейпа? - спросил Гарри.
- Возможно, они срабатывают только если он появляется? - предположил Рон.
И всё же они продолжали стоять вместе на дверном коврике, прислонившись спиной к двери, боясь пройти дальше в дом.
- Ну что ж, мы не можем стоять здесь вечно, - произнёс Гарри и шагнул вперёд.
- Северус Снейп? - прошептал голос «Дикого Глаза» Хмури из темноты, заставив их испуганно отпрыгнуть назад.
- Мы - не Снейп! - успел прохрипеть Гарри, прежде чем что-то, похожее на порыв холодного ветра, просвистело над ним, и его язык завернулся назад, лишая его возможности говорить. Правда прежде чем он успел пощупать у себя во рту, язык развернулся обратно.
Другие, похоже, испытали то же неприятное ощущение. Рон издавал звуки, похожие на рвотные, а Гермиона, заикаясь, произнесла:
- Это д-должно б-быть з-заклятие С-связывания языка, которое «Дикий Глаз» наложил для Снейпа!
Очень осторожно Гарри сделал ещё один шаг вперёд. Что-то задвигалось в тени в конце коридора, и прежде чем кто-то из них успел вымолвить хоть слово, высокая, ужасная фигура цвета пыли поднялась с ковра. Гермиона закричала, и к ней присоединилась миссис Блэк, занавески портрета которой распахнулись. Серая фигура скользила к ним всё быстрее и быстрее, с развевающимися волосами и бородой до пояса, с иссохшим бесплотным лицом и пустыми глазницами. Ужасающе знакомая, кошмарно изменившаяся, она подняла исхудалую руку, указывая на Гарри.
- Нет! - закричал Гарри, и, несмотря на поднятую палочку, не смог вспомнить ни одного заклинания. - Нет, это были не мы! Мы не убивали тебя…
При слове «убивали» фигура взорвалась огромным облаком пыли. Кашляя, со слезящимися глазами, Гарри оглянулся и увидел, что Гермиона скорчилась на полу у двери, закрыв голову руками, а Рон, трясущийся с головы до ног, неуклюже похлопывал её по плечу и говорил:
- В-всё в п-порядке… Оно п-пропало…
Пыль кружилась вокруг Гарри, как туман, подхватывая голубоватый свет газовых ламп, а миссис Блэк продолжала кричать.
- Грязнокровки, мерзость, порождение бесчестья, пятна позора на доме моих предков
- ЗАТКНИСЬ! – заорал Гарри, направляя на неё палочку, и со стуком и вспышкой красных искр занавески закрылись, утихомирив её.
- Это… это был… - плачущим голосом сказала Гермиона, пока Рон помогал ей подняться на ноги.
- Да, - сказал Гарри, - но это ведь не был на самом деле он, правда? Просто чтобы спугнуть Снейпа.
Гарри задумался, сработало ли это, или Снейп уже расправился с этим пугалом так же небрежно, как он сделал это с настоящим Дамблдором? Всё ещё нервничая, он повёл Рона и Гермиону по коридору, ожидая новых ужасов, но ничего не двигалось, кроме мыши, прошмыгнувшей вдоль плинтуса.
- Нам лучше всё-таки проверить, прежде чем мы пойдём дальше, - прошептала Гермиона и подняла палочку со словами «Хоменум Ревелио».
Ничего не произошло.
- Ну что ж, спишем это на шок, - добродушно сказал Рон. – Что должно было произойти?
- Что должно было, то и произошло, - довольно сердито сказала Гермиона. – Это было заклинание, которое обнаруживает присутствие других людей, и в доме нет никого, кроме нас!
- И старого пылесборника, - сказал Рон, бросая взгляд на то место на ковре, откуда поднялась фигура мертвеца.
- Пойдёмте наверх, - сказала Гермиона, испуганно глядя на то же место, и первой начала подниматься по скрипящим ступеням в гостиную на втором этаже.
Гермиона взмахнула палочкой, чтобы зажечь старые газовые лампы, а затем, слегка дрожа в продуваемой сквозняком комнате, присела на диван, крепко обхватив себя руками. Рон прошёл к окну и чуть отодвинул тяжёлую бархатную портьеру.
- Никого не видно, - сообщил он. – А ведь если бы на Гарри всё ещё был След, они бы последовали за нами сюда. Я знаю, что они не могут попасть в дом, но… что такое, Гарри?
Гарри вскрикнул от боли: шрам загорелся, и что-то яркое, как отблеск света на воде, пронеслось в его мозгу. Он увидел большую тень и почувствовал, как ярость, которая не принадлежала ему, сотрясла его тело, такая же сильная и резкая, как удар тока.
- Что ты видел, - спросил Рон, надвигаясь на Гарри. – Ты видел его у нас дома?
