7 27

Управлять полётом было невозможно; дракон не видел, куда летит, и Гарри понимал, что если тот сделает резкий вираж или перекувырнётся в воздухе, они не смогут удержаться на его широкой спине. И тем не менее, пока они поднимались всё выше и выше, и Лондон разворачивался под ними словно серо-зелёная карта, Гарри переполняло чувство благодарности за спасение, которое казалось таким невозможным. Низко пригнувшись к шее зверя, он крепко вцепился в его будто сделанную из металла чешую. Встречный ветер приятно холодил обожжённую, покрытую волдырями кожу. Крылья дракона рассекали воздух, словно лопасти ветряной мельницы. Позади него Рон ругался во весь голос, и Гарри не мог понять от страха это или от восторга. Гермиона, похоже, плакала.
Минут через пять первоначальный страх, что дракон их сбросит, немного утих, потому что, похоже, больше всего на свете зверю хотелось убраться как можно дальше от его подземной тюрьмы. Но вопрос о том, где и каким образом они смогут слезть с дракона, по-прежнему пугал. Он не имел ни малейшего представления ни о том, как долго драконы могут лететь не приземляясь, ни о том, как этот почти слепой дракон сможет выбрать подходящее для посадки место. Гарри постоянно озирался, ему мерещилось, что шрам покалывает…
Сколько пройдет времени, прежде чем Волдеморт узнает, что они пробрались в хранилище Лестранжей? Как скоро гоблины Гринготтса сообщат Беллатрикс? Как быстро они сообразят, что именно было украдено? А потом, когда они обнаружат, что пропала золотая чаша? Волдеморт наконец-то догадается, что они охотятся за Хоркруксами…
Дракон, похоже, рвался к более прохладному и свежему воздуху: он поднимался всё выше и выше, пока они не оказались в дымке холодных облаков, и Гарри теперь не мог различить внизу маленькие цветные точки автомобилей, въезжающих и выезжающих из столицы. Они летели и летели, над сельской местностью, разбитой на зелёные и коричневые лоскуты, над дорогами и реками, вьющимися по земле матовыми и глянцевыми лентами.
- Как ты думаешь, что он ищет? – прокричал Рон, пока они летели всё дальше и дальше на север.
- Понятия не имею, - через плечо заорал Гарри в ответ. Его руки окоченели от холода, но он не решался ослабить хватку. Уже какое-то время Гарри размышлял о том, что они будут делать, если увидят внизу побережье, если дракон направится в открытое море. Гарри замерз, всё его тело онемело, не говоря уже о том, что он был страшно голоден и умирал от жажды. Он гадал, когда зверь ел в последний раз? Наверняка ему вскоре понадобиться подкрепиться. И что будет, если он как раз тогда сообразит, что на его спине сидят три очень даже съедобных человеческих существа?
Солнце опускалось всё ниже в небе, которое уже становилось тёмно-синим, но дракон продолжал свой полёт. Большие и маленькие города проплывали под ними и исчезали из вида позади. Огромная тень дракона скользила по земле, словно большущая тёмная туча. Гарри изо всех сил старался не сорваться, и от напряжения всё тело болело.
- Мне кажется, - прокричал Рон после продолжительного молчания, - или мы снижаемся?
Гарри взглянул вниз и увидел тёмно-зелёные горы и озёра, которые отливали медью в свете заходящего солнца. Пока он, прищурившись, смотрел с драконьей спины, детали местности становились крупнее и отчётливее. Гарри подумал, что, возможно, дракон догадался о присутствии воды по отражающимся от неё бликам солнца.
Дракон опускался всё ниже, описывая в воздухе огромные круги, видимо, выбрав местом посадки одно из небольших озёр.
- Когда опустимся достаточно низко, спрыгнем по моей команде! - крикнул Гарри назад остальным. - Прямо в воду, пока он нас не заметил!
Они согласились, причём Гемиона еле слышно, и теперь Гарри уже видел, как широкое жёлтое брюхо дракона отражается в покрытой рябью воде.
- ПРЫГАЕМ!
