Басни. Альбус Дамблдор о басне «Волшебник и Горшок-скок-поскок»

Старый добрый волшебник решает проучить своего бездушного сына, дав ему ощутить на себе все страдания местных магглов. У молодого волшебника просыпается совесть, и он соглашается использовать магию, чтобы помогать своим неволшебным соседям. Кто-то подумает, что это простая и трогательная сказка… чем докажет, что он – лишь наивный дурачок. Промаггловская история, в которой отец-магглолюб в области магии превосходит сына-магглоненавистника? Удивительно, что хоть какие-то копии изначальной версии этой басни выжили в пламени, в которое их так часто отправляли.

Бидл опережал своё время, призывая волшебников по-братски любить магглов. Охота на колдуний и волшебников набирала обороты по всей Европе в начале пятнадцатого столетия. Множество волшебников почувствовали, и не без причины, что предложить магглу-соседу поколдовать над его больной свиньёй было всё равно, что разжечь собственный погребальный костёр1. «Пусть магглы обходятся без нас!» - был брошен клич, поскольку волшебники всё больше и больше отдалялись от своих неволшебных собратьев. Это движение достигло своего пика в 1689 году, когда в силу вступил Международный Декрет о Секретности Волшебников, а волшебники добровольно ушли в подполье.

Однако дети есть дети, и нелепый Горшок-скок-поскок захватил их воображение. Иные решили выбросить из сказки промаггловскую мораль и оставить лишь бородавчатый котёл, поэтому к середине шестнадцатого века среди семей волшебников получила широкое распространение другая версия сказки. В новой обработке Горшок-скок-поскок защищает невинного волшебника от его соседей с факелами и вилами, гоняясь за ними, хватая и проглатывая целиком. В конце сказки, за время которой Горшок успевает проглотить приличное количество соседей, волшебник берёт с тех немногих оставшихся жителей деревни обещание, что его оставят в покое и позволят заниматься магией. Взамен он просит Горшок вернуть своих жертв, которых Горшок изрыгает из своих глубин, хоть и в слегка покалеченном виде. Некоторым детям волшебников их родители (в основном, те, которые не любят магглов) до сих пор рассказывают переделанную версию сказки, причём изначальная версия (если дети её вообще когда-нибудь читают) вызывает сильное удивление.

Однако, как я уже намекал, промаггловские настроения сказки «Волшебник и Горшок-скок-поскок» были не единственной причиной, которая вызвала ярость читателей. Поскольку охота на ведьм набирала обороты, волшебные семьи начали вести двойную жизнь, используя заклинания маскировки, чтобы защитить себя и свои семьи. К началу семнадцатого века колдуньи и волшебники, которые решали побрататься с магглами, попадали под подозрение, и даже могли быть изгнаны из собственного сообщества. Среди множества обидных высказываний в адрес волшебников-магглолюбов (как, например, возникшие в то время красочные эпитеты «Грязносвин», «Дерьмолиз» и «Гнилосос») было и обвинение в обладании слабыми магическими способностями.

Влиятельные волшебники того времени, например, Брутус Малфой, редактор Войны Волшебника, анти-маггловского периодического издания, внесли в анналы истории стереотип о том, что магглолюбы обладают такими же магическими способностями, как Сквибы2. В 1675 году Брутус писал:

Одно можно утверждать точно: любой волшебник, проявляющий любовь к обществу магглов обладает недалёким умом, ничтожными магическими способностями, и так жалок, что может чувствовать своё превосходство лишь в окружении свиноподобных магглов.
Нет признака слабых магических способностей вернее, чем слабость к немагическому обществу.

Со временем такие предрассудки канули в лету, не выдержав противостояния фактам: некоторые наиболее выдающиеся волшебники3 были, проще говоря, «магглолюбами».

Последний протест против басни «Волшебник и Горшок-скок-поскок» в некотором виде жив и по сей день. Лучше всех, вероятно, итог ему подвела Беатрикс Блоксам (1794-1910), автор знаменитых «Поганкиных Пересказов». Миссис Блоксам полагала, что «Басни Барда Бидла» вредны детям, потому что, по её словам, «они полны ужаснейших вещей: смертей, болезней, кровопролитий, злой магии, больных персонажей и отвратительнейших телесных выделений и высыпаний. Миссис Блоксам взяла несколько разных старых сказок, включая сказки Бидла, и переписала их согласно своим идеям, которые она сформулировала так: «наполнить чистые умы наших ангелочков здоровыми, радостными мыслями, не дать злым сновидениям проникнуть в их сладкий сон и защитить драгоценный цветок их невинности».
Последний абзац неестественно целомудренной обработки сказки «Волшебник и Горшок-скок-поскок» звучит так:

Тогда золотой горшочек радостно затанцевал – скок-скок-поскок! – на своих маленьких розовых пальчиках! Крошка Вилличка исцелил всех куколок и их бедные животики, и горшочек был так счастлив, что наполнился конфетками для Крошки Виллички и куколок!
«И не забудьте почистить свои молочные зубки!» - прокричал горшок.
И Крошка Вилличка поцеловал и обнял горшочек-поскокочек и пообещал всегда помогать куколкам и больше никогда не быть старым ворчуном-сморчуном.

Реакция целых поколений детей-волшебников на сказку миссис Блоксам была неизменной: неудержимая рвота, за которой тут же следовала просьба убрать эту книгу подальше и смять её в кашу.

Басни Барда Бидла
Содержание: Вступление от Дж. К. РоулингВолшебник и Горшок-скок-поскокАльбус Дамблдор о басне «Волшебник и Горшок-скок-поскок»Фонтан Счастливой СудьбыАльбус Дамблдор о басне «Фонтан Счастливой Судьбы»Волосатое Сердце КолдунаАльбус Дамблдор о басне «Волосатое Сердце Колдуна»Бэббити Рэббити и Её Пень-хохотунАльбус Дамблдор о басне «Бэббити Рэббити и Её Пень-хохотун»Басня о Трёх БратьяхАльбус Дамблдор о басне «Басня о Трёх Братьях»
Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License