- Нет, я просто почувствовал гнев… он очень зол…
- Но это могло быть в Норе, - громко сказал Рон. – Что ещё? Ты ничего не видел? Он кого-нибудь проклинал?
- Нет, я просто почувствовал гнев… я не мог разобрать…
Гарри и так чувствовал себя затравленным, сбитым с толку, а Гермиона ничем не помогла, когда спросила испуганным голосом:
- Это снова твой шрам? Но что происходит? Я думала, эта связь прервалась!
- Прервалась, на некоторое время, - пробормотал Гарри. Его шрам до сих пор болел, отчего ему было сложно сосредоточиться. – Я… я думаю, она снова начала открываться в те моменты, когда он теряет контроль, так это было…
- Но тогда тебе нужно закрыть разум! – пронзительным голосом сказала Гермиона. – Гарри, Дамблдор не хотел, чтобы ты пользовался этой связью, он хотел, чтобы ты её оборвал, вот зачем тебе нужна была Окклюменция! Иначе Волдеморт может понасадить в твоём разуме фальшивых видений, помнишь…
- Да, я помню, спасибо, - сказал Гарри сквозь стиснутые зубы. Он и без Гермионы помнил о том, что однажды Волдеморт уже использовал эту связь между ними, чтобы заманить его в ловушку, и о том, что по этой причине погиб Сириус. Он жалел, что рассказал им о том, что он увидел и почувствовал; от этого угроза, исходящая от Волдеморта, казалась более реальной, как если бы тот заглядывал в окно гостиной. Боль в шраме всё нарастала, и Гарри боролся с ней - это было так же как стараться сдержать позыв рвоты…
Он повернулся к Рону и Гермионе спиной, делая вид, что изучает висящий на стене старинный гобелен с генеалогическим деревом Блэков. Вдруг Гермиона вскрикнула: Гарри снова выхватил палочку, резко повернулся и увидел, как серебристый Патронус влетает в окно гостиной и приземляется на полу перед ними. Патронус принял форму горностая и заговорил голосом отца Рона.
- Семья в безопасности, не отвечайте, за нами следят.
Патронус растворился в воздухе. Рон издал звук, нечто среднее между всхлипом и стоном, и плюхнулся на диван. Гермиона подсела к нему и сжала его руку.
- Они в порядке, они в порядке! – шептала она, и Рон почти засмеялся и обнял её.
- Гарри, - сказал он через плечо Гермионы, - я…
- Это ничего, - сказал Гарри, страдая от боли в голове. – Это твоя семья, конечно, ты волнуешься. Я бы чувствовал себя так же. – Он подумал о Джинни. – Я и чувствую себя так же.
Боль в шраме достигала своего апогея, он горел сейчас так же, как тогда в саду, в Норе. Он смутно слышал, как Гермиона сказала:
- Я не хочу оставаться одна. Может мы поспим сегодня здесь, в спальных мешках - я их захватила с собой?
Он слышал, как Рон согласился. У него больше не было сил сопротивляться боли, пришлось уступить ей.
- Я в ванную, - пробормотал он и вышел из комнаты так быстро, как мог, сдерживая себя, чтобы не побежать.
Он едва успел: заперев за собой дверь дрожащими руками, он обхватил пульсирующую болью голову и упал на пол, затем сквозь вспышку агонии почувствовал, как ярость, которая принадлежала не ему, овладела его душой. Он увидел длинную комнату, освещённую лишь светом очага; на полу кричал и корчился огромный светловолосый Пожиратель Смерти, а над ним стояла более хрупкая фигура с выставленной вперёд палочкой. И Гарри заговорил высоким холодным беспощадным голосом.
- Ещё, Роул, или мы покончим с этим и скормим тебя Нагини? Лорд Волдеморт не уверен, что он простит на этот раз… Ты вызвал меня для того чтобы сказать, что Гарри Поттер снова сбежал? Драко, покажи Роулу ещё раз, как мы им недовольны… Ну же, или мой гнев обратится на тебя!
В огне упало полено. Пламя взметнулось вверх, и его свет пробежал по испуганному заострённому бледному лицу… словно вынырнув с большой глубины, Гарри глубоко задышал и открыл глаза.
Он лежал, распластавшись на холодном чёрном мраморном полу, его нос был всего в нескольких дюймах от одного из серебряных змеиных хвостов, подпирающих большую ванну. Он сел. Осунувшееся, окаменевшее лицо Малфоя всё ещё стояло у него перед глазами. Гарри было отвратительно то, что он увидел, то, для чего Волдеморт теперь использовал Драко.
В дверь резко постучали, и Гарри подпрыгнул, когда до него донёсся голос Гермионы.
- Гарри тебе нужна твоя зубная щётка? Она у меня.
- Да, хорошо, спасибо, - сказал он, стараясь говорить непринуждённо, и встал, чтобы впустить её.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License