Он соскользнул по боку дракона и полетел в озеро вниз ногами. Как оказалось, они были выше, чем он предполагал, так что он сильно ударился о воду и камнем погрузился в ледяной, зелёный, заполненный стеблями камыша мир. Гарри оттолкнулся ногами и вынырнул на поверхность, хватая воздух ртом. Он увидел на воде круги, расходившиеся там, где упали Рон и Гермиона. Дракон, похоже, ничего не заметил; он был уже в пятидесяти футах от них. Скользя над поверхностью озера, он на ходу зачёрпывал воду покрытой шрамами пастью. Рон и Гермиона, отплёвываясь и задыхаясь, вынырнули из глубины озера, в то время как дракон, тяжело маша крыльями, полетел дальше и наконец приземлился на отдалённом берегу.
Гарри, Рон и Гермиона поплыли к противоположному берегу. Озеро оказалось неглубоким, и вскоре они больше продирались сквозь камыш и грязь, чем плыли. Наконец, мокрые, задыхающиеся и выбившиеся из сил, они выбрались на скользкую траву. Гермиона повалилась на землю, кашляя и дрожа. С каким бы наслаждением Гарри сейчас лег и уснул, однако вместо этого он с трудом поднялся на ноги, достал палочку и принялся произносить привычные заклинания, устанавливая защиту вокруг них.
Закончив, он присоединился к остальным. Впервые с момента побега из хранилища он смог их хорошенько разглядеть. Их руки и лица покрывали воспалённые красные ожоги, одежда была местами прожжена. Морщась от боли, они смазывали экстрактом ясенца свои многочисленные раны. Гермиона передала Гарри пузырек, затем достала три бутылки тыквенного сока, которые она захватила из Коттеджа Шелл, и чистую сухую одежду для всех троих. Переодевшись, они с жадностью принялись глотать сок.
- Ну, с одной стороны, - наконец сказал Рон, который сидел, наблюдая, как восстанавливается кожа на его руках, - мы добыли Хоркрукс. А вот с другой…
- …меча у нас нет, - сказал Гарри сквозь стиснутые зубы, поливая ясенцем ожог сквозь дыру, прожжённую в джинсах.
- Да, меча нет, – повторил Рон. - Этот двуличный маленький мерзавец…
Гарри вытащил Хоркрукс из кармана мокрой куртки, которую он только что снял, и положил его на траву перед ними. Сверкая на солнце, тот неизменно привлекал к себе их взгляды, пока они опустошали бутылки с соком.
- По крайней мере, нам не надо носить его, он бы выглядел странно, если бы висел у нас на шеях, - сказал Рон, вытирая рот рукой.
Гермиона смотрела на дальний берег, где всё ещё пил воду дракон.
- Как вы думаете, что с ним будет дальше?- спросила она – С ним ничего не случится?
- Говоришь, как Хагрид, - сказал Рон. - Это дракон, Гермиона, он может позаботиться о себе сам. Мы о себе должны волноваться.
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, не знаю даже, как тебе сообщить, - сказал Рон, - но я думаю, они могли заметить, что мы вломились в Гринготтс.
Все трое расхохотались, а начав, долго не могли остановиться. Рёбра Гарри болели, к тому же от голода слегка кружилась голова, но он лежал на траве под алеющем небом и продолжал смеяться, пока не запершило в горле.
- И всё же, что нам делать? – наконец сказала Гермиона, проикавшись и посерьёзнев. - Он ведь узнает, да? Сами-Знаете-Кто узнает, что мы знаем о его Хоркруксах!
- Может они побоятся ему сказать? - сказал Рон с надеждой. - Может им удастся скрыть…
Небо, запах озёрной воды, голос Рона – все исчезло. Боль расколола голову Гарри, словно удар меча. Он стоял в плохо освещённой комнате, перед ним полукругом выстроились волшебники, а на полу у его ног, опустившись но колени, скорчилась маленькая, дрожащая фигура.
- Что ты сказал? - Его голос был высок и холоден, но ярость и страх пылали внутри. Единственное, чего он боялся… но это не могло быть правдой, он не мог понять, как…
Гоблин дрожал, не в силах встретиться взглядом с красными глазами.
- Повтори! - прошептал Волдеморт. – Повтори ещё раз!
-М-милорд, - заикаясь, пробормотал гоблин, и его чёрные глаза расширились от ужаса, - м-милорд… мы п-пытались остановить их… с-самозванцы, милорд … п-проникли… в хранилище Лестранжей…
- Самозванцы? Какие самозванцы? Я думал, что в Григоттсе умеют уличать самозванцев? Кто это был?
-Это был… это был… мальчишка П-Поттер с д-двумя сообщниками…
- И что они взяли? – он повысил голос, охваченный ужасом. - Говори! Что они взяли?!
- М… маленькую золотую чашу, милорд…
У него вырвался вопль ярости и неверия, который как будто издал кто-то другой. Он был взбешен, он просто обезумел от ярости. Это не могло быть правдой, это невозможно, никто никогда об этом не знал. Как мальчишка мог открыть его тайну?!
Старшая Палочка рассекла воздух и зелёный свет залил комнату. Стоявший на коленях гоблин упал замертво, а наблюдавшие за происходящим волшебники в ужасе бросились в рассыпную. Беллатрикс и Люциус Малфой бросились к двери, оставив остальных позади, и палочка Волдеморта взлетала вновь и вновь, и те, кто не успел убежать, были убиты, все убиты, за то, что принесли ему эти новости, за то, что слышали о золотой чаше…
Оставшись в одиночестве среди убитых, он заметался взад и вперёд, и перед его внутренним взором проносились они: его сокровища, его защитники, гарантии его бессмертия – дневник был уничтожен, чаша выкрадена. Что если…Что если мальчишка знает об остальных? Возможно ли, что он знает? Предпринял ли уже что-то, обнаружил ли другие? Не стоит ли за всем этим Дамблдор? Дамблдор, который всегда его подозревал; Дамблдор, убитый по его приказу; Дамблдор, чьею палочкой он теперь владел, и который всё же добрался до него уже из могилы через мальчишку, мальчишку
Но если бы мальчишка разрушил любой из его Хоркруксов, разве он, Лорд Волдеморт, не знал бы об этом, разве не почувствовал бы?
Он, самый великий волшебник их всех; он, самый могущественный; он, убийца Дамблдора и многих других, ничего не стоящих, безымянных людишек. Как он, Лорд Волдеморт, мог не почувствовать, что нападению и поруганию подверглось самое важное и ценное на свете - он сам?
Правда, он ничего не почувствовал, когда был уничтожен дневник, но тогда у него не было тела, чтобы что-то чувствовать, он был меньше, чем призрак… Нет, конечно же, остальные были в безопасности… Другие Хоркруксы наверняка невредимы…
Но он должен знать, он должен быть уверен… Он расхаживал по комнате, по пути пинком отшвырнув труп гоблина в сторону, и в его воспалённом мозгу всплывали одна за другой картины: озеро, хижина, и Хогвартс…
Теперь его ярость чуть поутихла. Как бы мальчишка сумел узнать, что он спрятал перстень в лачуге Гонта? Никто никогда не знал о его родстве с Гонтами, он скрывал эту связь, и никто не связал его с теми убийствами. Перстень, несомненно, на месте…
И как бы сумел мальчишка, или кто бы то ни было, узнать о пещере или проникнуть сквозь её защиту? Мысль о том, что медальон могли украсть, была просто абсурдной…
Что касается школы, он один знал, где в Хогвартсе спрятан Хоркрукс, ибо только он проник в глубочайшие тайны этого места… И ещё была Нагини, которая должна теперь быть рядом, под его защитой, больше не следует посылать её выполнять его приказы…
Но чтобы не сомневаться, чтобы быть окончательно уверенным, ему нужно вернуться туда, где спрятаны Хоркруксы и усилить защиту вокруг них. Эту работу, как и поиски Старшей палочки, он должен выполнить сам.
Куда отправиться в первую очередь? Какой Хоркрукс из всех находится в большей опасности? Старое беспокойство шевельнулось в нём. Дамблдор знал его второе имя… Дамблдор мог догадаться о его связи с Гонтами… Их заброшенная лачуга, похоже, была самым уязвимым из тайников. Стало быть, именно там он и побывает прежде всего…
Озеро… Нет… это невозможно. Хотя, существовала малая вероятность того, что Дамблдор мог узнать в приюте о некоторых его давнишних проступках.
И, наконец, Хогвартс… Но здесь, он знал наверняка, Хоркрукс в неприкосновенности; Поттер не мог бы проникнуть незамеченным в Хогсмид, а тем более в школу. Тем не менее, на всякий случай стоит предупредить Снейпа, что парень может попытаться наведаться в замок… Рассказывать Снейпу, почему мальчишке это нужно, было бы глупо, разумеется. Было серьёзной ошибкой довериться Беллатрикс и Малфою. Не стали ли их тупость и беспечность доказательством тому, что доверять кому-то неразумно?
Значит, для начала он отправится в лачугу Гонта, взяв с собой Нагини. Он не будет больше разлучаться со змеёй… И он зашагал из комнаты, прошёл через прихожую, и вышел в тёмный сад, где журчал фонтан. Он позвал змею на Змеином языке, и она выползла навстречу ему, словно длинная тень…
Гарри вернулся обратно в реальность и распахнул глаза: он лежал на берегу озера в лучах заходящего солнца. Рон и Гермиона смотрели на него. Судя по их обеспокоенным лицам и по его всё ещё пульсирующему шраму, его внезапное путешествие в разум Волдеморта не прошло незамеченным. Весь дрожа, Гарри с трудом приподнялся. Он слегка удивился, что всё ещё был мокрый с головы до ног, потом посмотрел на чашу, невинно лежащую в траве перед ним, а потом на тёмно-синее озеро, отливающее золотом в лучах заката.
- Он знает, - после воплей Волдеморта собственный голос ему казался каким-то странным и тихим. - Он знает и собирается проверить другие Хоркруксы. И последний из них, - Гарри уже вскочил на ноги, - в Хогвартсе! Я ведь знал! Я знал это!
- Что?
Рон изумлённо уставился на друга, а Гермиона привстала на колени, явно встревоженная.
- Но что ты видел? Откуда ты знаешь?
- Я видел, как он узнал о пропаже чаши. Я был в его голове. Он… - Гарри запнулся, вспомнив, как Волдеморт убивал волшебников, - он очень зол… и напуган. Он не понимает, откуда мы могли узнать о Хоркруксах, но теперь собирается проверить, всё ли в порядке с остальными, и начнёт с перстня. Он думает, что Хогвартс - самое безопасное место, потому что там Снейп, потому что туда так трудно пробраться незамеченным. Думаю, школу он проверит в последнюю очередь, но всё равно он может быть там уже через несколько часов.
- Ты видел, где именно в Хогвартсе? - спросил Рон, тоже поднимаясь на ноги.
- Нет, он больше размышлял о том, что надо предупредить Снейпа, о самом тайнике он не думал…
- Постойте! Погодите! - закричала Гермиона, в то время как Рон уже поднял чашу, а Гарри снова достал Плащ-неведимку. - Мы не можем так просто пойти… у нас нет плана, нам нужно…
- Нам нужно спешить, - твёрдо сказал Гарри. Он так надеялся поспать, забравшись в новую палатку, но теперь это было невозможно. - Представляешь, что будет, когда он выяснит, что перстень и медальон пропали? Что если он перепрячет Хоркрукс из Хогвартса, решит, что там недостаточно надёжно?
- Да, но как мы туда проберёмся?
- Мы отправимся в Хогсмид, - сказал Гарри, - а там что-нибудь придумаем, когда увидим, какая защита есть вокруг школы. Гермиона, забирайся под Плащ. Я хочу, чтобы на это раз мы держались вместе.
- Да, но мы не поместимся втроём…
- Будет темно, никто не заметит наши ноги.
Громкие хлопки огромных крыльев эхом пронеслись над чёрной водой озера: дракон напился и поднялся в воздух. Они приостановились, наблюдая, как он взлетает всё выше и выше, теперь уже чёрный на фоне быстро темнеющего неба, пока он не исчез за ближайшей горой. Затем Гермиона подошла и заняла своё место между Гарри и Роном. Гарри как можно ниже натянул Плащ, и они все вместе повернулись на месте и погрузились в давящую темноту.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License